Чего ожидать от девичника, или верхом на козе

Размер шрифта: - +

Глава 13

Честно говоря, я думала, что после всех этих перипетий мне еще долго будут сниться кошмары, но на деле, каждую ночь спала сладким сном праведника, нисколько не мучаясь от плохих сновидений. Мне вообще ничего не снилось, только стоило дотронуться головой подушки, и сознание проваливалось, словно, в темный колодец, а приходила я в себя уже под утро.

Как спалось Стасику мне не ведомо, но спозаранку выглядел он, по правде, не очень. За целую неделю никаких больше происшествий не наблюдалось. Хотя нам пришлось все же заехать в полицию, дабы, во первых: мне выдали временное удостоверение личности, а во вторых: написать заявление на моего душителя, хотя Стас был настроен весьма скептически по отношению к стражам порядка и совсем не надеялся, что они предпримут хоть какие-то действия в поимке опасного маньяка.

А где-то в середине недели Стасик пришел домой с большим коричневым конвертом под мышкой, сказал что там документы по наследству и еще кое-какие бумаги, затем заперся в своей комнате и принялся их изучать. Что было там такого мне не известно, но после данного случая я очень часто ловила на себе его задумчивый и цепкий взгляд, который заставлял меня ужасно нервничать. Не сказать, что его отношение ко мне стало иным, оно осталось все таким же заботливым, бережливым и деликатным, но где-то глубоко в душе я чувствовала, что-то изменилось.

Еще пару дней я мучилась, ходила вокруг да около не решаясь приоткрыть завесу тайны, но в конце концов мое девичье любопытство победило, и, как только Стас отправился на работу, проскользнула в его апартаменты.

Я конечно же знала, что так делать нельзя,любопытство сгубило не только кошку, а и всех жен Синей Бороды, но толкало меня на сие преступление не только это пресловутое чувство, а и страх. Что же там такое, заставившее Стаса взглянуть на меня по новому? Может мне уже стоит начать сматывать удочки и покинуть столь гостеприимные стены сего жилища?

Пакет, на удивление, преспокойно возлежал на журнальном столике, как бы приглашая меня открыть его. Дрожащими руками, все еще колеблясь, я нерешительно выудила из его недр интригующее вместимое. Помимо увесистой стопки каких-то юридических документов, которые даже не стала рассматривать, обнаружился небольшой пожелтевший от времени коверт. Еще раньше чем я прочитала что на нем написано, почувствовала как темнеет в глазах и стучит в висках от переполняющего меня волнения. Я узнала этот почерк, больше того, я узнаю его из тысячи. Лиза! Это её рука. Фиолетовые чернила, завитушки над буквами, знакомые символы. Во рту внезапно пересохло, а ноги, казалось, стали ватными. Я присела на мягкий диван, опасаясь свалиться на пол от, бивших через край, эмоций.

Открыв и это послание, я извлекла небольшой исписанный все тем же почерком лист и плотный бумажный квадратик. Письмо читать не стала ибо это уже было бы слишком, а карточку принялась внимательно разглядывать. И даже не сразу поняла, что на ней изображено, а вглядевшись, заволновалась еще больше, узнав на картинке себя, не просто на картинке, а, как ее называют в этом времени, фотографии. На обратной же стороне Лиза написала всего два слова: “Защити её”.

Откуда? Как? В голове вращались тысячи мыслей и предположений, но ни одно не казалось правдоподобным, тем более, что я в месте, изображенном на картинке ни разу не была и уж тем более не фотографировалась.

Я уже давно догадывалась, что Стас какой-то там по счету правнук моей дорогой Елизаветы, что как раз и способствовало получению им наследства, но то, что и моя скромная персона прилагается к этому самому наследству в голове вообще никак не укладывалось. Получаеться подруга узнала каким то образом куда я попала и единственным возможным способом постаралась мне помочь. Милая моя Лизка, она и тут меня не бросила, даже сквозь года, сквозь столетия. На глаза набежали непрошенные соленые капли и начали скатываться по щекам, щекоча кожу. Приходилось смахивать их раз за разом ладонью, но поток все не останавливался и не останавливался.

Наконец проревевшись и кое-как взяв себя в руки, я немного успокоилась и принялась за раздумья стараясь все документы скрупулезно упаковать как они были до моего наглого и бесцеремонного вторжения. Тщательно подчистив следы своей преступной деятельности, я покинула комнату Стасика и прошествовала в свою.

Судя по тому, что написала Лиза, Стасу предстоит меня от кого-то или от чего-то защищать. Но кто обо мне знает в этом времени? Кто может мне желать зла? Хотя, если подумать, на меня уже дважды нападали. Оказывается дело вовсе не в конкурентах “ТИРа”, а во мне. Получается это я подвергаю опасности и Стасика, и Игната, и балагура Вову, с которым я накануне познакомилась, и замечательную добрую Степаниду Касьяновну, пекущую столь восхитительные пирожки, и, даже, одноглазого, но такого смелого кота Барсика.

Ни в силах усидеть на месте, я вскочила и принялась мерить шагами комнате, ходя из угла в угол. Эти люди, да и не люди, ни в чем не виноваты и не должны пострадать из-за меня. Я себе никогда не прощу, если с ними что-нибудь случится. Но какой у меня выход? Бежать? Куда? Скрыться? Где? Я конечно пару раз бывала со Стасом в городе, но этого не достаточно, чтоб я начала там нормально ориентироваться.

Меня волной накрывала паника, грозя смести на своем пути все зачатки здравого смысла, который был мне до недавнего времени присущ и я совсем не знала как ее остановить.

Казалось я уже до дыр затерла ковер на полу, метаясь как раненый олень, а решение все не находилось. Мимоходом заметив какое-то движение сбоку, вздрогнула от испуга, а, взглянув уже пристальнее, тут же успокоилась, поняв, что это всего-навсего мое собственное отражение в зеркальной дверце шкафа. Подошла поближе, вгляделась в серебристую гладь и удивленно нахмурилась. Неужели это растрепанное, охваченное страхом создание я? Глаза горят безумным лихорадочным блеском, щеки раскраснелись, лоб в испарине. Одним словом - ужас. Так себя воспитанные барышни не ведут.



Алеся Лис

Отредактировано: 21.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться