Брак

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая

 

Этому учили с детства. Вдалбливали молотом, вкручивали в сознание буром. Так глубоко и прочно, что не достать.

Кукла не способна навредить человеку. Не способна. Никогда. Никак. Ни при каких условиях и обстоятельствах. Даже, если прикажет хозяин. Даже, если от этого будет зависеть её, куклы, существование.

И всё-таки...

Во что поверить проще? В то, что кто-то сумел обойти законы робототехники и запрограммировал киборга на убийство, или в то...

Вторая версия с трудом умещалась в сознании.

Женщина...

Неужели там, в квартире Реважа, на него напала живая женщина? Настоящая? Из плоти и крови?

Немыслимо!

Ларго, изнывая от бессонницы, прокручивал эту безумную идею снова и снова. Он ворочался на растрёханной кровати, сбивая простыни в ком, а за окном хлестал опостылевший дождь.

Кто же напал на него? Кто пытался сжечь заживо? Женщина или кукла? Кукла или женщина?

Кто же она?

Ким вспомнил её легко, словно видел минуту назад. Хрупкая, миниатюрная, с оливковой кожей и короткими тёмными волосами...

Он перевернулся на другой бок, закрыл глаза и представил ту роковую ночь. Вот непонятная кукла ищет что-то в квартире Реважа. Ищет судорожно, торопливо, вздрагивая от каждого шороха. И тут входит он, Ларго. Входит, швыряет ключи на тумбочку и сам начинает что-то искать. Девчонке не хватило времени спрятаться, и она пошла на риск. Ей повезло: уловка сработала, но осталась ещё одна задача – уйти незамеченной. Тогда и пошёл в ход тяжёлый бронзовый подсвечник. А для верности, ещё и огонь...

Слишком уж сложный план для куклы, – подумал Ким и снова улёгся на спину. – Однако вполне приемлемый для человека.

Для человека, способного мыслить, рассуждать и принимать самостоятельные решения в экстренной ситуации...

 – Надин! – позвал он. Бороться с бессонницей больше не имело смысла: близился рассвет.

 – Господин Ларго звал? – Кукла улыбнулась синтетической улыбкой. Её тёмные, как вишни, глаза мерцали в полумраке. Густые блестящие локоны пахли цветами и пластмассой, а полупрозрачный пеньюар подчёркивал соблазнительные формы. Она была красивой. Красивой вещью. И сейчас Ким осознал это так остро, как никогда прежде.

 – Поговори со мной, Надин.

 – О чём господин Ларго хочет говорить? – взмах пушистых ресниц, лёгкий наклон головы, лукавая улыбка.

Программа... Чёртова программа!

Спутницы жизни на любой вкус.

Вкус, идентичный натуральному...

 – Не важно. – Ким откинул одеяло. – Раздевайся и ложись.

***

Около полудня Ларго – чисто вымытый, гладко выбритый и сытый по самое не хочу – отправился в Особый отдел. Правда, выше подземной парковки так и не поднялся: встреча с акулоподобным Рионом Штерном в планы не входила. Его ждали в другом месте.

Старый ситроен раскапризничался и запустился не сразу, но всё-таки запустился, и Ким выехал за ворота Управления.

Бесконечный дождь порядком достал. Дворники, мерно щёлкая, гоняли тяжёлые капли по лобовому стеклу. Безликие, сплошь одетые в плащи да шляпы, пешеходы прятались под чёрными зонтами, а лужи пузырились, обещая долгий ливень.

Серый мир...

Ким смотрел на дорогу, но по-прежнему видел перед собой загадочную куклу, напавшую на него в квартире Реважа. Он думал о ней всю ночь и представлял, когда трахал Надин.

Она должна была прикончить меня, размышлял он. Но не прикончила. Почему?

Что она такое? Откуда взялась? А вдруг...

Этого не может быть. Этого просто не может быть!

Ларго мотнул головой, прогоняя навязчивые мысли, схватил в бардачке первый попавшийся диск и сунул в магнитолу.

"Это мир мужчин, – затянул хрипловатый голос. – Мир мужчин. Но он был бы ничем, не будь в нём женщины...". Ким смачно выругался и вырубил звук.

Спустя полчаса вымораживающей толкотни в пробках, Ларго миновал площадь Памяти, которая считалась условным центром Агломерации, свернул налево и устремился к Звёздному мосту. Десять минут по трубе из огнеупорного стекла, и ситроен оказался среди зелёных скверов, клумб и тенистых аллей. Рай так отличался от каменных джунглей центра, что казался другой планетой. Здесь хотелось дышать полной грудью, получать от жизни удовольствие и никуда не торопиться. Ким так засмотрелся на высоченный тополь, что едва не врезался в столб. Удивительно! Такая красота в их искалеченном, сером мире. Всё ж таки Инкубатор знает своё дело: вся эта расчудесная флора – не что иное, как продукт клонирования. Светлые головы, работающие на Токадо, сумели воспроизвести некоторые виды растительности, используя так называемый "довоенный материал". Однако эти "некоторые виды" стали достоянием исключительно элиты. Простым смертным, как всегда, достались крохи. Хотя... именно на фермах Инкубатора синтезировали табак и алкоголь. Отличный ход, надо понимать: обожание масс Токадо обеспечил себе именно этим, а вовсе не созданием людей из пробирки.



Леока Хабарова

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться