Бессмертие мистера Голдмена

Размер шрифта: - +

Глава 17

Лейтенант стоял в небольшом помещении. Слева от него находилась дверь, ведущая к заключенному, справа – проход в остальную часть «Греттенсхейма». Именно оттуда он сейчас и ждал появления остальной группы. Его глаза, скрытые непросвечивающей маской, внимательно смотрели на камеру наблюдения. Прибор постоянно сканировал помещение.

За дверью раздался негромкий шум. Несмотря на прекрасную звукоизоляцию, невозможно было приглушить топот армейских сапог по гладкой поверхности.

– Опустить забрала.

Шлюз открылся, и в помещение вошли трое. Как и сам лейтенант, все были облачены в укрепленную униформу. У каждого было табельное оружие. Лица силовиков были скрыты за черными стеклянными масками.

– Лейтенант Хендерсон, я полагаю, – произнес человек, идущий чуть впереди.

– Так точно, сэр!

– Майор Говард Гилмор, а это бойцы из моего личного отряда, Лестер Уотсон и Ник Эдриан, – они кивнули. – Вас должны были известить о нашем появлении.

– Так точно, сэр, – ответил Хендерсон и кивнул другим бойцам.

Рукопожатие вышло крепким. Говард отметил это с приятным удовлетворением: ему предстояло работать с крепышом. Это хорошо, на крепышей всегда можно положиться.

– Позволите? – обратился к нему Гилмор.

Лейтенант вытянул вперед правую руку и расстегнул клапан на рукаве, через который был виден кусочек оголенного запястья. Майор Гилмор прислонил к нему конец планшета и активировал устройство распознавания личности. На появившемся экране высветилась табличка подтверждения.

– Спасибо, – сухо поблагодарил он и дезактивировал планшет.

– Вы знакомы с нашим заданием?

– Не совсем, – ответил Хендерсон. – Мне сказали, что я получу всю информацию на месте. Предупредили, что предоставите ее лично вы, сэр.

– Совершенно верно. Итак. Сегодня в одиннадцать часов мы должны будем сопроводить заключенного 92 8281 в другую часть «Греттенсхейма», где располагается исследовательский отдел. Этим займемся мы с ребятами, а ваша задача, Хендерсон, заключается в наблюдении за психоаналитиком, неким Робертом Льюисом. Нам приказано взять его под стражу сразу после того, как закончится операция заключенного 92 8281.

Ваша цель – контролировать все действия Льюиса. Начальство полагает, что он готовит диверсию. Разумеется, вы не сможете присутствовать в операционной, но в остальном я хочу, чтобы вы стали его тенью. Вам это понятно?

– Так точно!

– Хорошо. После успешного выполнения миссии вы должны будете сопроводить Льюиса в комнату для допроса. Координаты и всю необходимую информацию  я уже загрузил на ваш планшет.

Гилмор замолчал, ожидая, что лейтенант проверит полученную информацию, но он оставался неподвижным.

– Какие–то проблемы?

– Никак нет, сэр! Ваши указания усвоил, остальное выясню во время выполнения задания.

Гилмор удивился, но знака не подал.

– Хорошо. Уверен, вы знаете, как работать. Уотсон, Эдриан.

– Да, сэр!

– Расположитесь вдоль стен. Заходим четким порядком: я, следом ты, Уотсон, а Эдриан – замыкающий. Хендерсон, в этот момент будет рядом с доктором. Вопросы есть?

– Никак нет, сэр!

– Хорошо. Заключенный 92 8281 очень опасен. Всем быть начеку. Работаем быстро и четко. Никаких проблем возникнуть не должно, но если что–то пойдет не так, использовать только электрошокеры и тактический гель. Никакого огнестрельного оружия, это понятно?

– Так точно, сэр!

– Начинаем через пять минут.

– Майор Гилмор?

– Да, лейтенант?

– Вы располагаете информацией по заключенному?

– Разумеется.

– Кто он?

Говард помедлил. Его зеркальная маска чуть приблизилась к шлему Хендерсона, словно он хотел разглядеть что–то за чернью плексигласа.

– Иззи Голдмен. Умники «Греттенсхейма» проводили над ним какой–то эксперимент, который сегодня должен закончиться. Насколько я понимаю, он его не переживет и после операции мы сопроводим его только до морга.

– Известно что–нибудь о его прошлом?

– О прошлом?

– Да.

– Предостаточно. Много лет назад этот Голдмен был…

В этот момент раздался звук открывающегося шлюза.

– Рассредоточиться, – скомандовал майор Гилмор. – Действуем по плану.

В комнату вошли двое в медицинских халатах. Один был высоким, со строгими, чуть угловатыми чертами лица и гневными воинственными глазами. Его халат был безукоризненно отглажен, и застегнут на все пуговицы. Руки он заложил за спину. Этот человек источал что–то отталкивающее. Вероятно, на свете не нашлось бы никого, кто смог бы чувствовать себя комфортно рядом с ним. В нем было что–то жестокое, беспощадное и в то же время спокойное. Нет, он не был тираном. Он просто являлся ярым приверженцем своей работы. Речь шла о Брауне.



Алекс Гримм

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться