Беглянка с секретом

Размер шрифта: - +

Глава 4.1

Я пробыла в комнате Маркуша до позднего вечера. Непогода не утихала, но даже если бы дождь вдруг прекратился, я всё равно не смогла бы уехать. Не давало покоя то видение — бездонного колодца света, который будто бы заключал в себе юноша. Он уходил куда-то в недра земли под замком, пронизывал его до верхушки самой высокой башни. И я до сих пор видела этот ослепительный поток перед глазами. От мысли одной заходилась жжением вся кисть, будто её раскалённой проволокой оплели. Словно карта перестала вдруг помещаться под кожей, ворочалась, перестраиваясь и меняясь — и беспокоила без конца.

Маркуш уснул почти сразу после того, как я сняла с него тот хитро устроенный пояс, разула и накрыла одеялом. Тихая и как будто чуть напуганная служанка принесла кувшин лимонного отвара с травами — деламай — сказав, что юный де ла Фиер его очень любит. Я кивнула ей с благодарностью и отпустила. Как только она ушла, я села в придвинутое к постели кресло: некоторое время просто разглядывала спокойное лицо Маркуша, с каждым мигом отмечая всё больше сходства со старшим братом. Верно, когда он вырастет, все черты проявятся в полную силу.

После я принялась рассматривать жесткий пояс, что держал его спину. Внутри были не только гибкие, но в то же время прочные пластины из какого-то неизвестного мне материала, а ещё перекатывались плоские продолговатые камешки: они, похоже были напитаны некой магической силой. Тяжести поясу не добавляли, и явственно покалывали кончики пальцев той силой, которую способен ощутить даже обычный человек. Да тут постарался сильный лекарь-Хранитель! И даже подумать страшно, сколько серебра отдал Альдор за такую вещь, а больше — за молчание. Но, конечно, это вряд ли имело для него какое-то значение.

Маркуш проспал весь обед, не проснулся даже к вечеру толком — только иногда открывал глаза и смотрел на меня затуманенным от недавней боли взором, а после отворачивался и вновь проваливался в сон, так и не задав ни одного вопроса, хоть они явственно назревали между нами.

Рэзван, всё такой же смурной и подозрительный, принёс мне книги из библиотеки, чтобы не скучала. Слушая шорох нескончаемого дождя за окном, я слегка подкрепилась принесенным служанкой жарким из кролика и деламайем, который был, оказывается, очень вкусным и освежающим — с тонкими нотками мяты и ещё каких-то неизвестных мне трав. Устроилась было в кресле с толстым томом той самой истории десятилетней войны с Вантулуи, но, прочитав едва ли пару страниц — сама задремала.

Проснулась от шелеста простыней — вздрогнула, протирая глаза, но Маркуш спал. За окном уже почти стемнело. А в проёме открытой двери стоял Альдор де ла Фиер и смотрел на меня неподвижно, сложив руки за спиной.

— Что вы здесь делаете? — спросил таким тоном, будто ледяным ножом меня на куски порезал.

— Присматриваю за Маркушем, — без охоты ответила я, едва ещё ворочая словно бы прилипшим к нёбу во время сна языком. — Ему было плохо…

— Я знаю, — оборвал меня Альдор. — Вам не нужно здесь находиться.

Он прошёл дальше и остановился у постели. Оглядел, нахмурив брови, брата, который даже не проснулся от низкого и гулкого звука его голоса, что заполнил, кажется, всю комнату.

— Почему? — я встала, сжимая кулаки.

Вот опять — всего пара нелестных слов, брошенных им в мою сторону, и внутри всё так и закипает. Бурлит, плещет в голове жаром негодования. Никогда не считала себя вспыльчивой, а тут как будто меня на горячую печь сажают раз за разом.

— Потому что… — он взглянул на меня с таким выражением, словно, мышь за шкирку пальцами поднял. — Потому что вы здесь не надолго.

— Какой странный аргумент, — всё сильнее распаляясь, фыркнула я. — Пока я здесь, могу и присмотреть за Маркушем. Никому от того хуже не будет.

— Видит, Рассветная Матерь, лучше бы я утром отправил вас в Одиин, — ноздри Альдора затрепетали, а глаза полыхнули ярче. — И мокли бы себе в повозке, а не совали нос туда, куда вас не просят!

Я вскрикнула звонко, когда стоящая рядом со мной на невысоком столике свеча вдруг едва не костром обратилась. Ощутимо ожгла мне руку и вновь притухла.

— С ума сошли?! — я потёрла слегка покрасневшее запястье. — Вы неуравновешенный грубиян! Вредитель!

Но смолкла, когда Маркуш зашевелился, перевернулся с бока на спину, морщась, и открыл глаза. Альдор присел на край его постели, погладил по слегка впалой щеке.

— Ну, как ты?

— Чего ты кричишь на офате Хорию? — недовольно взбрыкнул мальчишка, отбрасывая его руку. — Ты Денизу выжил из дома. И предыдущую сиделку. Её тоже выжить хочешь?

Я прикрыла ладонью губы, пряча невольную улыбку — до того обескураженный вид стал вдруг у Альдора. Но он даже не посмотрел на меня: думается, нарочно сдержался.

— Она и так уедет, — проворчал ласково. — Не надо и выживать. Скоро сюда доберётся офате Трандафир. А офате Хория тут только из-за непогоды.

Удивительно: его голос мог, оказывается, обретать и такие интонации, а не только рычать и вибрировать от гнева. Даже дрожь по спине пронеслась от того, как мягко прокатился он, словно комок пуховых ниток, по комнате. И мне нечего было ответить на его слова. Нечего возразить, хоть Маркуш, кажется, и расстроился. Взглянул на меня с укором, будто бы я что-то пообещала ему — и обманула. Мерзкое чувство засело в груди, но я ведь не виновата! А всё равно и впрямь словно бы не оправдала чужие надежды.



Счастная Елена

Отредактировано: 14.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться