Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 21. Добро пожаловать в гэрт

 

Перед вальдарами раскинулась огромная зала, почти полностью погруженная во мрак. Их магические шарики света выхватывали из темноты лишь небольшие кусочки, и оценить истинных размеров помещения, в котором они оказались, не удавалось. Криза заметила на стене скалы продолговатый предмет ромбовидной формы. Он походил на бело-прозрачный минерал и был закреплен достаточно высоко.

Травница подошла ближе, прищурилась, поцокала языком. И резко выбросила вперед руки, запустив в кристалл маленькое желтое облачко дыма. Оно достигло цели, и устройство зажглось, осветив ярким светом немалую часть пещеры. После него по цепочке стали загораться подобные фонари во всей зале.

– Магические светильники, – сказала довольная собой Криза, возвратившись к группе. – Видно эти ягоны знали толк в магии.

– Угу, и светильниками дело явно не ограничится, – буркнул Шаймор.

Вальдары проверили всю пещеру, и, так как дело близилось к полуночи, решили остаться здесь. Тут было тепло, сухо, и, кажется, безопасно. Во время своих давних визитов сюда с отцом Бруснир не припоминал, чтобы тут встречались монстры. Конечно, все могло измениться после Волны, и бдительности вальдары не теряли. И все равно люди, измученные гнетущей атмосферой Лесов Кошмаров, сегодня смогли, наконец, немного расслабиться.

После ужина возле костра долго раздавались веселые разговоры. Смерть, пролетевшая в этот вечер совсем близко и унесшая жизнь Тидорка, не оставила того терпкого осадка, который обычно неизбежен при встрече с ней. Видно не того она забрала. Или Тидорок так прожил свою жизнь, что его смерть не вызвала ни у кого вокруг ни малейших сожалений. Один Шаймор грустил в этот вечер. Он был неразговорчив и только улыбался в ответ на шутки друзей.

Шаймор скорбел о том, что у него была такая непутевая семейка. О том, что они оказались настолько глупыми и жадными, и не смогли противостоять этому гэртовому артефакту, позволили ему превратить себя в монстров. Но вальдар не был уверен, что стоит во всем винить шкатулку ягонов, возможно, и до встречи с ней его родители не были хорошими людьми. Он тех времен не помнил, и судить о них не мог. Шаймор думал о том, что сколько бы чудовищ не встречалось ему на пути это было терпимо. Но как же все-таки страшно, когда близкие люди оказываются чудовищами.

Элерия долго сидела возле него в этот вечер, но с вопросами не приставала. Да и Бруснир то и дело поглядывал в его сторону. «Как будто следят, сорвусь я или нет», – усмехался про себя Шаймор. В конце концов, эта молчаливая забота ему надоела, он встал и отозвал Бруснира. Они прогулялись по пещере, дошли до самого дальнего ее края. Там располагались три высоченные арки, которые вели в целый лабиринт скальных ходов и пещер. К счастью, прямо здесь же на скале была нарисована карта. Завтра вальдары ее перерисуют, прежде чем отправляться в путь.

– Так и не спросишь? – хмыкнул Шаймор, когда они медленно пошли обратно.

– Нечего здесь спрашивать, – спокойно ответил Бруснир.

– Ты прав, тебе лучше других известно, что я давно хотел и сам его прибить, только рука не поднималась.

Бруснир кивнул.

– Мне только жаль, что он был таким придурком. И таким придурком умер, – добавил Шаймор. – Не будь мы в походе, я бы сегодня напился. А так, пойду-ка я спать.

– Спокойной. А я первый в дозоре, – отозвался Бруснир.

Шаймор так и не сказал, что по-настоящему не давало ему покоя в этот вечер. Его жгло и настораживало собственное равнодушие. И он боялся, что и сам недалеко ушел от своей, теперь уже почившей, семейки.

Все в лагере уже уснули. Бруснир сидел у костра. Вдалеке негромко переговаривались дозорные, которых он выставил перед арками – мало ли что оттуда может прийти. Позади него еще несколько воинов охраняли выход в Сакрасу, но те вели себя тихо. А напротив Бруснира сидела сонная Дара. Уставшая и вымотанная она не сдавалась. Упорно ждала, пока все разойдутся, чтобы остаться наедине с Брусниром. «Сейчас начнется», – подумал вальдар и не смог сдержать улыбку. Чародейка восприняла это как сигнал к действию. Медленно обошла костер, не сводя глаз с Бруснира и повиливая бедрами. Уселась рядом и запустила руку под его локоть, прижимаясь всем телом.

– Может, поручишь сидеть у костра кому-нибудь другому, и займемся чем-нибудь поинтереснее? – шепотом спросила Дара, почти касаясь губами уха вальдара, и ласково провела рукой по его волосам.

Бруснир перехватил ее руку и уложил к ней на колени:

– Может показаться, что я просто сижу у костра, но на самом деле охраняю лагерь. И ничего более интересного, чем сохранить ваши жизни, мне на ум не приходит.

– Видно у тебя плохая фантазия, – рассмеялась Дара и потянулась поцеловать его в шею. – Я могу помочь это исправить.

Бруснир сделал упреждающий жест рукой и слегка отстранился.

– Да в чем дело? – топнула ногой Дара. – Твоя девица давно тебя бросила! Неужели тебе не хочется провести ночь в ласковых объятиях красивой женщины?

– Иди спать, Дара, – проигнорировал ее вопросы Бруснир. – Завтра будет тяжелый день.

Чародейка фыркнула, вскочила и направилась к группе вальдаров, что дежурили у арок. Однако, мило поболтав с ними, наконец, сдалась и отправилась спать.

Вскоре из палатки бесшумно выскользнула Элерия. Бруснир видел ее боковым зрением, но не обернулся. Он все еще злился на талийку. На ней было легкое полупрозрачное платье. Длинное и свободное оно черной змеей струилось по гибкому телу девушки. Черные волосы распущены, зеленые глаза сверкают. Выглядела она прекрасно. Брусниру хотелось смотреть на нее, но он сдерживался и продолжал увлеченно наблюдать за лижущими дрова языками пламени.



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться