Черная шляпа

Размер шрифта: - +

Песня о дереве

В зеркале я вижу бледное изможденное лицо с оттеками вокруг глаз, потрескавшимися губами, едва заметными шрамами за левой скулой, короткими прямыми ресницами и нависшими веками. Тонкие кривые губы, по цвету слилившиеся с бледной с желтизной кожей. Волосы разлохматились, шляпа покосилась. Жалкое зрелище.

Сначала тональник, чтобы скрыть желтизну и шрамы. Потом тушь, подводка, тени, кроваво-красная помада и карандаш для губ. На том месте, где должна быть ямочка от улыбки, наношу мушку.

Открываю шторы. За окном - утренний город. Легкий туман, светло-серое небо, прохладный воздух. А здесь - почти белая комната. Белая кровать, белый балдахин, белый ковёр. На белой стене - плакат с белой кошкой. а белом столе - белая тарелка с белым шоколадом.

Я заночевала у Дейла. Напросилась, чтобы узнать, каково это - просыпаться в городе. Мы спали в отдельных комнатах и после ночевки ничего между нами не изменилось. Да и не хотелось ни мне, ни ему.

Иду по коридору. Рядом дверь с надписями:

НЕ ВЛЕЗАЙ - УБЬЁТ

МОЯ ТЕРРИТОРИЯ - МОИ ПРАВИЛА

ПРИ ВХОДЕ ГОВОРИТЬ ПАРОЛЬ

Это комната его сестры. До самой ночи я слышала оттуда звуки тяжелого рока и не могла заснуть. А потом мне снились кошмары. Как она такое слушает, не представляю.

Спускаюсь на кухню. Отец сидит и читает газету. Дядя роется в холодильнике. Мама безцельно переключает телевизор. Сам Дейл рассеянно ковыряется в тарелке с хлопьями. На нём халат и домашние тапочки.

- И долго мы тут прохлаждаться собираемся? - скрестила я руки на груди, - Занятия уже начались.

- В смысле?! - подскакивает Дейл.

Вливает в себя молоко, жуёт хлопья, давясь ими. Я ржу, отец тоже.

- Я пошутила, - смилостивилась я, - Сегодня воскресенье, дурья башка.

- Ненавижу выходные, - сказал Дейл.

- Ты всегда был странным, - раздался голос сестры откуда-то сверху.

Она спускалась, сонно потирая глаза. Джинсы на бедрах из 60-х, при этом драные, майка, ожерелье, фенечки, и рваная стрижка, создающая ощущение того, что её волосы наэлектризовались. И рваная челка, которую давно не подравшивали. По щекам растеклась тушь.

- Что за вид у тебя такой, Ребекка? - проворчала мать, - Сейчас же иди умойся и причешись. Не позорь меня перед соседями.

- Блаблабла, - передразнила её Ребекка.

- Ты как со мной разговариваешь? - подбоченилась мать.

- Успокойся, Моника, ты опять заводишься с полуоборота, - спокойно сказал дядя, гремя банками в холодильнике.

- Сначала работу найди, психолог недоученный, - фыркнула мать, - Долго я должна терпеть, как ты каждый день пердишь в диван и опустошаешь холодильник?

- Ника, это всё-таки мой брат, - вставил отец из-за газеты, - Будь с ним помягче. У него не самый лучший период в жизни.

- Этот "не самый лучший период в жизни" длится уже 10 лет! - взвизгнула мать, - Мы даем ему кров и пищу, а в ответ не получаем ни капли благодарности! Мне это уже надоело! Пусть немедленно съедет!

- И что же, ты выгонишь его на улицу? - спросил отец, - Не будь ребенком. Войди в его положение. Он старается изо всех сил.

- Расслабься, брат, - сказал дядя, - Это типичные манипуляции. Она на чувство вины давит посредством своих истерик. Не ведись.

- Что ты сказал, щенок?! - мать от возмущения выронила чашку.

- Успокойтесь, пожалуйста! - взмолился Дейл.

- Ну вот, что и требовалось доказать, - усмехнулся дядя.

- Мне уже надоело, что меня постоянно мешают с грязью и выставляют истеричкой и манипуляторором! Я уже и манипулятором побывала, и психологической садисткой, и неуравновешенной психапоткой! А может, это просто ты козёл, а?! - заорала мать, грозно надвигаясь на дядю.

- Оставь в покое моего брата! - привстал отец, не откладывая газеты, - Истеричная дура!

- Пожалуйста, дядя, ты же сам видишь, что провоцируешь её! - попытался перекричать мать Дейл.

- Прошу тебя, Дейл, я не хочу сейчас разбираться с твоими болячками. Иди в свою комнату, - сказал дядя.

- И как это ты определил, что у него болячки? - вмешалась сестра, - Может, хорош уже на людей ярлыки навешивать? А я тогда кто, скажи мне?

- Нет, Ребекка, у тебя просто переходный возраст, - мягко сказал дядя, отбиваясь от нападок матери, - Ты хочешь привлечь внимания, вот и всё. А вот твой брат любит манипулировать людьми, этим он в мать пошел.

- Ты идиот, - сказала сестра, - Когда это он манипулировал кем-то?

- Ладно, пошли, Ребекка, - вяло сказал Дейл, - С ним бесполезно спорить.

- Кстати, девушка, - обратился дядя ко мне, - Я, конечно, понимаю, что у нынешней молодёжи беспорядочные связи считаются чем-то обыденным, но Дейл - это не самый лучший выбор. Если Вы забеременеете, то он не сможет потянуть ребенка.

- Мы спали в разных комнатах, - жестко сказала я, - И ни я, ни мои знакомые не практикуют случайные связи. И я уверена, что Дейл будет отличным отцом.

- Да, если по Вашим меркам отличный отец - это человек с букетом психологических проблем и комплексов, - рассеянно отозвался дядя как раз в тот момент, когда мать огрела его вазой.

- Бежим! - заорала сестра.

Она схватила нас за руки и потащила из дома. Мы выбежали на дорогу и припустили вдоль проезжей части, остановившись у моста. Только тогда она нас отпустила.

- Она его не убила? - забеспокоилась я.

- Неа, - весело сказала сестра, - Такое постоянно случается. Он её провоцирует, она бросается в драку.

- Дурдом какой-то, - проворчал Дейл, - Мать просто неуравновешенная личность, а не манипулятор.

- Которую довели эти двое придурков, - добавила сестра.

- Мой отец не придурок, - нахмурился Дейл, - Он просто пытается быть на стороне всех. И мамы, и дяди.

- Но при этом защищает только дядю, - сказала Ребекка.



Николь Беккер

Отредактировано: 22.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться