Белое на голубом

Размер шрифта: - +

глава 2

Строго говоря, наследник Алексиор царевичем не был. Он был единокровным братом царя, младшим. А разница в возрасте у братьев составляла почти 62 года, их батюшка был весьма интересный тип, сподобился завести второго сына только на старости лет. 

Но таковы уж правила наследования в этой древней стране мореплавателей и колдунов, удивлявшей чужестранцев свободой, которой пользовались все граждане, и простотой общения. Цари Версантиума без всякой охраны ходили среди своего народа, а власть передавалась не по праву рождения или знатности и богатству, но по неким тайным признакам, известным только узкому кругу избранных. 

В народе поговаривали, будто есть символы власти, с помощью которых определяют, кто достоин стать царем. А древняя легенда (ибо в каждом царстве существует своя легенда) гласила, что символы те некогда были подарены первым царям этой земли морским драконом. И хранились будто бы они в великой тайне, и передавались из поколение в поколение.

Однако доподлинно это известно не было, потому что те символы никто в глаза не видел.

 

***

Во дворец молодые люди шли молча, пытаясь припомнить, что такого они успели натворить, если всех пятерых вызывают к царю. И как-то ничего особенного на ум не приходило. Ну в самом деле, ведь не за то же, что они сегодня смылись с истории? Однако дворец уже был виден, скоро все и выяснится, волнительно, конечно, молодые люди чувствовали себя неуютно.

Пройдя по двору, мощенному гладкими плитами светлого розовато-серого гранита, того, что привозили из Страны пустынь, процессия свернула прямо к опоясывающей дворец ажурной галерее. С нее открывался чудесный вид на море и скалистые берега вокруг. Это было, пожалуй, лучшее место во всем Версантиуме, да еще высокая дворцовая башня, на самой верхушке которой была голубятня.

Алексиор поймал себя на мысли, что сейчас хотел бы малодушно сбежать на голубятню и спрятаться там, потому что чувствовал непонятное нежелание являться пред царевы очи. Хотя причин этому не было. Государь Вильмор никогда ничем не обидел его, да и любил как сына. И вообще, бывал иногда строг, но всегда справедлив.

Как бы то ни было, слегка бледные и напряженные наследник и его четверо друзей были доставлены в кабинет, где их и ждал царь.

Когда они вошли, государь Вильмор стоял у окна вполоборота, глядел на море. Ему было уже больше восьмидесяти, но царь не выглядел развалиной. Крепкий, подтянутый, еще красивый мужчина, длинные серебряные волосы собраны в косу на затылке.

Все пятеро склонились перед царем и приготовились слушать, снова перебирая в памяти, за что их сейчас начнут разносить. Но то, что царь сказал, было совершенно неожиданным.

- Алексиор, наследник мой, в скором времени я собираюсь отказаться от престола.

Это прозвучало как гром среди ясного неба.

- Но почему?! - выпалил царевич.

Все пятеро заволновались и зашумели. Государь Вильмор улыбнулся и ответил.

- Тише, тише, мальчики. Просто я устал, - он прошелся по кабинету, - Устал. Мне тяжело бремя власти.

Государь Вильмор был для своего народа хорошим царем. Власть принял десять лет назад, когда скончалась его коронованная жена, царица Мелисандра, при которой он был консортом. Незадолго до смерти Мелисандра пожелала усыновить его 8-летнего сводного брата Алексиора и нарекла наследником. А до тех пор, пока мальчик не достигнет совершеннолетия, оставила царство на Вильмора. Так Вильмор стал маленькому брату отцом.

Почему царица выбрала наследником Алексиора? Во-первых, у великой колдуньи Мелисандры, не было детей. А во-вторых... у нее были на то свои причины.

- Я собираюсь передать корону тебе, - промолвил царь, глядя на царевича.

Это было вполне ожидаемо, на то он и был наследником, но вместе с тем совершенно неожиданно. Вильмор по-прежнему молодо выглядел. Был полон сил и совершенно здоров, и мог бы править и править еше много лет.

Честно говоря, Алексиор надеялся в глубине души, что этот день никогда не настанет. Он мечтал о дальних странствиях и морских походах, а вовсе не о царстве.

- Но отец...

Вильмор взглянул на него, слегка насмешливо выгнув бровь:

- Да, мой мальчик. Ты уже достаточно взрослый.

- Отец…

- Успокойся, это произойдет не сегодня, - произнес царь и расхохотался, увидев явное облегчение на лице наследника.

- Я устал от одиночества, - Вильмор повернулся к столу, погладил рукой столешницу, - Моя Мелисандра умерла, тому будет уже скоро больше десяти лет. Видит Бог, я очень ее любил… Но мне одиноко без женского тепла. Я хочу вернуться в родной Атагер и дожить свой век в покое, как мой отец. И чтобы рядом была добрая молодая женщина.

При этих словах он обернулся взглянуть на Алексиора.

- В скором времени я собираюсь жениться, а через год передам власть тебе. Этот год нужен, чтобы ты привык к ответственности, - вздохнул царь, - а то я бы сделал все сегодня же.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 26.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться