Чёрные Совы: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 9

2 марта 1942 года
Центральный район СССР
Деревня Лосиное

- Чёрт бы побрал эту страну! Чёрт бы побрал этих русских! – ругаясь и стряхивая с шинели снег, тяжело поднимался по крыльцу лейтенант Йордан. Часовой, стоявший у входа в штаб, приветствовал старшего по званию, но тот, не обратив на него не малейшего, внимания вошел, внутрь громко хлопнув входной дверью. Растолкав группу рядовых, офицер двинулся вглубь помещения. Продолжая ругаться и кляня всё и всех, он по деревянной лестнице поднялся на второй этаж. Оказавшись там, он с остервенением потопал сапогами, чтобы убрать налипший снег. Дверь справа отворилась, и из неё выглянул лейтенант Бер – подлиза и пьяница. Увидев, кто является источником шума, он, ухмыльнувшись, скрылся захлопнув дверь.
- Пьяная скотина, - зло прошептал Йордан, заходя в свой кабинет напротив лестницы.
За большим столом, напротив окна, развалившись, сидел гауптманн  Мурер, а рядом с ним, нога на ногу, восседали, мило смеясь, лейтенанты Готфрид и Морг.
- Совершеннейшие дикари, - продолжал разговор Морг, - никто не согласился сотрудничать с нами, все выбрали смерть. Когда я отдавал автоматчикам команду к расстрелу, никто даже не опустил голову. Все смотрели на меня как на палача, хотя им был дан выбор.
- Да, я с вами совершенно согласен, мой друг, - подключился Готфрид, - «красным» не суждено понять то благо, которое мы им несём.
Йордан, скинув мокрую шинель сел за свой стол.
- Чем вы опять не довольны лейтенант? – снисходительно осведомился гауптманн.
Нервно причёсываясь заглядывая в небольшое зеркало на стене, Йордан ответил:
- Всем герр гауптманн. Наступила весна, а на улице собачий холод и идёт снег. Взятые нами вчера для допроса партизаны не заговорили. Один скончался сегодня ночью, после вчерашнего, а девушка, после того как с ней развлеклись ваши солдаты, вообще не реагирует на окружающих. Пришлось её пристрелить, - поведал Йордан, ломая карандаш, взятый со стола гауптманна.
- Вы трудоголик мой друг, - попенял Мурер. – Вчера мы ликвидировали партизанский отряд, состоящий из сорока трёх человек. Мы долго их искали и, наконец, добились своего. Отдохните, расслабьтесь, в конце концов. Будут у нас и другие пленники. Начальство поздравило нас с успешным окончанием операции. Мы четверо представлены к наградам. Все наши ребята уже празднуют, а мы ждём только вас.
- То, что все празднуют, я уже понял по пьяной роже Бера, - недовольно согласился со словами начальника Йордан.
- Вы слишком придирчивы мой друг, улыбнувшись, сказал Готфрид, - давайте веселиться!
Вскоре на столе появился «Шнапс» и закуска. Пока всё нарезалось и разливалось неугомонный Морг, продолжал болтать.
- Вы слышали о происшествии в Старых Совках около двух месяцев назад?
- Это о смерти двух «эсесовцев» и побеге заключённого диверсанта? – уточнил Готфрид.
- О том самом, только один ефрейтор рассказывал солдатам, что погибли не только «эсесовцы». Убитых было больше. Да и солдаты стали из местной части по ночам исчезать. И делает это все, говорят, тот самый беглец.
- Что за чушь вы рассказываете Морг, - вскипел Йордан. – Вы офицер рейха повторяете глупые солдатские сплетни. Не уберегли пленника раззявы, вот и поплатились. Скорее всего, его освободили «красные», они же и убили «эсесовцев». Службу нести надо лучше. Солдаты пропадают из-за всё тех же партизан, а диверсант тот давно уже в Москве смеётся над ними.
- Успокойтесь лейтенант, - встрял гауптманн. – О чём говорят солдаты иногда полезно послушать нам офицерам. А вот обвинять СС в ротозействе – это уже слишком. Да и от Совок до нашего Лосиного далеко. Успокойтесь, давайте расслабимся и выпьем за победу великой Германии.
Офицеры подняли рюмки и, звякнув ими, опрокинули их внутрь. Где-то внизу весело играла губная гармошка, и слышался смех. Довольные собой германцы принялись за закуску, когда входная дверь медленно открылась.
На пороге показался сгорбленный, обросший русский в объёмном овечьем тулупе. Лица крестьянина видно не было. Он протягивал свои руки к офицерам и что-то мычал.
Гауптманн Мурер кинул в русского пробкой от водки и, страшно коверкая слова, произнёс на русском:
- Пчёл вон русска мужик!
Йордан, с досадой, хлопнул себя по колену и прокричал:
- Часовые никуда не годятся. Пропускают внутрь всякую шваль. Так недолго и вашего мифического диверсанта дождаться. Вот я им сейчас покажу!
- Не стоит господин лейтенант, я уже здесь! – произнёс на германском гость, поднимая голову.
Вскочив со стула, Йордан успел заметить под распахнутым тулупом металлический блеск автоматов. Это было последнее, что он увидел в своей жизни.
Длинная очередь, безжалостно полоснула по телам офицеров. Их тела покрылись красными цветами смерти. Капитан успел выдвинуть ящик стола, в котором находился его пистолет, но вот воспользоваться им не смог. Ствол автомата на время задержался на нём, выдавая оставшиеся пули. Тело Мурера подпрыгнуло и в брызгах стекла вылетело из окна на улицу. Отбросив в сторону опустевшее оружие Лесник снял с плеча другой автомат. На ходу, передёргивая затвор, он вышел в коридор.
Дверь слева от него распахнулась, и из неё выскочил красномордый немец с пистолетом. Короткая очередь, практически в упор, размазала его по стене. За спиной убитого Лесник увидел ещё несколько фашистов. Сноровисто сдвинув МР-40 на плечо, он извлёк из кармана гранату, выдернул чеку и отправил её в открытый кабинет. Взрыв содрогнул здание, доски под ногами подпрыгнули. Распахнув, чудом держащуюся, дверь ударом ноги он ворвался в кабинет. Несколькими экономными очередями добил троих конвульсивно бьющихся на полу немцев.
В это время на лестнице раздался многочисленный топот сапог. Недолго думая, Лесник швырнул вниз ещё одну гранату. Взрыв. С потолка посыпалась извёстка, штукатурка и какая-то труха. С первого этажа раздавались крики и ругательства. Пока не успела осесть пыль, Лесник выглянул сверху, оценивая обстановку.
Несколько немцев лежали, двое из них уже не двигались. Длинной очередью он перечеркнул лежащих и отбросив в сторону ненужный автомат, снял с груди последний. Оставшиеся на первом этаже противники, поняли, что к чему, и попрятались по комнатам. По Леснику открыли шквальный огонь. Свинец бороздил потолок и стены второго этажа. Осколок стены расцарапал щёку, другой больно впился в кисть руки. Однако позиция его была несколько более выгодна, чем у фашистов. Сверху он видел забаррикадировавшихся в комнатах солдат. Не спеша, тщательно прицеливаясь, он открыл огонь. Израсходовав четыре магазина, Лесник «успокоил» пятерых противников. Вставив в автомат предпоследний магазин, он вернулся в комнату с убитыми офицерами. Осторожно, готовый в любую секунду отпрянуть, выглянул в разбитое окно, где увидел нескольких немецких солдат на крыльце. Вынув из-за пазухи две «лимонки», он одну за другой отправил их вниз. На результаты  своего труда смотреть было некогда. С автоматом наперевес Вадим бросился вниз по лестнице. Уже почти спустившись, заметил, слева от себя, какое-то движение. В прыжке, с лестницы, он дал очередь по движущемуся объекту. В ответ, из-за угла, выпал окровавленный солдат с пулемётом. Вот так повезло, - подумал Лесник быстро оглядевшись по сторонам, в поисках патронов. Таковых не оказалось. Закинув автомат за спину, он поднял тяжёлый пулемёт. С криком на немецком: «Ребята не стреляйте, партизаны мертвы!» - он вышел на крыльцо. Четверо немцев, нёсших раненого, с изумлением уставились на него.
- Это всего лишь я, - произнёс Лесник, и пулемёт в его руках ожил. Через мгновение порванные в клочья фашисты плавали в собственной крови.
В течение пятнадцати минут налётчик добил всех раненых вокруг и собрал боеприпасы во дворе в кучу. Облив здание бензином, слитым из взорванного им немецкого грузовика, Лесник начал вздевать на себя оружие. Завершив эту не простую процедуру, он поджёг временный штаб.
Пламя быстро охватило двухэтажку, и вскоре она походила на огромный факел. Ночь была не по-весеннему холодна. Мороз так и пытался запустить свои щупальца под рубашку. Поплотнее запахиваясь, Лесник наткнулся рукой на талисман «эсесовца» убившего Алексея. Обхватив его ладонью он грустно улыбнулся.
- Извини Лёха, и на этот раз не вышло. Ничего скоро встретимся.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться