Черная Вишня. Вероника из рода Шенк (часть 2)

Глава 28

ГЛАВА 28

Замужние женщины остаются женщинами и в конце концов начинают об этом догадываться.

В особняке Тарис я оказалась перед ужином. Поминутно оглядываясь, влетела на женскую половину и пошла на звук. Кари истязали в той же комнате, где когда-то готовили к приему меня. Шла последняя подгонка платья, Кари стояла с лицом мученика на низенькой табуреточке, а вдоль подола ползали сразу три портнихи, накладывая последние стежки.

— Ника! — Девушка попыталась сбежать с постамента, но была водружена обратно.

— Еще несколько минут, моя дорогая. — Из-за спины появилась четвертая портниха — дама в летах, сухощавая ручка которой и поймала беглянку за шнуровку, не давая покинуть место пытки.

— Эти несколько минут длятся уже больше часа, — простонала Кари, но послушно замерла.

— Вы сами пожелали сменить в последний момент туфельки, — невозмутимо ответствовала мастерица. — Так что ждите, когда подгоним под более низкий каблучок. И не дышите так сильно!

Я хихикнула, Кари закатила глаза. Похоже, девушка вняла моему совету не надевать ноголомную обувь. К моему облегчению, общего приема пищи в столовой не планировалось, ужин подали в маленькой гостиной с видом на сад. К слову — на зеленый сад. К завтрашнему торжеству магией обогрели и защитили от непогоды просторную террасу и прилегающие насаждения с лавочками и беседкой. И теперь лужайка радовала чуть желтоватой травой, оттеняемой темной зеленью хвойных изгородей и светлыми гравийными дорожками.

— Я боюсь, — вдруг нарушила тишину подруга, отложила приборы и впилась зубами в румяный яблочный бок.

Я, в свою очередь, отодвинула отбивную, слизнула с вилки смородиновый соус и деловито спросила:

— Есть основания?

— Да какие основания? — всплеснула руками девушка. — А вдруг все пойдет не так? Вдруг я что-то неправильно сделаю?

Она выбралась из-за стола, подошла к окну. Я тоже подошла к ней, любуясь укрытым сумерками садом, в котором сейчас развешивали цветные фонарики.

— Хм, когда я читала церемониал, то вынесла одно: за всю церемонию невеста и голос-то всего один раз должна подать, чтобы сказать «да».

— А вдруг голос пропадет? — продолжила накручивать себя будущая леди Грава.

— Просто кивни, — усмехнулась я.

Интересно, я буду так же себя вести, когда придет и мой черед выходить замуж? Если это вообще когда-нибудь произойдет. Стало неожиданно грустно.

Кари словно поймала мою мысль.

— Посмотрю я на тебя перед твоей свадьбой. — Она смерила меня самым пристальным взглядом, явно хотела спросить про брата, но по молчаливому соглашению мы этот вопрос не поднимали.

— Может, и посмотришь, — не стала отнекиваться я, но тему перевела: — Судя по всему, девичник у вас в мире не принят?

— Ну почему, в простых домах народ собирается на посиделки. Празднуют, гадают, дают невесте советы.

— А мы чем хуже?

С ответом девушка не нашлась. Тем более что я достала прихваченную по дороге фляжечку с дивным эликсиром неведомой крепости и божественного вкуса. За завтрашний день не переживала: напиток странным образом не вызывал похмелья. Проверила на себе.

— «Дельский нектар», — с ходу определила невеста и облизнулась.

Буду знать, как расшифровывается загадочный вензель на пузатом бочке.

 

Для начала мы отправились переодеться во что-то более удобное. Кари была в домашнем платье, а вот на мне красовалось очередное чудо портновского искусства, надетое для визита во дворец, и даже снять самостоятельно его было затруднительно. В комнате невесты к нам присоединилась ее личная камеристка — Сюзи. То есть присоединилась, естественно, не сразу, но фляжечка была объемиста, а мы убедительны. Девушка несколько робела, и тогда в компанию добавилась еще одна барышня — горничная, приставленная уже мне в помощь.

Лисабет, как выяснилось, разбиралась в местных картах, но прежде чем засесть за гадания, было решено наведаться на кухню. Ужин-то мы едва тронули, а гадать на голодный желудок было определенно дурным тоном. По пути к нам спонтанно присоединилась еще одна барышня, какая-то дальняя кузина Кари из провинции, приехавшая на коронацию с матушкой и задержавшаяся на свадьбу. Родительница ее ужинала с шаисой, а девушка маялась от скуки за вышивкой в одной из гостиных. Улину даже уговаривать не пришлось, она отбросила пяльцы и отправилась с нами.

На кухне нашу компанию приняли с распростертыми объятиями. Сдобная дама в фартуке, заправляющая приготовлением пищи в особняке, тут же распорядилась собрать нам объемистую корзину, сетуя, что ее девочка похудела. На меня она и вовсе смотрела с жалостью, хотя я почти вернулась в свой вес до пленения. Провожали нас поздравлениями и пожеланиями невесте счастливой семейной жизни.

— Только в комнаты мы не пойдем, — тормознула я нашу процессию в коридоре. — Это же неинтересно!

— А куда пойдем? — Кари немного растерянно оглядела с детства знакомые стены.

— Я знаю одно место!

Подвалы особняка Тарис совершенно не изменились с прошлого нашего посещения. Едва ступив на лестницу, ведущую во тьму, я привычно щелкнула пальцами, но ожидаемого огонька не появилось. Кари поймала меня за руку, ободряюще сжала и пошла вперед — у нее в руках был подсвечник.

Комнату, в которой можно было разместиться впятером, нашли не сразу, пришлось сдернуть несколько чехлов, а потом и подвигать совместными усилиями пару кресел. Но через четверть часа мы все-таки запалили факелы на стенах, разложили на низком столике с облупившейся мозаикой принесенную снедь и достали карты.

Девичник под глухой стук костяных рюмочек был объявлен открытым.

— Страстный незнакомец темной масти, облеченный властью, воспылал, нет, воспылает в ближайшем будущем чувствами… Тут еще что-то про коня, но не знаю, при чем тут конь.

— Так, может, он принц на белом коне, — хихикнула я.



Алиса Пожидаева

Отредактировано: 28.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться