Блюстители чистоты

Глава 13

Flashback

Комната освещена приглушенным светом настольной лампы, что стоит на самом краю глянцевой поверхности рабочего стола. Её блики скользят по изрисованным стенам, мягко смазывая только что законченную панораму моря. Клей и едва уловимая отдушка ацетона не мешают Элли с какой-то детской радостью наблюдать за своим творением. Она чешет кончик носа тонкими ноготками, опуская руку на талию. В свободной ладони сжимает старую тряпку, которая затвердевает от частого контакта с клеем, ведь Элли убирала ей пузыри воздуха из-под журнальных вырезок, недавно приклеенных к поверхности стены.

Не сдерживает улыбку, подходя ближе к стене, что еще неделю назад была серой и до тошноты пустой. Моргает, придирчиво изучая каждый наклеенный кусочек, каждый краешек, что не дает Мэтьюс покоя, ведь она боится, что плохо смазала вырезки и всё сейчас же должно свалиться к её ногам, вновь оголив печально-белую стену. Поворачивает голову в бок, аккуратно касаясь стены грудью, и всматривается в неровности, замирая. От стены тянет сыростью, которая возникает в закрытом помещении на протяжении долгих часов кропотливой работы. Поэтому Элли не чувствует себя дискомфортно, когда вдыхает теплый и сухой воздух, приоткрывая губы. Она находилась внутри этой работы. Была частью ее. Успела привыкнуть к запаху.

Замечает отошедший краешек влажной от клея вырезки, тут же поднимая к нему руку и прижимая пальцем к стене. Тот скользит, норовя встать на чужое место, поэтому девушка с большей усидчивостью возвращает его в правильное положение, насупив брови и привстав на носки.

Не оборачивается, когда тяжелая дверь скрипит под напором, приоткрываясь. Резкая вонь ацетона щиплет ноздри парня, как только он делает шаг вперед. Не успевает ничего сказать, ощутив как этот неприятный запах уже оседает на кончике языка, поэтому одним движением тут же прикрывает рот и нос ладонью. Сильнее сжимает железную ручку, полностью раскрывая двери, чтобы проветрить комнату.

На очередной скрип Элли озадаченно оглядывается, ощутив как прохладный воздух покалывает её оголенные плечи. Не меняет вопрошающего взгляда, хоть и чувствует, как в груди тяжелеет сердце, когда она видит у порога помещения Ховарда, что активно двигает рукой вперед-назад то раскрывая, то прикрывая двери.

— Проветриваю, — мычит сквозь ладонь, объясняя свои действия, но Элли не сводит непонимающего взгляда. До неё не доходит, зачем это нужно, — не смотри так, у тебя клеем воняет и слишком душно. Жуткая смесь.

— Я не чувствую, — пожимает плечами, вновь разворачиваясь к стене, чтобы надавить на отошедший кусок бумаги тряпкой, но звонкий голос Ховарда отвлекает.

— Ничего себе, — произносит он спустя какое-то время, заставив девушку тяжело вздохнуть, обернувшись.

— Что опять? — да, она старается быть холодной. Хочет показаться свою незаинтересованность в присутствии парня, чтобы он не смог взять верх над ее сознанием, надавив на известные лишь ему рычажки.

— Ты просто… сделала это, — запинается в словах, не в силах побороть шоковое состояние, что вполне ожидаемо.

Она устало смотрит на Кори, а тот, в свою очередь, указывает рукой на стену, больше не прикрывая лица. Его глаза непривычно широко раскрыты, что заставляет чувствительный орган в груди Мэтьюс больно кольнуть, вызвав приступ паники. Она оборачивается, тут же посмотрев на стену. Подушечками пальцев касается прохладной поверхности.

— Что? — не понимает, бегая взглядом от потолка и до самых углов, — Где-то отвалилось, да? Я так и знала, что плохо клей развела. В инструкции же было написано, что необходимо мешать тщательно в течение 10 минут, а у меня руки устали после трех минут… — корит себя, прикусив губу, а шумный вздох позади подстегивает быстрее вертеть головой, в поисках помарки. Она должно быть ищет её не в той стороне.

— Ты не поняла, — это Кори, — здесь все идеально.

Учитывая, что еще два дня назад, стена была пуста, а сейчас на ней красуются влажные от клея журнальные вырезки, то его удивление понять можно.
Морская пена, закручивающаяся в вихре волна, и вот он уверен, что ощущает на коже брызги, только что разбившейся об камень воды. Слышит шум прибоя. Желтый свет маяка приятно согревает кожу, продолжая стоять на камнях в самом эпицентре разбушевавшейся стихии.

Шарканье ног за спиной заставляет замереть. Кожа рук предательски покрывается мурашками, как только парень оставляет невесомый поцелуй на оголенном участке плеча, прерываясь лишь на очередную похвалу:

— Всё просто замечательно, — шепчет, вновь касаясь губами нежной кожи. С каждым поцелуем поднимается всё выше, — Элли, я даже не думал, — касание, — что ты у меня такая умница.

— Ты опять за старое? — хрипит, прикрывая веки, но её ресницы дрожат, пока девушка мысленно сопротивляется касаниям, — меня не задобрить похвалой, Кори. Особенно после того, что ты сделал.

Казалось бы обычное касание, прикосновение влажных губ, но это всё каждый раз так ново, что Мэтьюс наслаждается этим как в первый раз. Пытается вобрать в себя каждое движение Кори за спиной, боясь пропустить даже хриплого выдоха.
Запрокидывает голову, слегка наклонив её, чтобы открыть больше места:

— Я думала, что ты уже всё понял, — тон голоса тише.

Это недоверие, проскальзывающее в голосе. Кори ожидал его.

Касается затылком его плеча, ощущая влажные поцелуи, от которых колени сводит приятная судорога, а внизу живота зарождается тянущая боль. Но она приятна. Хочется ощущать больше такой боли, сильнее, позволить той развиться и захватить каждый миллиметр тела.

Хочется, но… разве так можно?

Ховард вносит неопределенность, своим присутствием. Он успокаивает, и заставляет волноваться в одно и тоже время. Заставляет чувствовать то, что Элли раньше не испытывала. И даже обида на его своеобразное отношение к ней не позволяет отбросить его руки, прогнать или прекратить встречи. Ведь его прикосновения заставляют бабочек появиться в её животе.
Элли либо с ним, либо ждет, пока сможет увидеть его.



ChristenVD

Отредактировано: 22.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться