Черная Вода

Размер шрифта: - +

Глава 10.

Сквозь тяжелую пелену грустных мыслей, я медленно открываю глаза во сне. Все вокруг бесцветное, окутанное серым туманом, холодное. В нескольких шагах впереди ворота, оформленные изумительной художественной ковкой. Каждый изгиб изящных железных лоз и резных листиков, переливался влажными росинками. Дойдя до них, я схватилась за длинные витые ручки и прислонилась лбом к воротной раме. Желание разрыдаться здесь, у ворот, пересиливало намерение открыть их, тем более что они заперты невидимым замком.

Жгучие слезы медленно заструились по щекам. Я хочу найти его.

Серый туман подступил плотнее, и я не видела ничего дальше собственного носа. Но он и придал мне сил. Если я не могу открыть – попробую перелезть.

Начав медленное преодоление препятствия, я заметила, как с обеих сторон у ворот быстро и густо поползли вверх такие же серые лиственные лозы, как на ковке. Они переплетались друг с другом и издавали приятное шуршание, оплетая ворота с боков и снизу. Наконец, я достигла вершины и спрыгнула внутрь.

Туман расступился, представляя серый парк с мягкими уютными тенями. С деревьев, росших вдоль аллеи, свисали прозрачные паутинки с алмазными капельками влаги. Легкое дуновение слегка дергало их за ниточки и сбрасывало росинки на землю.

За деревьями виднелись непонятные строения, напоминавшие огромные стойки с качающимися маятниками. Каждый маятник качался по своему собственному ритму – бесшумно и умиротворяюще.

Я все шла, ссутулившись от усталости, равнодушно глядя вперед. Единственной надеждой было найти его. Подол и шлейф моего длинного черного платья как будто плыли возле меня, словно я находилась под водой. Ступни совсем замерзли, и я присела немного растереть их.

Почему я не вижу его? Нужно продолжать идти.

Наконец, впереди ясно показались плавные движения. Он медленно подходил, заставляя ветер и маятники останавливаться с его приближением. Роса с земли, листвы и паутинок взмыла в воздух на разной высоте, так, что я могла видеть в каждой из них свое отражение.

Не вставая, я опустила голову – тяжесть все сильней округляла спину и сжимала плечи. Сейчас он будет сердиться, а потом…. Наверное, прогонит. Мне хотелось ему пожаловаться, излить душу, но слова, подобно этим росинкам просто застряли внутри и нет сил произнести ни звука. Зачем я пришла? Даже он не сможет меня понять. Я закрыла лицо руками и тихонько беззвучно заплакала.

Тем временем, Юпитер подошел уже совсем близко и наклонился ко мне. Пару мгновений, он просто нависал надо мной и как будто сканировал насквозь. Затем, начал медленно гладить по голове. Стало холодно от его прикосновений, но это придало немного энергии. Я все еще не могла говорить, но, по крайней мере, больше не казалось, что весь мир обрушился на мои плечи. Спина постепенно выпрямилась, а плечи расправились. Он взял мою левую руку и оглядев шрам на запястье, приложил свою огромную длань. Ледяной ток приятно пронзил место ожога.

Я не могла посмотреть ему в лицо, но решилась сказать:

- Не прогоняй меня, пожалуйста. Мне больше некуда идти.

«Это не так».

- Я хочу остаться здесь.

«Я тоже этого хочу».

- Можно?

«Нет».

Я снова заплакала от отчаяния – ему я тоже не нужна!

Он окутал меня своим плащом, внутри которого был целый космос. Его фиолетовое свечение было невероятно красочным после серого мира.

Силы окончательно покидали и их не хватало что бы вернуться. На это я и рассчитывала. Я медленно теряла сознание от происходящего. Последнее, что я увидела уже со стороны – как мир снова становился нормальным: росинки заняли свое положение, маятники пустились в ход, а Юпитер вынес меня спящую на своих руках за ворота.

 

Я открыла глаза, и моя оборона дала сбой – я залилась неудерживаемыми рыданиями.  Жалость к себе захлестнула. Казалось, что больше никто и никогда не полюбит меня, и что самое ужасное – этого и не хотелось. Как будто в мире больше не существовало человека, который бы смог понять меня. Даже Юпитер, который говорил, мол, я хочу, чтобы ты осталась здесь – сам же избавился от меня во сне. Просто хотелось раствориться, исчезнуть, и чтобы больше никто и никогда не вспоминал обо мне.

После завтрака я занялась глажкой, чтобы переключиться, но слезы так и наворачивались. Запястьем левой руки, я случайно провела по краю подошвы утюга и обожглась. Несмотря на это, мне стало легче – как будто физическая боль забрала немного душевной. И когда я вновь посмотрела на ожог – он уже был точь-в точь как шрам, который снился. Синяки на запястье вновь напомнили о Диме, о самых прекрасных днях, о тех веселых свиданиях и…. Слезы снова побежали из глаз.

Тряпка! Я просто тряпка!

В ярости на себя, я провела утюгом еще раз – уже по кисти и выключила его к чертям собачьим.

 

Встав на весы после утренней кардио тренировочки, я увидела рекордные для себя цифры – 46 кг. Меньше я весила лишь в 15 лет. Девушки, ожидающие своей очереди у весов, проводили меня едким завистливым взглядом, очевидно, не понимая, зачем я вообще сюда хожу. В раздевалке, я написала Герману, что уже еду сама и меня не нужно забирать. Затем, отключила мобильный, чтобы пресечь лишние звонки и сообщения.



ERA

Отредактировано: 14.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться