Чёрные Совы. Книга 1: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 36

15 сентября 1942 года
Восточная Европа. Гнездо


Волновался ли он так когда-нибудь раньше? Возможно. Но послушная обычно память, не может вспомнить, когда это происходило в последний раз.
Почему так глубоко  в душу запали ему эти ребята? Возможно потому, что они были такими разными и в то же время такими похожими.
В должности первого советника магистра Максимилиан вот уже пять лет, курировал подобные проекты. Обычно брались люди со стороны с необходимым для них опытом. Чаще всего это были субъекты, замаранные грязными делами и поступками – «отбросы общества». В течение определённого срока они обучались, вводились в курс дела (в допустимых рамках конечно) и после этого, сыграв свою роль, физически устранялись. Традиции Сов были непоколебимыми и чёткими. Максимилиану никогда не было жалко своих воспитанников. Они заслуживали такой участи.
Однако с усилением роли Германии в Европе, активизацией «восставшего из пепла» Чёрного ордена всё изменилось. Обстановка поставила новые задачи перед Совами. Для выполнения этих задач требовались особые исполнители. Понадобились «новые люди» – полная противоположность используемых ранее.
Их мощная организация, играющая роль невидимого стража, попала в сложное положение. Не то, чтобы они не могли активно действовать своими силами. Конечно, могли. Но дальнейшая активизация их действий могла привести к непредсказуемым последствиям. «Устав Изначальных» довольно чётко формулировал их роль в мировом процессе и он же говорил о невозможности кому-либо знать, об их существовании. Максимилиан был согласен с кодексом Сов. По-другому и быть не могло. Излишнее внимание к ним могло нарушить поддерживаемое ими равновесие. Кто знал, как повели бы себя люди узнавшие о том, что рядом с ними существует могущественная, тайная организация распоряжающаяся всем и вся. Играющая ими словно кукольник марионетками. Возрастающие влияние Чёрного ордена и непонятные игры «Жаворонков» только подлили масла в огонь.
Так возник проект «Возмездие». Автором его стал учёный из сословия Наблюдателей. Умерший более пятидесяти лет назад старик как будто предвидел начало Второй мировой войны. Сын принятого со стороны учёного (попавшего к Совам за очередное изобретение опередившие своё время) предлагал нарушить строгость традиций кодекса и принимать в ряды организации особо отличившихся «обывателей» - людей со стороны. Своё предложение Яков Рут аргументировал возросшей динамикой развития мирового процесса. «Мир изменился, - писал он, - не изменив состав комплектования, наша организация обречена на вымирание».
Бесспорно, он преувеличивал - Совы были полны сил и возможностей. Но всё же в его предложении было рациональное зерно. Новые люди, без сомнения, были нужны в периоды кризисов. Они стали бы панацеей против многих проблем.
Явное приближение Второй мировой войны (и являвшейся таким кризисом) необъяснимым образом воскресило отвергнутую работу Рута. У неё появились сторонники и ярые противники. Собравшийся по этому поводу Совет трёхсот разделился во мнениях. Пятьдесят процентов проголосовало «против» и столько же «за». Виданное ли дело, чтобы стражами становились «обыватели»? Ну ладно уникальные представители интеллектуальной элиты. Куда не шло. Да и то их по большей степени использовали в темную, и только их дети становились полноправными членами организации. Но принять в ряды стражей чужака, дать ему возможность напрямую оказаться среди них, было слишком. Но именно этот разлад в высшем органе управления положил начало деятельности Максимилиана, так как он был достаточно искушён в подобных вещах. Было решено отобрать нескольких человек для пробного испытания. «Счастливчиками» стали Крис и его люди.
На этот раз всё было по-другому. Получив весьма серьёзные полномочия, Максимилиан с энтузиазмом принялся за работу.
Им была создана группа специалистов день и ночь занимавшихся только одним – поиском подходящих для Сов кандидатур. Тридцать пять человек трудились над этой проблемой. Компьютерный центр и наблюдатели на местах сбивались с ног. Десять тысяч кандидатов было рассмотрено ими и отобрано только двенадцать кандидатур.
Стоит сказать о довольно строгих критериях отбора. Кандидат должен быть офицером с безупречным личным делом (безупречность, конечно, определялась не извращённой псевдоарийской моралью, а неучастием кандидата в массовых расстрелах населения и мародёрстве). Он обязан был обладать определёнными навыками и знаниями, и получить высшее образование. Кандидат должен обладать железными нервами и крепким здоровьем.
Ещё одна трудность заключалась в том, что ему было поручено, чтобы возглавил новобранцев человек с незаурядными аналитическими способностями, способный самостоятельно планировать сложные, многоходовые операции.
В отобранной дюжине такого человека не было. И снова закипела работа в отделе Максимилиана. Нужный кандидат вскоре был найден и он удовлетворял всем требованиям. Им стал барон Людвиг фон Вульф – отпрыск древнего рода, боевой генерал германской армии, талантливый стратег и тактик. Большим плюсом в пользу генерала, послужила его прямо-таки патологическая неприязнь к фашизму. Да и авторитет этого человека был поистине велик. К его слову прислушивались многие и не только в среде военных. Максимилиан предполагал, что сможет использовать фон Вульфа в создании оппозиции внутри Вермахта.
Но всё пошло прахом из-за нелепой случайности. Документ приказывающий оставить генерала в Германии затерялся (стараниями безалаберных чиновников Генерального штаба Вермахта), и Вульф отправился на Восточный фронт.
Естественно, что в боевых условиях работать было сложнее. Однако стражи спланировали похищения генерала. И снова промашка. За десять часов до начала операции барон был арестован Гестапо. Отбить генерала по дороге не получилось из-за слишком большого числа свидетелей. Арестованный барон, при прибытии в Берлин, был помещён в изолятор рейхсканцелярии.
Наверное, в какой-то мере Максимилиан винил себя в смерти Вульфа. Если бы он ускорил процедуру освобождения, всё было бы иначе. Но как говорят соотечественники Бориса: «после драки кулаками не машут». Вульф был убит у себя в камере. Убийцу никто не видел.
Срочно понадобилась замена. На сына генерала, Максимилиан вышел случайно. Просматривая дела служащих Абвера, он заметил, среди награждённых офицеров фамилию Вульф. Хотя фамилия была довольно распространённая, в Германии, он навёл справки и узнал, что капитан Кристиан Вульф приходится единственным сыном недавно скончавшемуся генералу.
Личное дело молодого баронета было выше всяких похвал: блестящий выпускник Берлинской военной академии, отличник учёбы в Специальной разведывательно-диверсионной школе отправленный на стажировку в СССР. После стажировки попал в Абвер, где зарекомендовал себя с лучшей стороны. За успехи в операции «Кремль» молодого Вульфа собирались представить к досрочному получению звания майора.
Поиски лидера закончились. Теперь надо было отобрать окончательные кандидатуры новобранцев. Однако этим распорядилась судьба.
Двое из дюжины погибают на Восточном фронте, двое казнены по приговору трибунала, ещё одна пара оказалась в списках комиссованных.
Снова назревает проблема. Не хватает, по меньшей мере, одного человека. Тут-то и попадает в поле зрения Максимилиана, Мартин Шрамм – «счастливец», за которым охотятся все спецслужбы Германии, и её союзников.
Ну, что тут кажется интересного? Мало ли кто за кем охотится. Последние полтора года в Германии вообще развернулась грандиозная охота на шпионов других стран. Хватали виновных и невиновных.
Но в этом случае возникает несколько «но». Слишком большое значение придаётся поискам. Слишком большие задействованы силы. Слишком много секретности вокруг, казалось бы, обыденного дела. Слишком плотная завеса тайны покрывает причину поисков.
С улыбкой Максимилиан вспомнил, что нескольким стражам удалось с большим трудом повязать Шрамма. Только несколько выстрелов из транквилизатора успокоили его. Правда и после этого Мартину удалось вырваться из рук нападающих и выпрыгнуть в окно, под которым он благополучно и заснул.
Изъятие кандидатур было обставлено как всегда с высоким профессионализмом. Никто не должен знать, что «изъятые» остались в живых. Несколько спектаклей с живописными убийствами были разыграны блестяще. Впрочем, на это у Сов имелся многовековой опыт.
Все новобранцы в бессознательном состоянии подверглись гипнозу, сканированию головного мозга, а также процедуре инициации телепатических способностей.
У всех процедура прошла как надо, кроме Шрамма. Этот субъект не поддавался гипнозу и вообще никакому внушению. Так, что доподлинно выяснить его биографию не удалось.
Но сканирования головного мозга было вполне достаточно. Оно позволяло определить сущность человека. На основе этих результатов все, даже Шрамм, были допущены в «Гнездо». Но даже после этого хранитель не оставлял попыток раскрыть загадку Мартина Шрамма.
Максимилиан уложился в предоставленный ему срок. Занятия начались.
Сам не зная, почему, он постарался предложить новичкам лучшие имеющиеся у них (естественно то лучшие, на что хватало его полномочий). Воспитанники оказались достаточно компетентными людьми, и преподавать им стали лучшие представители Сов.
Рукопашный бой и школу выживания преподавал Борис – самый авторитетный Страж, член Совета трёхсот и член Синей сотни. Ранее он никогда не привлекался к преподаванию в подобных проектах. Максимилиан считал его слишком серьёзной фигурой, чтобы отвлекать по пустякам.
Ментальным способностям обучала не менее уважаемая Хранительница – классный специалист, очаровательная женщина, которую даже не портил её скверный характер. Вначале она наотрез отказалась от его предложения, но под напором уговоров выбросила белый флаг.
Мир технических премудростей новичкам открывал Джошуа – весьма молодой Наблюдатель, но зарекомендовавший себя чрезвычайно положительно в своём сословии.
Отобранные кандидатуры были помещены на отдельный изолированный этаж, где находились под постоянным наблюдением камер и преподавателей. Каждые три дня Максимилиан – как руководитель проекта, предоставлял магистру отчёт о проделанной работе и об успехах новичков. Магистр, в свою очередь, зачитывал его перед Советом трёхсот. Эти отчёты были очень важны, так как именно от них зависело продолжиться дальше обучение или отобранный материал забракуют и выкинут.
В какой-то момент хранитель опасался за своих подопечных, поэтому разрешил Борису испытать на них новую физическую программу. Своё действие это возымело, магистр стал с интересом смотреть на новобранцев.
Да и вообще «чужаки» показывали прекрасные результаты. Пару раз Борис даже похвалил их, что было вообще не свойственно, для него.
То чему их учили, они впитывали с жадностью и азартом. Результаты, показываемые новобранцами, превосходили все ожидания. Чего только стоило финальное испытание, в лабиринте, повергшее всех в шок.
Крису и его товарищам было и невдомек, что за их прохождением лабиринта следили сотни глаз. Произошло это по его вине. Джошуа настолько привязался к своим воспитанникам, что попросил хранителя транслировать состязание. Максимилиан, слишком занятый в этот момент, легкомысленно разрешил наблюдателю удовлетворить свой порыв, не полагая, что Джошуа транслирует состязание на все экраны Гнезда.
За детскую шалость Джошуа Максимилиану потом пришлось получить выговор от магистра. Но хранитель не жалел о сделанном. Интерес к новичкам возрос, симпатий прибавилось. Его воспитанники доказали всем, что достойны своего окружения.
Захлопнув крышку миниатюрного компьютера, Максимилиан посмотрел на хронометр стоявший, на столе и откинулся на спинку своего кресла.
С начало операции прошло уже почти пять часов, - с горечью подумал он. Неужели все погибли. Нет, этого быть не может! Разве такое возможно? Кто-то же должен выжить.
Его безрадостные мысли прервал бесшумно вошедший без стука Борис. Усевшись напротив хранителя, страж, тоже уставился на хронометр, безжалостно отсчитывающий секунды.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться