Брак

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая

 

 

Через пять минут его соединили со свободным брокером.

 – Добрый день, – отозвалась трубка приятным баритоном. – Меня зовут Гилео Матеуш. Чем я могу вам помочь, господин…

 – Эвский, – представился Ларго, с трудом подавив очередной приступ кашля. – Антон Эвский. И я хотел бы купить акции компании Кибериум.

 – Секунду. – Послышалось шуршание. Ким чётко представил, как брокер роется в стопе бумаг, отыскивая нужные списки. – Ваш выбор, безусловно, безупречен, господин Эвский, – пропел Матеуш. – Акции Кибериума, несомненно, весьма разумное и выгодное вложение капитала. Однако…

 – Однако?

 – Пробиться в число акционеров Кибериума невозможно, – печально изрёк брокер. – По крайней мере – не в ближайшие десять лет. Зато я могу предложить вам…

 – Нет, – оборвал его Ларго. – Мне нужны только эти акции.

 – Но…

 – Только эти, – надавил Ким и понизил голос. – Видите ли… «Эвский» – всего лишь псевдоним. Думаю, вы уже догадались, кто я на самом деле. – Рискованный ход. Но откровенный блеф, приправленный мутными полунамёками, порой выглядит убедительней правды. – Так что за процентами дело не станет, Матеуш. Я сделаю вас богатым человеком.

Брокер затих.

Он молчал, а Ларго делал ставки: что победит: здравый смысл или жадность? Победила жадность.

 – Есть один вариант, – наконец отозвался Матеуш. Он тоже перешёл на шёпот. – Вы, возможно, слышали о гибели Милоса Карра и Виктόра Лессера?

 – Да, припоминаю.

 – Они входили в число ведущих акционеров Кибериума, но умерли, не оставив завещания.

 – Ах, вот оно что! – Ким догадался, к чему клонит жадный брокер.

 – Согласно закону, ценные бумаги Карра и Лессера вернулись в корпорацию, и мы ждём, когда Рольф Этингер снова выбросит их на рынок.

 – Продолжайте.

 – Как только это случится, я сразу позвоню вам. Правда... есть одна небольшая проблема… – Матеуш замялся.

 – Какая именно?

 – Их уже караулит другой покупатель.

 – Кто? – Ларго сжал трубку так, что пальцы хрустнули и замер, словно пойнтер перед броском.

 – Не могу знать, – вздохнул брокер. – Он, как и вы, сохраняет инкогнито.

Чёрт!

Ким нахмурился, покусывая растрескавшиеся губы.

Кто же это? Кто этот загадочный тип?

 – Матеуш, друг мой, – ласково пропел он в трубку. – Окажите последнюю услугу. Скажите, кто ещё входит в состав правления Кибериума? Если кто-то из них согласится продать…

 – Никто не согласится, – уверенно заявил брокер. – Дивиденды баснословные, а рынок стабилен, как никогда.

 – И всё-таки? – нажал Ким. Отступать он не собирался. Тем более – сейчас, когда на горизонте мелькнула тень таинственного охотника за акциями Кибериума. – Даю сорок процентов за каждую сделку.

Теперь трубка замолчала надолго. Матеуш медлил с ответом, а Ларго почти физически ощущал терзания охочего до наживы дельца. Однако на этот раз верх взял здравый смысл: за разглашение коммерческой тайны грозила каторга на релидиевых рудниках.

 – Прошу извинить, господин Эвский, – вежливо, но холодно произнёс Матеуш. – Я ничем не могу вам помочь.

Ким дал отбой и откинулся на подушку. На разговор с брокером ушли последние силы, зато каков результат! Кто-то хочет прибрать к рукам акции Карра и Лессера. Осталось выяснить – кто именно.

А ведь я знаю, где искать ответ, – подумал он и ухмыльнулся.

Заветный лист, найденный в квартире Реважа, сгорел, но Ларго сохранил в памяти всё, до последней буквы...

Ким жал на кнопку вызова с таким остервенением, что дежурный медбрат решил, должно быть, будто в палате пожар.

 – Мне нужны мои вещи, – заявил Ларго без особых предисловий. – Быстро. Сейчас.

 – Вещи? – Щуплый парнишка выглядел озадаченным и растерянным. – Но... вы...

 – Послушай, дружище, – Ким смягчил тон, хотя хотелось взвыть: неужели всё сгорело? Но... Не могло же сгореть всё подчистую! – Мне всего лишь нужен мой блокнот.

 – Блокнот?

 – Да, блокнот. – Ларго напрягся. – Такая маленькая книжечка в кожаном переплете. Принесите её, и к вечеру завтрашнего дня получите внушительную премию.



Леока Хабарова

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться