Балин. Сын Фундина. Государь Мории

Размер шрифта: - +

Глава 5

- Я говорю тебе, вам не выиграть, будь вас вдесятеро больше.

«Теперь нам говорят - вдесятеро», - думал Балин. Но эта мысль никак не отразилась на его лице, лишь глаза недобро блеснули. Обычным для гнома движением (за что эльфы прозвали их твердолобыми) он наклонил голову.

- Я заплачу, и плата моя будет высока. Тот, кто пойдет со мной - вернется домой богачом!

«Если вообще вернется», - подумал сидевший на деревянном троне Байн и поджал губы.

- Я не дам тебе ни единого воина, сын Фундина, - твердо сказал он. Затем, выждав время, Байн добавил слова, заготовленные уже давно, которые должны были хоть немного успокоить Балина:

- Я не говорю, что запрещаю своим воинам идти с тобой. Ты можешь бросить клич, и я уверен, что многие отзовутся. В конце концов, это наше общее дело против общего врага, и я сам желаю, чтобы победа была на твоей стороне. Но и ты пойми. Дружина моя немногочисленна, и хотя я никогда не жалуюсь на своих бойцов, вряд ли найдется среди них хоть один, кто сможет остановить то, что однажды вы, гномы, пробудили в глубинах Мории. Если ваш поход вернет Казад Дум, тогда я сам первым буду приветствовать тебя, Балин. Но я должен заботится о народе и защищать своих подданных, а не подвергать их опасности, бросаясь в самую пучину безрассудных предприятий. И я не стану рисковать своей дружиной, - устало добавил Байн. – Мой ответ – нет.

Разговор, который продолжался уже больше двух часов, утомил его. Приветствия, знаки уважения, подарки, последние новости и сплетни предшествовали пяти минутам дела. Не хотелось признаваться, но эти долгие приготовления раздражали привыкшего ценить свое и чужое время Озерного Короля, который являлся достойным приемником Барда-лучника. Байн хорошо помнил слова отца, сказанные незадолго до смерти:

«Не доверяй никому, кроме себя. Ты думаешь, что гномы - наши друзья. Это так. Но блеск золота затмевает доблесть подвига. Дракона убил я, а гномы только воспользовались этим. Помни мои слова и всегда требуй свою виру…»

Много раз Байн убеждался в справедливости этих слов. На его памяти гномы никогда еще не упускали своей выгоды. Сокровищница Короля под Горой росла, но жадность гномов не уменьшалась. Байн нещадно облагал наугримов налогами и пошлинами, которые взимал при каждом удобном случае. И, следует с удивлением заметить, именно по этой причине правитель озерного края пользовался у гномов высоким уважением и доверием.

Балин понял, что аудиенция закончена. Он не смог добиться того, за чем приходил. Дружина Озерного короля не пойдет с ним. Это сильный удар, ведь гномы так на нее рассчитывали. Чтобы собрать и обучить новобранцев-добровольцев потребуется много времени и средств. Удивительно, но вопрос о деньгах сейчас волновал Балина меньше всего. Куда больше беспокоило поведение Оина: необычный остекленевший взгляд, постоянное бурчание-пение себе под нос, сбивчивая речь наводили на странные мысли.

Выходя из тронного зала, Балин почувствовал некоторое облегчение. «Что же? - думал он. - Отказ получен. Нужно просто сделать следующий шаг. Сколько уже было этих шагов? И сколько будет? Главное - я получил согласие Короля под Горой и одобрение совета Старейшин. А Байну, возможно, еще придется пожалеть, что он не послал с нами войско. А, возможно, и нет…».

- Нет, - произнес Балин вслух. Он повторил, будто смакуя это слово: - Нет… Нет… Нет.

Уже много лет подряд гном слышал это слово от сильных сего мира. И разговор с Байном словно стал последней каплей.

«Нет, - сказал про себя Балин. – Я не поверну. И больше не знаю этого слова: «Нет». Мы дойдем до Мории. Мы войдем в нее и освободим древнее царство. Если потребуется, то я сделаю это в одиночку…»

Он вошел в комнату, где его ждали остальные гномы.

- Ну что? – поднялся со скамейки Ори. – Сколько людей пойдет с нами?

Балин обвел всех взглядом. Холодное бешенство плескалось в его темно-карих зрачках. Ори запнулся на полуслове и очередной вопрос застыл у него на губах.

- Отныне и навсегда, - глухо начал Балин, - я, как ваш командир, приказываю, чтобы вы забыли слово «нет». Сегодня мы уходим из Дейла и идем в Морию без проволочек. Я постараюсь договориться с Гримбьорном. И все равно, в любом случае мы войдем в Казад Дум и освободим его. Вы поняли?

Балин еще раз посмотрел на притихших гномов:

- Что надо отвечать на мой вопрос?

- Да! – гаркнул за плечом сына Фундина Оин.

- Отлично, - сказал Балин.

Несмотря на холодный прием короля Байна, многие в Дейле изъявили желание присоединиться к отряду. Конечно, бывалые воины шарахались от слова «Мория», но молодые иногда просто упрашивали гномов взять их с собой. Каждый из вновь присоединившихся втайне видел себя в роли Барда, героя-лучника, сумевшего убить дракона. Что же может скрываться в еще одной большой пещере? Дракон? У любого дракона найдется слабое место, а черных стрел в колчане у каждого полным-полно. Кроме того, найденная добыча будет делиться поровну.

Но Балин, хоть и отчаянно нуждался в помощи, не брал всех подряд. В узкой темноте пещер будет важно не количество. Они покинули не слишком гостеприимный Дейл уже к вечеру, и сводный отряд насчитывал сотню бойцов без одного. Байн сам вышел проводить гномов. Когда захлопнулись тяжелые ворота, король отвернулся, чтобы никто не заметил:

-Удачи тебе, Балин, - едва слышно прошептали тонкие губы.



Сергей Берия

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться