Брак

Размер шрифта: - +

Глава тридцать вторая

 

Его забрали рано, ещё до побудки. Как и в прошлый раз. Бедолагу Лео прикрепили к хозяйственной части, и теперь он драил полы в корпусе надзирателей на втором ярусе. Ларго это устраивало: чем дальше парень от Перца, тем лучше. К тому же, мальчишку возвращали к бригаде до перерыва, чтобы он успел отработать норму.

Лео сполз с вагонки и, в сопровождении конвоира, направился к выходу.

Дёргается, – мрачно отметил Ким. Что ж, это не удивительно. У самого нервы натянулись, точно струны: вот-вот лопнут.

Всё произойдёт сегодня…

У самой двери Лео неожиданно обернулся и бросил на Ларго взгляд полный тоски и тревоги.

Нехороший взгляд...

Взгляд кролика, попавшего в силки.

Успокойся, – ответил Ким одними глазами, – всё будет хорошо.

И тут же холодные иглы сомнений впились в позвоночник. А будет ли? Вдруг бригаду не отправят в Штольню? Или сработают парализующие чипы? Или Ладимир решит, что Лео – шпион, и откажется помогать? Или…

О! Сколько всяких "или"!

Стоп!

Ларго одёрнул себя, мысленно отвесив оплеуху. Сжал и разжал кулаки. Ладони вспотели, а пальцы дрожали, как после тяжёлого похмелья. Нет, это никуда не годится. Так что – стоп. Стоп. Стоп!

Не время сейчас для терзаний и страхов. Отступать некуда: всё произойдёт сегодня.

Всё или ничего.

Сигнал к побудке впился в мозг ржавым буром. Заскрипели нары. Каторжане шлёпали по полу босыми ногами, наспех натягивая полосатые робы. Нестерпимо воняло потом.

Всё произойдёт сегодня, – мысленно повторял Ким снова и снова. – Всё или ничего.

Он оделся первым. Хому пришлось ждать и подгонять.

Всё произойдёт сегодня…

 – Эй, Легавый! – Хома ткнул его локтем в бок. – Чего не жрёшь? Не хочешь? Можно подъем?

Ларго дёрнулся, вынырнул из пучин тревожных мыслей и обнаружил себя в столовой. Вот ведь... Он даже не помнил, как здесь оказался.

 – Эй, можно подъем, говорю!

 – Доедай. – Ким придвинул миску наркодилеру и тяжело вздохнул. Может, и надо было впихнуть в себя хоть что-нибудь, да кусок в горло не лез. Полосатые каторжане, плотно сидевшие на длинных лавках, сливались в мутное серое пятно. Сердце кирпичом ухалось о рёбра. Спина взмокла от холодного пота, а кишки скрутило в тугой узел.

На построение Ким ковылял на негнущихся ногах, а, когда голосистый разводящий принялся читать «молитву» о неоплатном долгу каторжан перед обществом, опустил глаза и сжал кулаки до хруста.

Штольня… Нас непременно должны направить в Штольню!

Именно это обещал Лей тогда, в подземном бункере. Откуда Ладимир знал распорядок смен, оставалось загадкой.

Сержант перешёл к назначениям. Он выкрикивал номера бригад и ярусов, а Ларго стоял, ни жив ни мёртв, оглушенный волной страхов и сомнений.

Нас должны направить в Штольню. В Штольню!

 – Сто шестая, – ревел разводящий. – Нулевой. Сто десятая! Шестой! Сто девятая! Третий!

Третий...

Третий?

Третий!!

К горлу подкатил тошнотворный ком. Внутренности сжало тисками так, что ни вдохнуть, ни выдохнуть.

Третий!

Ким с трудом устоял на ногах. Третий!!! Как же… Как же так? Должны же были отправить в Штольню!

 – Нас должны были отправить в Штольню… – повторил он, словно во сне.

 – Ну! – хмыкнул Хома. – А отправили на третий! Свезло нам, дело говорю!

 – Свезло… – эхом отозвался Ларго и покачнулся, когда наркодилер хлопнул его по плечу.

Ладимир обманул меня, – тупо подумал он, занимая место в шеренге. – Обвёл вокруг пальца, а я развесил уши, как мальчишка! Некого винить. Некого. Некого! Нет отсюда спасения. Нет выхода. А любая надежда – всего лишь иллюзия. Болотный огонёк, коварная ловушка и ничего более...

 – Эй, Легавый! – Кабан выдернул его из строя и грубо толкнул в сторону. – Не так быстро.

Ким послушно замер. Всё равно. Теперь уже всё равно. Даже если Кабан изобьет его до полусмерти. Даже если...

 – У тебя на сегодня особое назначение. – Надзиратель смотрел на него, как на засохшие фекалии. – Так что кру-угом и шагом марш в клеть!

Ким уставился на Кабана, будто видел впервые.

 – В... в клеть?

 – Какое слово конкретно ты не понял, гнида легавая? – Тюремщик сгрёб Ларго за химок и склонился к самому носу. Изо рта у него воняло синтезированным луком и несварением. – Шагом. Марш. В клеть!



Леока Хабарова

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться