Черная Вишня. Вероника из рода Шенк (часть 2)

Глава 19

ГЛАВА 19

Любовь — это спектакль, и цель его — приводить к катарсису.

Как всегда перед выступлением, волнение спряталось куда-то вглубь, рассеялось в заполнявшем меня предвкушении. Уже абсолютно спокойная, я раздавала последние бесценные указания, и когда Жозефина объявила начало — почти не испытывала волнения. А может, помогла настойка.

То, что мы ставили, не являлось балетом, скорее это был танцевальный спектакль. Все-таки народ тут очень артистичный, а быт их наполнен и песнями, и танцами, темпераментными и чувственными. И история Кармен оказалась близка и понятна, разве что пришлось заменить сигаретную фабрику на виноградники, корриду — на магические поединки да внести несколько других адаптирующих изменений. Погрузившись в мир танца, я плыла на волнах музыки, подчиняясь ее ритму. Где-то чуть импровизируя, где-то строго следуя заученному правилу. Только глаза то и дело искали в зале знакомую фигуру. К концу первого действия я не выдержала, спросила у Фины, какой столик заказан был мужчиной, доставившим подарки. Дождалась указующего кивка и уже увереннее вышла в зал. Даже решилась на маленькую шалость. По сюжету мы развлекали посетителей в таверне, и я действительно закружилась между гостями, отбивая каблучками дробный ритм. Зал притопывал в такт задорной музыке и всячески мой порыв одобрял. Так и приблизилась к сокрытому в полумраке столику, чтобы едва ли не отшатнуться от него.

Весь трепет, предвкушение, страх от предстоящей встречи разбились о суровую действительность. Я запнулась лишь на одно мгновение, снова подхватила ритм и глянула через плечо, все еще надеясь, что ошиблась. Не разглядела с первого раза. Итак: темноволосый, сероглазый, холеный. Сидящий мужчина едва заметно мне улыбнулся и кивнул.

Только вот он не был Шерданом Тарисом.

Как ни странно, первым чувством после опустошающего разочарования было облегчение. Загнанное внутрь напряжение ведь никуда не исчезло, а еще немало волновали мысли о том, как Шер отреагирует на меня рядом с другим мужчиной. Пусть и в танце. В очень откровенном танце. В общем, за кулисы я вместе с подружками упорхнула под аплодисменты, уже чуток успокоившись.

Дальше следовал мой любимый, пожалуй, эпизод. Как за пять минут правдоподобно соблазнить мужчину, чтобы отрекся он от чести, от службы, от бывшей возлюбленной и от своих друзей? Чтобы остался и был с женщиной просто потому, что она так захотела в этот момент? И пусть он лишь один в череде ее любовников, но сейчас Кармен любила его не менее сильно, чем будет любить через неделю, месяц, год кого-то иного.

Иногда я жалела, что нет во мне этой легкости, чтобы менять мужчин. Завидовала ее беззаботности и отчаянной бесшабашности. Хотелось хоть ненадолго стать этой дерзкой, влюбчивой бабочкой, но именно сейчас я могла ею притвориться.

Неман, уже ждавший на сцене, встретил мое появление с неуместно веселым видом, но, приглядевшись к тому, как я неспешно шла к нему, посерьезнел. По-моему, сглотнул даже, не уверена.

А потом все закружилось, затянулось в водоворот томных движений, выпадов и вращений. За кулисы мы уходили в звенящей тишине, и лишь когда скрылись, в спину понесся нарастающий звук хлопков, слившийся в серьезный гром.

— Вики, выходи за меня! — Неман пытался отдышаться, как-то неловко пристроившись на ящике за кулисой и закинув ногу на ногу.

Я даже отвлеклась от рассматривания его нелепой позы и слегка ошарашенно заглянула в глаза. Может, послышалось. Шумят же!

— Что-то ты торопишься, предложение ты мне будешь делать в следующем действии, — отшутилась я.

Парень рассмеялся, разбивая напряженность момента. Зал продолжал хлопать.

— Не завидую я тому, кто тебе приглянется, — хмыкнул он, продолжая странно ерзать. — У него же никаких шансов.

Я рассмеялась и только тогда сообразила, отчего Неман так странно сидит. Собиралась покраснеть, но передумала, разве что отсела подальше. Тут на нас налетели остальные участники спектакля, радостно зашумели. В спектакле наметился перерыв в несколько минут: гостям предлагались напитки, а на сцене меняли нехитрые декорации.

Короткий отдых кончился, не успели и глазом моргнуть. И снова сцена. Но в зал я уже не смотрела, отдавалась танцу, наслаждалась игрой. И только мысль об отсутствующем шайсаре то и дело цепляла болью. И что же это за мужчина на его месте?

Два действия пролетели незаметно. Я плыла на волнах танца и, когда перед финальными аккордами надо мной был занесен клинок, даже удивилась. Как же так быстро все произошло?

Неман профессионально и четко воткнул мне под мышку затупленную железяку. Я обмякла и стала оседать на пол, но была подхвачена руками партнера. Зал ахнул, послышалась какая-то возня, мелькнула вспышка, по-моему, падали стулья — похоже, убийство красивой и замечательной меня получилось достовернее некуда. Обмякнув в руках мужчины, я позволила опустить себя на пол, следя за происходящим из-под ресниц. Неман с минуту понуро сидел над моим хладным трупом на коленях, провел по щеке ладонью. Поднял на зал диковатый взгляд из-под челки. Свет разом погас.

Воцарилась почти зловещая тишина.

— Переборщили, — шепнула я на ухо своему убивцу, когда он поднимал меня с пола.

Тот лишь тихонько хмыкнул и не ответил. Может, правда зря мы так, зрелищно да на неподготовленную публику.

Тем временем свет зажегся — я едва успела одернуть свое алое платье, темнота продержалась от силы секунд пятнадцать. По-моему, от всеобщего облегченного выдоха даже ветерок до сцены долетел. А потом зал взорвался ликованием.

Это был однозначный успех. Сокрушительный. Постепенно на сцене собрались все участники. И стоило чуть утихнуть овации, Фина взяла слово, даже произнесла какую-то благодарственную речь.

Однако я уже знала, чем она закончится…

— А теперь я рада объявить необычный аукцион. Танец с нашими звездами!



Алиса Пожидаева

Отредактировано: 28.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться