Черные гремлины

Font size: - +

Глава 11. Мегастена

Я вбил обе кирки в покрытие и начал устраиваться на отдых, повиснув на веревках. Крепления надежно удерживали в воздухе. Подъем продолжался больше суток, и до сих пор я не позволял себе останавливаться. Раз за разом я забивал кирки в металл и подтягивался, пока лапы не начало сводить от боли, а скайдл Борд не стал размером с плюшевую шестеренку. Я лез вверх, пока не содрал подушечки лап, а скайдл Борд не уменьшился до кончика хвоста. Я поднимался, пока не потянул плечо и чуть не упал, а скайдл Борд не стал едва заметной черной точкой.

Украдкой я бросил взгляд вниз.

Плотный пар обволакивал Мегастену, скрывая, что было под ним. До самого горизонта все затянули белые клубящиеся облака, которые принимали самые различные формы, превращаясь то в спящих гремлинов, то в лохматых двухголовых чудовищ. Но главное – я успел подняться выше облаков до того, как до меня добрался ядовитый пар. Еще немного, и я бы задохнулся или упал.

Нельзя думать о высоте. Достаточно одной маленькой мысли, чтобы ужас вцепился в сердце и легкие, мешая думать и дышать. Ну вот, опять.

Я сжался и затрясся, стараясь выровнять дыхание. Здесь было гораздо холоднее, чем в замерзшей долине Белого моря. Самое страшное – воздух начал двигаться. Он был не таким быстрым, как штормовой ветер, предшествующий гигантской волне, но пробирал холодом до костей. Чтобы успокоиться, я достал половинку зефира из рюкзака и медленно ее сгрыз. Она хрустела на зубах – даже сладости покрывались здесь тонкой ледяной коркой.

Закутавшись в комбинезон и пригладив шерсть, я уснул. Кошмары постоянно меня будили, и я, испуганно проверяя надежность креплений, вновь закрывал глаза в надежде, что в этот раз спокойно посплю. Но ужасы не желали уходить, все сильнее вгрызаясь в мои сновидения.

Я продолжил подъем совсем разбитым, словно за время сна больше устал, чем отдохнул. Тело болело и ныло так сильно, что едва удавалось разогнуть лапу в локте. Несмотря на невыносимую боль в мышцах, я размялся и снова взялся за кирки. Я думал о том, что если Ари-Ару в беде, ей никто не поможет, кроме меня. Никто больше не отправился вверх по Мегастене, и из-за того, что Белое море вскипело, никто уже не сможет. Из этих мыслей я черпал силу, чтобы преодолеть боль и страх.

Про себя я повторял: привыкнуть можно к высоте. Привыкнуть можно к боли. И продолжал вбивать кирки и подтягиваться, стараясь думать о чем угодно, кроме падения. Подушечки лап кровоточили. Перед следующим сном я их вылижу, и они заживут. Раг-Баг сделал хорошие инструменты, самые лучшие. Нельзя жаловаться, все могло быть гораздо хуже.

Ветер усилился. Теперь он не только шевелил шерсть и веревки креплений, но и продувал меня насквозь. Нужно просто лезть вверх, и я согреюсь. Интересно, как там остальные гремлины? Вот бы они нашли целый теплый остров с норами, зефиром и деревьями с фруктами. Когда-то давно мечты о цветущих деревьях занимали все мое время. Очередной порыв ветра заставил меня застучать зубами от мороза. Я был таким маленьким и наивным. Мне больше никогда не найти зеленых деревьев на покинутых островах в кипящем море.

Я посмотрел вверх. Мегастена монолитом уходила ввысь, занимая половину неба, словно я до сих пор стоял у ее подножия. Быть может, у нее вообще нет конца, и меня ждет смерть от голода, когда закончится зефир.

Но Ари-Ару была где-то там, и я обязательно ее найду. Если бы она упала, мне бы наверняка об этом сказали.

А что если она упала, просто никто не заметил? Она могла разбиться о гладь Белого моря и утонуть, растворившись в кислотных пучинах. Она могла погибнуть далеко от скайдла Борд, сильно забрав в сторону. И тогда все, что я делал, было зря. Не было никакого смысла в том, чтобы взбираться на Мегастену. Я стану первым гремлином, который умрет на такой высоте. Гнетущие мысли вытягивали из меня энергию, я слишком слабо вбил кирку при очередном замахе и едва не сорвался, когда попробовал на ней подтянуться. Лучше не думать о таких вещах.

Если Ари-Ару в опасности, то ей не на кого надеяться. Она сидит где-то одна взаперти и думает, что я мертв.

А я жив. И пока это так, я буду продолжать поиски.

– Левой, правой, – сказал я в пустоту, чтобы услышать собственный голос. Я давно ничего не слышал, кроме завывающего ветра. Мне вспомнился хриплый рык Бурошкура и тихие вопросы Мышонка, звенящие восклицания Йокты и шипящие угрозы Оникса. Ниро почти пела, когда говорила, а у Кога был серьезный и деловитый тон.

У Ари-Ару задорный и игривый голос.

Вбить левую кирку, ударить правой лапой с железными когтями, подтянуться. Вбить правую кирку, ударить левой лапой с железными когтями, подтянуться. Вздох за вздохом, выше и выше. Вспомнились балконы Железного острова – теперь они казались ступеньками на крохотной лестнице. Клубящиеся облака внизу слились в сплошное полотно, и теперь невозможно было разобрать, кого они напоминают. Вскоре и они исчезли из виду, остался лишь белый воздух. Насколько же высоко я залез?

– Очень высоко, – ответил Бип-Боп, который сидел на вертикальной стене справа от меня. Я не обратил на него внимания и полез дальше. Коричневый гремлин пополз вслед за мной. Никаких инструментов ему для этого не требовалось.

– Бип-Боп, я раньше никогда не спрашивал, – обратился я к нему. – Но почему только я тебя вижу?

Он промолчал.



Gregory Raikhman

#11834 at Fantasy
#4530 at Fantasy
#194 at Cyberpunk

Text includes: любовь, гремлины, магия

Edited: 11.05.2017

Add to Library


Complain