Чёрная жемчужина Мёртвых Теней

Размер шрифта: - +

Глава 17

Моё пробуждение не принесло ничего хорошего. Внутри меня образовалась странная пустота, которую, казалось, ничем нельзя закрыть. Я прекрасно помнила всё произошедшее, было жаль вампира. Но лить слёзы не хотелось. Было ещё такое чувство, что даже если бы и захотелось, литься было бы нечему, будто всё вытекло вчера. Сердце… Оно всё также было заморожено, покрыто и ледяной, и каменой коркой, заперто под множеством замков. И снимать их не хотелось, как и открывать глаза.

На задворках сознания что-то кричало как сквозь толщу воды, что это неправильно, нужно принять всё это, но я предпочла проигнорировать. Сейчас я чувствовала, что Катасар всё-таки отравился и снова вернулся на моё плечо, чтобы бороться с отравой и набираться сил. Я чувствовала исходящие от змея нотки сожаления из-за того, что мало чем смог помочь в этой битве. Отправив ему волну благодарности и часть силы на подпитку, всё-таки открыла глаза, сразу же отмечая незнакомое место, похожее на кабинет.

— Пришла в себя? — поинтересовался Данталион, как раз проходя мимо дивана, на котором я и лежала. — Как самочувствие?

— Нормально, — опустив ноги на пол и приняв сидячее положение, прохрипела я и потёрла прострелившие болью виски. — Где мы? Разве замок Чёрного лорда не находится в аномальной зоне?

— Это не замок моего брата, — сухо ответил Алый лорд, уходя в соседнюю комнату и спустя пару минут возвращаясь с тарелками в руках. — Но здесь мы надолго не задержимся: долго скрываться тут не получится. Может бог и занял тело единственного оставшегося древнего вампира, но надолго в нём он не задержится, — он поставил передо мной тарелку с горячей кашей и вручил в руку ложку. — Тебе нужны силы, так что ешь, нам ещё в аномальную зону оправляться и не понятно, что мы там встретим...

Несмотря на то, что силы во мне и так хоть вёдрами черпай, молча начала есть, не обращая внимания на чересчур пристальный взгляд лорда. Наверное, не будь мне сейчас всё равно, точно подавилась бы. Однако сейчас я пыталась в мельчайших подробностях вспомнить произошедшее и перемены в теле вампира. Но стоило только вспомнить ощущения от той чудовищной мощи бога, как с досадой приходит понимание: даже с моей вновь увеличившейся силой и силой Данталиона мы без дополнительной силы не сможем с ним справиться.

Значит в архиве будет либо какое-то пророчество, либо обряд… Что-то из этого точно должно быть, другого на ум не приходит. Боги, изгнавшие его, не могли не оставить людям подсказки, как бороться с ним в случае вот такого вот поворота. По крайней мере, им было бы это выгодно, иначе после получения желаемого он вполне может приняться и за своих собратьев. Судя по тому, что боги его не убили, а всего лишь изгнали куда-то, убить его по каким-то причинам они не могли. Но, похоже, они просчитались где-то, раз где-то остались записи об этом боге и способе призвать его обратно.

Что касается силы этого бога… Я вполне понимаю, почему боги его решили изгнать. Пусть я никогда и не видела других богов, но готова поспорить, что далеко не каждый может похвастаться таким могуществом, будь он хоть сотню раз богом. Сейчас моё тело полностью подходит для сосуда или оболочки этого изгнанника. От одной мысли, что на моём месте мог оказаться простой человек бросает в дрожь. Его бы просто разорвало: тело не выдержало бы такого давления силы, но меня прикрыл вампир…

— Прочему тело вампира не разрушилось после вселения бога? — подняв глаза на помрачневшего после моего вопроса лорда, спросила у него, стараясь заглушить внутри себя взвившуюся волну странного притяжения к нему.

— Он был не простым вампиром, а древним, — он посверлил меня взглядом какое-то время, а потом со вздохом закатил глаза. — Точно, забыл, что ты не знаешь всю историю с самого начала, а в тех книгах, что я тебе давал, нет самого её начала.

Отставив на стол один из принесённых стаканов с чаем, он принялся рассказывать об образовании мира. И этого действительно не было написано ни в одной из прочитанных мной книг, но информация оказалась весьма полезной.

Раньше было всего две огромные враждующие между собой империи: империя оборотней и империя вампиров. Вампиры подразделялись на два класса: высшие (ныне древние) и низшие, которые сейчас и остались. Оборотни, как и на данный момент, делились стаями, вампиры кланами. И среди них всегда выделялись сильнейшие. Люди же были для них простым развлечением, кормом, рабами, средством для вымещения мести. Иными словами, их ни во что не ставили и не обращали внимание на то, что во время мировых войн вампиров и оборотней именно они страдали в первую очередь, а территории империй ни уменьшались, ни увеличивались, что было весьма странно, хотя исход каждый раз был разным.

Естественно, люди с каждым годом начинали всё сильнее ненавидеть и тех, и других. Они начали изучать магию, совершенствоваться, а потом во всей красе проявили себя, начав переворот, в результате которого были истреблены все древние вампиры. Но каким-то чудом уцелел Ирвен, правда, тогда он был ещё новорожденным младенцем, которого приняли в семью оборотни. И это уже странно! Оборотни, презиравшие вампиров, спасли от истребления последнего из сильнейших.

Людей больше не воспринимали как пушечное мясо, к ним после произошедшего начали присматриваться. Со временем появились в мире чёрная жемчужина и весы бессмертия. Но не всегда ими были люди, зато всегда находились рядом. По легендам из истории, это так им помогли боги, чтобы те больше не были слабыми на фоне остальных рас. Так же с каждым столетием их магические способности росли, но за всю историю ни разу не было использовано желание через чёрную жемчужину и никто не получил бессмертие от весов, которым обладали древние вампиры.



Ангелишь Кристалл

Отредактировано: 30.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться