Белое на голубом

глава 12

  Когда четверка друзей ближе к ночи появилась в таверне, Нильда увидела их сразу. Она их ждала. Проклятие, как же быстро исполняется все плохое...

  Девушка быстро усадила парней за самый дальний столик, тот, что в тени под лестницей. Принесла вина и закуски. Сама присела рядом.

- Чтобы не вызывать ни у кого подозрений, кто-то из вас должен пригласить меня на свидание, - шепнула она, глядя в зал.

  Ребята переглянулись, Эфрот вытащил лютню и забренчал какую-то мелодию, а Семнорф, изображая соблазнительную улыбку, громко стал расточать Нильде убийственные комплименты.

- Эй, парень, как-нибудь на досуге запиши-ка мне, что ты сейчас тут бредил, - не выдержал моряк из компании, сидевшей рядом, - Умереть можно! Нильда, тресни его тряпкой по голове!

- Не мешай, сам не умеешь красиво говорить, так учись! – важно отвечал Семнорф, - Нильда, милая, ты придешь ко мне на свидание?

- Нильда, неужели тебе нравятся павлины? – не унимался моряк.

  Нильда хмыкнула, взглянула на Семнорфа и выдала во всеуслышание:

- А что? По-моему он очень красиво говорит, нет?

  За соседними столиками засвистели. Семнорф тут же поспешил вставить слово:

- Не слушай их, им завидно! Так ты придешь ко мне на свидание?

- А что... Приду, пожалуй...

  Он вдруг оказался рядом с ней, припав на одно колено и протягивая руку:

- Ну что, пошли?

- А пошли! – расхохоталась Нильда и, крикнув, - Сегодня обойдетесь без меня! – выбежала из таверны.

  Семнорф тут же взял свой плащ, шепнул парням:

- У старого причала, -  и пошел к выходу вслед за ней.

  В след ему неслись свист и улюлюканье, но Семнорф победно улыбался. А на душе у него скребли кошки. Как же так, еще вчера все дружно кричали: «Царевичу слава!» 

  А сегодня прокляли и забыли. Никто и разбираться не стал. Недорого стоит человеческая жизнь. Невольно вспомнилась ему легенда, что когда-то рассказывал Антионольф на уроке истории. Про того юношу, Иосифа, прозванного прекрасным, которого также оклеветала жена его господина.

-Только у этого Иосифа прекрасного видимо не было хороших друзей, - Семнорф зло усмехнулся про себя, -  А у нашего прекрасного Алексиора они есть!

 

***

  Через короткое время вся компания собралась у старого причала. Там было темно, полно разбитых остовов лодок и всякого хлама. Черт ногу сломит. Точнее говоря, там была свалка, куда отправлялись все старые разбитые посудины, после того, как отслужили свой век. Пойти на свидание в это место никому не пришло бы голову, зато прятаться там было в самый раз.

- Нильда, надо... – Семнорф только начал, а она уже ответила.

- Ждите здесь. Я пойду к деду в фиорды. Вернусь через час. Кто со мной?

  Пойти с ней вызвался Голен. Как самый красноречивый и серьезный.

  Собственно, убеждать долго никого не пришлось. Она просто пришла и сказала:

- Дед. Мне нужна твоя помощь.

- Зачем?

- Помнишь, ты водил меня на днях к...

- Я понял. Что делать надо?

  Тут выступил Голен:

- Уважаемый...

- Зовите меня Джулиус, молодой человек, - дед прищурился.

- Уважаемый Джулиус, нам понадобится хороший быстроходный корабль. Надо будет вывезти ночью одного человека. Подальше вывезти.

- К темнокожим в Рахсаранарт пойдет?

- Пойдет, - выдохнул Голен.

- Который час? – деловито спросил контрабандист.

- Полночь через два часа, - ответил ему один из его людей.

- Начнется отлив... Готовьте «Милашку», - распорядился старый морской волк.

  А потом обратился к Голену:

- Вам два часа хватит, чтобы вытащить его из застенка?

- А откуда вы... – хотел было спросить молодой человек, но дед только вопросительно приподнял бровь.

- Поторапливайтесь, плыть в Рахсаранарт довольно долго. Нильда, пойдешь с ними, покажешь дорогу.

- Почему вы помогаете нам? - не удержался от вопроса Голен.

- Потому что так надо, - ответ старого контрабандиста хоть ничего и не прояснил, но был весьма категоричен, - Ты еще здесь, парень?

 

***

  Онхельма в последний раз проверила состояние Вильмора и с удовлетворением отметила, что дорогой старый муж благополучно пребывает в полном беспамятстве. Что ж тут удивительного, сердечный приступ в его возрасте так быстро не проходит. Его еще долго в постели придется подержать, до тех пор, пока он будет нужен. А потом... Царица улыбнулась. Ей положительно нравились советы того, кого она про себя стала называть внутренним голосом.

  Сейчас ей показалось хорошей идеей сходить в застенок, взглянуть на Алексиора.   Ей хотелось увидеть страх в его глазах, пусть поползает на коленях, прощения попросит. А она может и смилостивится, как знать? Она же не чудовище? Так?

  Онхельма никого с собой брать не собиралась, снова применила отвод глаз и уже подходила к нижнему подземному уровню дворца, когда услышала звон стали. Колдунья мгновенно напряглась. Что это тут происходит, чет побери?!

  А происходило вот что.

  Нильда ждала снаружи, а четверо парней сумели отвлечь и оглушить охранника. Уже вывели из камеры Алексиора, но тут набежала стража, и завязался бой. Семнорф со всей силы толкнул ногой и вышиб старую дверь, ведущую из коридора наружу, а потом гаркнул на застывшего было Алексиора:

- Беги, придурок! Слышишь! Девчонка, тащи его отсюда!

  Ей не надо было повторять дважды, Нильда схватила царевича за руку и потащила в темноту. Бежали молча, спотыкаясь на узкой опасной тропе над водой, но вскоре вышли к пляжу, а там она уже знала дорогу.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 26.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться