Брак

Размер шрифта: - +

Глава двадцать третья

 

Память превратилась в решето. Рассылалась калейдоскопом отдельных кадров. Ким помнил невнятные эпизоды, обрывки фраз, мельтешение лиц, голоса и приказы, но сложить это воедино не мог, как ни старался: что-то постоянно ускользало, и он барахтался в мареве забытья, словно упавшая в стакан молока муха.

"Не двигаться!" – надрывно орал кто-то. – "Руки на стол!".

Ларго подчинился, с трудом соображая, что происходит вокруг. Ноги превратились в лапшу, голова плыла, а фальшивый сад кишел жандармами в чёрно-серых мундирах.

Лица, лица, лица, лица... Все они казались одинаковыми и кружились, кружились...

Кима вывернуло наизнанку. Он блевал и блевал, исторгая зловонную желчь, а потом рухнул, как подкошенный. Аккурат в лужу рвоты...

"Передозировка..." – шептал над ухом знакомый голос. – "Видно, крепко сидел на ультронее"...

Нет! – хотел крикнуть Ким, но не смог разлепить запекшихся губ: сил не хватило.

И снова провал. Снова чёрная липкая мгла и плесень беспамятства, пожирающая всё вокруг.

Его трясли и били по щекам, но реальность гнила и распадалась на части, не оставляя Ларго ни единого шанса.

"Когда вы начали работать на Кибериум?"...

Ким втянул в себя воздух и закрутил головой. Что за странные вопросы? Кто их задает? Где он? Почему в наручниках? Почему...

И опять забытьё. Голоса, лица, запахи – всё смешалось и перепуталось. Исковерканное сознание вспыхивало и тут же гасло, будто намокшая спичка.

"Когда вы начали работать на Кибериум?"...

Сколько раз его спросили об этом? Не меньше сотни, уж точно. Как он отвечал? Мычал что-то бессвязное и мотал тяжёлой, словно чугунный жбан, головой.

"Когда вы начали работать на Кибериум?"...

Резкий свет в глаза. Пощёчина. Вода в морду.

"Когда вы начали работать на Кибериум?".

Когда? Когда? Когда?

Опять свет в глаза. Пощёчина. Темнота.

Один и тот же вопрос. Снова, и снова, и снова, и снова...

Чёрт, что же было в том довоенном вине? Уж явно не истина...

Ультроней. Лошадиная доза ультронея. Вроде той, что погрузила Магу в нейролетаргический сон...

Уже потом, много позже, Ким узнал, что помощник Мануэля Лопеса сообщил в Особый Отдел, как он, Ларго, звонил в пять утра и настойчиво добивался встречи. Секретарь Ами Токадо рассказал похожую историю, а Рион Штерн, подлая гнида, чудесным образом обнаружил в его кабинете список членов правления Кибериума с «подозрительными пометками». Но самое интересное, что на счету Ларго появилась крупная сумма денег. Неприлично крупная.

«Откуда?», – спрашивали его. – «Кто платит?».

Ким не знал. Он вообще с трудом понимал, что происходит.

Хуже всего, что Магу так и не нашли. Убогая квартирка хакера пустовала, а регистратор Центральной больницы подтвердил, что парня забрал не кто иной, как Ким Ларго – детектив Особого Отдела.

«Меня подставили!» – первое, что выдавил из себя Ларго, когда вернулась способность облекать мысли в слова.

«Все так говорят», – отвечали ему, и на голову рушилась лавина вопросов.

"Когда вы начали работать на Кибериум?"...

"Откуда деньги"...

"Кто приказал убить Лопеса?"...

Когда действие ультронея немного ослабло, Ким попытался всё объяснить. По-честному. От и до. Ничего не утаивая и не упуская из виду, однако... в объяснениях никто не нуждался.

Всё уже решили, – понял он. – Всё давно решили за меня.

"Когда вы начали работать на Кибериум?"...

"Откуда деньги"...

"Кто приказал убить Лопеса?"...

Последний допрос вёл Калеб Тюр. Тот самый Калеб Тюр – остроносый зануда, до жути похожий на хорька. Его повысили, и плешивый подлипала стал детективом. Теперь Калеба распирало от чувства собственного величия, и от широты душевной бывший сержант приказал снять с Ларго наручники.

 – Между нами случалось некоторое недопонимание, – пропел Тюр, глядя в гигантское зеркало на серой стене допросной, и Киму показалось, будто кончик носа новоиспечённого детектива задёргался.

Чёртов хорёк...

Ким потёр запястья: на коже остались красные следы. Он вспомнил, как грозил Тюру вырвать кадык. Да, непонимание случалось, что тут скажешь...

 – Уверен, сейчас вы согласны сотрудничать, господин Ларго. – Калеб скрестил руки на груди. – Прежде всего это в ваших интересах. Я хочу помочь вам, Ким. В самом деле, хочу. Возможно, я – ваша последняя надежда. Вы готовы ответить на мои вопросы?



Леока Хабарова

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться