Белое на голубом

Размер шрифта: - +

глава 8

  В отличие от государя, его наследник провел отвратительную ночь. Его пучило, и терзала изжога. Все-таки в том странном вине было слишком много специй. Но еще больше беспокоило странное внимание со стороны царицы. Как бы не был Алексиор простодушен (а он вовсе не был простодушен), не мог не заметить, что супруга царя испытывает к нему плотский интерес. И это было ужасно.

  Потому что наносить подобную обиду своему старшему брату, ставшему для него приемным отцом, предательство. Да даже если они были посторонними людьми!

- Что же делать... Что? – не давала покоя мысль, - И ведь матери не скажешь, да никому не скажешь!

  Впрочем, нет, был такой человек, которому Алексиор мог открыться без опаски. Его мудрый маленький друг, слепая ясновидящая. Стало даже легче на сердце. А потому, прямо с самого раннего утра он побежал к своей невесте.

  Евтихия давно уже встала. В последнее время она вообще мало спала. Волновалась, да и успеть надо многое. У нее появилась новая подружка - белая голубка,  и теперь, куда бы слепая не выходила, та обычно сидела у нее на плече. Шаги Алексиора на лестнице Евтихия услышала сразу, тем более, что она его ждала, царевичу и не надо было ничего ей объяснять.

  Когда он влетел к ней в комнату, девушка отпустила пернатую подружку в окно, и спросила:

- Что, положение скверное?

- Да, уж... – протянул молодой человек.

- А ты не ходи один.

- Что?

- Ты приводи друзей с собой.

- А как...

- Очень просто, скажи царю, что хотел бы пригласить и их, Хотя бы одного из них, уже достаточно.

  Царевич немного повеселел и позволил себе расслабиться. А Евтихия протянула к нему руки, ей все-таки надо было увидеть своими глазами. Может, это и принесет лишнюю боль, но лучше знать. Зажав ладонь Алексиора в своих, слепая девушка поморщилась, как от сильной боли, и прошептала:

- Два дня.

- Что ты сказала?

  Она уже взяла себя в руки:

- У тебя через два дня день рождения.

- Хммм, а я и забыл...

- О, поверь, а государь Вильмор не забыл! Интересно, какой подарок он тебе приготовил? А парни? Как думаешь, у них для тебя есть подарки?

  Ей снова удалось его отвлечь. Право, мужчина как ребенок, напомни ему о том, что его занимает – и он уже забыл про все остальное. Успокоенный Алексиор отправился к наставнику, а Евтихия поняла, что у нее есть еще одно неотложное дело.

 

***

  Вчера ночью Нильда ходила к деду, в фиорды высокого берега. Просила, чтобы тот отвел ее к шаману морского народа. Дед скроил такое лицо, словно уксуса напился, но не отказал внучке.

  Морской народ был скорее легендой, и никто не знал точно, есть ли он вообще, а если есть, то где живет. Где-то. То ли в море, то ли на островах, то ли на побережье. Чем занимается этот народ, тоже неясно. Но если проплыть среди острых скал вдоль высокого берега, можно было обнаружить маленькую бухту, а с нее уходила песчаная коса к одиноко стоящей среди морских волн скале. На этой самой скале и можно было встретиться с шаманами морского народа. Удивительно, но их было немало, потому что двух одинаковых еще никто не видел. Впрочем, их редко кто видел, вернее, они изъявляли желание кого-то видеть.

  И вот, если удавалось успешно преодолеть усеянное острыми рифами мелководье, можно было попасть в эту маленькую бухту. Что интересно, никому не удавалось найти это место с моря.

- Я отвезу тебя, сказал старый контрабандист Нильде, - Но никто не знает, захотят ли с тобой говорить. И ты должна принести подношение. Что-то ценное для тебя.

- Знаю, дедушка. Подношение у меня с собой, - она показала небольшой сверток.

- Ладно, лезь в лодку. Не разбиться бы о скалы, - ворчал дед, - Ночь уже, да еще и ветер поднялся.

  Нильда без разговоров полезла в лодку, надо пользоваться, пока дед добрый, а то еще передумает. Ветер действительно поднялся сильный, их швыряло на камни и заливало брызгами, но с Божьей помощью добрались.

- Гляди, - поразился старый моряк, показывая на костерок в конце песчаной косы.

  Кругом ветер, волны, а маленький костер у подножия скалы горел ровно. У костра сидел кто-то, закутанный в плащ.

- Нильда, - не удержался дед, глядя на внучку с изумлением, - Похоже, тебя ждали... Иди. Я побуду здесь.

  Девушка пошла по влажному песку на свет костра. Конечно, было страшно, она вся дрожала от волнения перед неизвестностью, не каждый день сталкиваешься с живой легендой. Когда подошла достаточно близко, услышала:

- Ты принесла?

- Да! – Нильда поспешно стала разворачивать принесенный подарок.

  Это была ее тряпичная кукла. Детская тряпичная кукла, которую ей когда-то сшила бабушка, мамина мама. Она воспитывала девочку, потому что ее мать умерла совсем молодой – тяжелые роды. Отец Нильды, как и дед, промышлял на море, но то опасный промысел, увы, не все доживают до старости. Море забрало его еще раньше. И девочка осталась с бабушкой.

  Теперь бабушка тоже была мертва. От нее Нильде достался домик и кое-какое хозяйство. Но эта кукла была ей очень дорога. Эта кукла – все, что осталось у нее от счастливого детства.

  Сидевший у костра даже не повернул голову, но она услышала:

- Да, это ценный дар. Скажи, чего ты хочешь?

  Чего она хочет...

  Этого Нильда не знала, а потому просто рассказала, что ее тревожит.

  Дед ждал девушку долго, погода успела успокоиться, утих ветер, появились звезды, потом побледнели. Небо на востоке уже посветлело, когда вернулась Нильда. Лицо у нее было совершенно непроницаемое, старый моряк даже испугался.

- Ну что, получила, что хотела? – осторожно спросил он.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 26.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться