Безудержный ураган 2

Размер шрифта: - +

Глава 24. Враг внутри

 

Левир спал. Казалось, что спит, но он не был в этом уверен. Его невесомое тело воспарило над Фаренхадом. Он чувствовал ночную прохладу так явно, словно наяву. В темном небе пронзительно блистали холодные звезды, и Левиру подумалось, вот, сейчас, он улетит к ним. И никогда больше не вернется в Адалор, будь проклят он со всеми своими жестокостями.

Где-то там вдалеке, в туманности плохо различимой из-за фиолетового сияния Байнока, он, возможно, встретит Анели. С тех самых пор, как девочка погибла, Левир старался о ней не думать. Она превратилась для него в одну только жгучую боль, задавленную глубоко в груди.

Но боль нельзя спрятать, и она прорывалась потоками ярости, и желанием сломать этот мир, обойти его законы, сыграть, наконец-то, по своим правилам. Вот только, игроки правил не пишут. Сейчас, когда это огромное небо звало его и манило, Левир вспомнил детские страхи Анели. Как только темнело, она не желала больше оставаться на улице и пряталась в дом, боялась упасть в небо. Таким забавным всегда Левиру виделся этот страх. И, конечно же, он найдет сестру именно в той жуткой туманности, по законам жанра этого жестокого мира. Но небо не приняло его.

Левира подхватило, словно течением, и потащило прочь от города. Он едва не задевал макушки деревьев, видел мерцающую гладь озер, над которыми пролетал. А потом почувствовал их. Не увидел – почувствовал. Ощутил на себе немигающий взгляд. Они стояли там, в темноте развалин, и смотрели на него. Такая жуть пробрала Левира, что он отчаянно стал пытаться проснуться, пробовал пошевелить своим настоящим телом – не выходило. И его неумолимо тянуло вниз, туда, к ним. К этим жутким тварям, магам-переродкам.

Левир просочился внутрь руин сквозь щель в каменной кладке, будто сам был водой или воздухом. Он оказался в большом помещении с частично разрушенной крышей, сквозь дыры в которой проникал тусклый свет звезд. Около двух десятков переродков бесшумно парили вдоль стен. Некоторые при виде вальдара двинулись ближе к центру комнаты. И ближе к нему, ведь именно там его полупрозрачное тело зависло. Левир ожидал нападения, кожей ощущал свою уязвимость. Переживал из-за отсутствия меча и из-за того, что не успел осуществить задуманное. Метнулась мысль о поганой смерти или хуже того не смерти. Просто ли они убьют его или сотворят что-то похуже? Переродки глазели и молчали, лишь иногда шевелили лапами.

Тишина давила, ожидание убивало. А потом Левир почувствовал их внутри. У себя в голове. Но вторжение это не было болезненным или страшным. Это было ровно так же, как читать мысли других людей. С той только разницей, что обычно Левир проникал в чужие головы, а сейчас вторглись в его. Но ему не пытались что-то внушить, с ним желали говорить. Приглашали к разговору. И Левир позволил себе немного расслабиться. «Мы не желаем вам смерти, люди. Мы желаем договориться», – услышал вальдар мысленный посыл и не поверил. Конечно же, не поверил. «Если бы мы желали вашей смерти, вы были уже мертвы. Вы не знаете нашей силы, но она безгранична», – раздалось в ответ на его недоверие. Воспоминания Левира о стычках с им подобными хлынули потоком, он не успел их сдержать и уловил отголоски удивления в их головах. «Что? Им удалось убить одного из нас? Как это возможно?» – маги будто переговаривались между собой, но вскоре замолкли и их присутствие в голове Левира усилилось. Вальдар ощутил, как они настойчиво шарят в его мыслях, выуживая все крупицы воспоминаний о той встрече. Но он и сам толком не знал, как Брусниру с Элерией удалось справиться с тем переродком. Зато маги извлекли из его памяти их имена, имена виновных в гибели их сородича, и запомнили их. «Чего вы хотите?» – послал им вопрос Левир.

 

Вскоре сны о магах-переродках стали сниться всем в городе, за исключением разве что лекарей. Их сила надежно защищала от всякой ментальной пакости. А больше всего страдали те, у кого стали, как и у Левира, просыпаться телепатические способности. Чудовища сулили золотые горы и лучшую жизнь всем, кто перестанет сопротивляться новому миру и примет новый порядок с благодарностью. Предсказывали восхождение на трон короля Хаоса. Заявляли, что мир изменится навсегда, и те, кто желает выжить должны принять новый миропорядок.

Проповедники новой религии Хаоса совсем сбесились и надрывались на улицах, призывая присоединиться к магам и спастись. Брусниру все это совсем не нравилось, руки чесались разогнать всю эту шайку, но он подозревал, что тогда они уйдут в подполье и станут еще опаснее. Пусть уж пока кривляются на виду.

Маги к городу пока не приближались, но в развалинах их становилось все больше и больше. По последним донесениям разведки их насчитали уже больше трех десятков.

– Почему они не нападают? – спрашивал Шаймор у Бруснира. Вся эта ситуация его тоже нервировала. Да и кто бы мог остаться равнодушным перед лицом такой угрозы.

– Очевидно, они не хотят нас просто перебить, а замышляют что-то более мерзкое, – отвечал Бруснир. – Например, обратить нас всех в себе подобных или еще в какую гадость.

– Что мешает им прийти и сделать это? – пожал плечами Шаймор.

– Мы будем сопротивляться. Придется нас убивать. Судя по снам, которые они посылают, им это не нужно. Не нужны наши трупы.

– Угу, нужны наши послушные живые тушки, – усмехнулся Шаймор. – Но дураку же понятно, что этому не бывать.

– Зря ты так уверен, что у них ничего не выйдет, – покачал головой Бруснир и позвал. – Пойдем, прогуляемся по Фаренхаду.

На рыночной площади они встретили первого проповедника. Вокруг него столпилось около двух десятков человек.

– Видишь, – сказал Бруснир. – Еще неделю назад у него была всего пара-тройка слушателей.

Шаймор нахмурился:



Данта Игнис

Отредактировано: 05.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться