Безудержный ураган

Размер шрифта: - +

Глава 25. История чародейки

 

Только после полудня Кризе удалось разбудить Элерию. Ее состояние старухе совсем не нравилось. Девушка реагировала на все вяло, отвечала односложно и, казалось, ничто не способно пробудить в ней эмоций. Остаток дня талийка так и провалялась в постели, ни разу не встав с нее.

– Хоть бы расчесалась, – укоризненно покачала головой Криза, садясь рядом с ней.

Танос уже закатился, и на улице быстро темнело. В воздухе пахло дождем, а издалека доносились раскатистые звуки грома. Ветер быстро усиливался и зло трепал полог палатки. Ночь предвещала бурю.

­– Только посмотри на себя, – бурчала травница, пальцами перебирая спутанные темные пряди волос Элерии. – Их же потом совсем не расчешешь. Видел бы тебя кто, это же стыда не оберешься.

«Это не тот случай, когда человека волновать нельзя, – думала Криза. – Ее как раз нужно поволновать, вытащить из этого отупения, в которое она впала».

Травница глубоко вздохнула и начала:

– Элерия, я давно хотела поговорить с тобой. Мне многое нужно тебе рассказать и тянуть больше нельзя. Посмотри на меня!  – заговорила Криза и голос ее чуть подрагивал. Она потрясла талийку за плечо, чтобы привлечь ее внимание. – Ты должна меня выслушать. Ты выслушаешь меня?

Элерия медленно перевернулась на спину, и молча посмотрела на травницу. Потом кивнула.

– Тогда слушай. Мне придется начать с самого начала, – выдохнула Криза, решаясь. – Я хочу, чтобы ты поняла меня. Потому что, если я начну с конца… Ты возненавидишь меня.

На улице зашумел ливень. Запах сырой свежести тут же пробрался в шатер.

– Говори, – сказала Элерия и устроилась поудобнее.

– Моя жизнь не удалась, – начала старуха свой длинный рассказ. – Но я еще помню те счастливые времена, когда надеялась совсем на иную судьбу. И ведь все карты были в руках и все могло сложиться по-другому… А вместо этого одно горькое разочарование. Я была единственным ребенком в семье, мои родители очень любили меня. Мой отец был чародеем и его дар передался и мне.

– Так ты все-таки чародейка? – оживилась Элерия и даже привстала. – Зачем было это скрывать?

– Слушай и не перебивай. Когда я закончу все станет понятным, – отмахнулась Криза. – В те времена меня звали не иначе, как Крозалией, это потом я искорежила собственное имя, скрываясь… Впрочем, не буду забегать вперед. Родители пожелали дать мне лучшее образование и отправили обучаться в Хистрию. То были счастливые времена молодости. Вся жизнь лежала передо мной и представлялась прекрасной сказкой, в которой мне суждено быть принцессой. Я была молодой, заносчивой, умной и талантливой.  Мой отец был не только магом, но и ученым, а я собиралась пойти по его стопам...

 

Молодая стройная девушка оттолкнула носком ноги большую сумку, что стояла у двери, и выскочила из квартиры. Отбросив за спину темно-рыжие, почти каштановые, косы, Крозалия легко сбежала вниз по извилистой узкой лестнице. В ее внешности можно было найти только два недостатка: излишне прямую осанку и чересчур тяжелый взгляд. Но, с тем же успехом, эти несовершенства могли показаться и изюминкой. Сегодня великий день, сегодня она закончила десятилетнее обучение в Хистринской академии магии,  и, видят боги,  это стоило отметить.

В маленьком, но уютном баре за углом уже ждали друзья. И вечер утонул в звуках громкой музыки, крепких напитках и терпкой печали по пройденному этапу жизни.

Проснулась Крозалия от того, что назойливый луч Таноса светил прямо в глаза. Головка девушки покоилась на огромной мускулистой руке. Она усмехнулась, оглядываясь на ее обладателя. Вечер вчера закончился также бурно, как и начинался. Этот моряк был красив, как бог. Его корабль частенько швартовался в порту, и чародейка не впервые оказывалась с ним в постели. Она положила руку на широкую мужскую грудь, медленно провела вниз, наслаждаясь ощущениями, и легко выпорхнула из кровати.

– Крозалия, дорогая, уже уходишь? – потянулся за ней любовник, проснувшись.

– Прости, но у меня сегодня много дел, – ответила магичка и наклонилась поцеловать парня перед уходом. Две огромные руки схватили ее и увлекли в глубины постели, погребя под своим телом.

– Пойдешь, чуть позже, – хрипло прошептал мужчина, находя ее губы.

Вырваться не было никакой возможности. Никакого желания.

Спустя час Крозалия стояла у выхода.

– Увидимся вечером? – спросил моряк, потягиваясь и игриво поглядывая на нее из постели.

– Боюсь, на этой неделе не выйдет. Я слишком занята, – ответила девушка и отвела взгляд.

– Но как же? Мы отплываем через три дня! – вскинулся парень.

– Значит, увидимся в следующий раз, – быстро сказала Крозалия и выскочила за дверь. Там она на минуту замерла, схватилась за прохладные перила и несколько раз глубоко вдохнула. Вечером ей предстояло ступить на борт корабля, плывущего в Шантах. И больше никогда в жизни не увидеть своего моряка. Но чародейка не любила прощаний. Не выносила. С тех самых пор, когда отец буквально силой оторвал ее десятилетнюю от матери и отправил учиться в Хистрию. Потом она видела мать раз в год. Та приезжала на неделю. И злиться на отца чародейка давно перестала. Он был прав, ее ждала другая судьба – полная магии и потрясающих открытий. А для этого нужно было постараться и чем-то жертвовать.

Возвращение в Шантах не было похоже на возвращение домой. За десять лет учебы ее домом давно стала Хистрия, и теперь здесь все казалось чужим и незнакомым. Шумный и многолюдный Привол по крайней мере напоминал атмосферу к которой Крозалия привыкла. По просторным мощеным улицам люди передвигались пешком или в ярких резных экипажах. Чародейка некоторое время просто стояла сбоку улицы и наблюдала за городом. Ей показалось забавным, что каждый раз, когда лошадь облегчит желудок, возница останавливает экипаж и вскакивает, чтобы убрать навоз. Причем оповещает его об этом простенькое зачарованное устройство, встроенное в браслет на руке. Магичка усмехнулась, в душе понадеявшись, что в лабораториях Привола, куда ее уже пристроил отец, она будет заниматься совсем не такими исследованиями.



Данта Игнис

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться