Чёрные Совы: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 10

2 марта 1942 года
Восточная Европа

   Кристиан Вульф постарался воспользоваться свободным временем и ещё раз осмыслить произошедшие с ним.
После экскурсии по родным пенатам, Максимилиан оставил его одного в помещении больше напоминавшем музей. Стены кабинета были увешены разнообразным холодным колюще-рубище-режущим оружием и баронет готов был биться об заклад с любым, на то, что эти экспонаты чрезвычайно древние и ценные. В замке их семьи была неплохая коллекция холодного оружия, и Крис знал в этом толк. Оставшись в полном одиночестве, ему ничего не оставалось кроме как разобраться в событиях, в которых он играл, по его мнению, не последнюю роль. Разложить всё по полочкам так сказать.
Во-первых, он нарушил присягу и выступил своим поступком против ненавистного ему нацизма. Закономерно, что за этот демарш его не погладили по головке, а посадили под арест в ожидании трибунала, будущее решение которого, не оставляло оптимистических иллюзий.
Во-вторых, его, надо сказать совершенно по наглому, похищают люди в эсесовской форме, попутно ликвидировав около двух десятков свидетелей.
В-третьих, он оказывается на какой-то фантастической базе, которая находится под землёй и сама по себе представляет (какое-то там по счёту) одно из чудес света. Здесь ему демонстрируют такое от чего у него, человека, не страдающего особой впечатлительностью, волосы становятся дыбом. Лифты - работающие абсолютно бесшумно и быстро, стеклянные экраны - отображающие переданную на них информацию, никогда не виденное ранее огнестрельное оружие, с бесшумной стрельбой, радиостанции - умещающиеся в ладони.
Но самое главное это люди находящиеся здесь. Все исключительно спартанского сложения, включая женщин, и обладающие такими боевыми навыками, которыми, Крис был абсолютно уверен, не обладал никто. Достаточно было наблюдать экзамен в лабиринте, чтобы окончательно убедиться в этом. Чёткость и слаженность действий кадетов говорила об их профессионализме. И это всего лишь кадеты! Владение огнестрельным оружием и боевыми искусствами были выше всяких похвал. Тем более что, Крис уже наблюдал этих людей в настоящем деле, когда они похитили его из-под носа трибунала. Складывалось такое впечатление, как будто бы Крис попал на другую планету, которая была более развита по всем параметрам.
В-четвёртых, люди эти за что-то не очень любили Третий рейх и явно хотели использовать его скромную персону в своих целях.
Вот такая ситуация складывалась перед бывшим капитаном Абвера.
- Да Кристиан, лучше бы вы стали литератором и проводили всё своё время в пыльных библиотеках, - вздохнув, сказал он вслух.
За спиной его раздалось вежливое покашливание. Обернувшись, Крис увидел стоящего у входа в кабинет, Максимилиана.
- Извините за то, что пришлось вас оставить в одиночестве. У меня были неотложные дела, - сказал он, садясь за стол перед Крисом.
- Ничего, я не в обиде, - ответил баронет, занимая место напротив.
Поудобнее устроившись за столом, Максимилиан произнёс:
- Я готов ответить на вопросы, которые в избытке имеются у вас.
Крис не стал тянуть кошку за хвост и начал с тем интересующих его больше всего.
- Что это за место Максимилиан?
Сложив руки на груди, тот ответил:
- Можно сказать, что вы Крис находитесь на одной из наших баз, хотя мы предпочитаем называть их убежищами, которая, как и многие другие, используется для подготовки и координации действий наших людей по всему миру.
- Хорошо. Тогда объясните, кто вы, и кто эти люди, находящиеся по всему миру? – с сарказмом произнёс Вульф.
- МЫ – это могущественная организация, имеющая в своём распоряжении и хранящая, знания и достижения древних цивилизаций
Крис пододвинул стул поближе к собеседнику и медленно по слогам произнёс:
- Вы притащили меня сюда только ради того, чтобы разыграть? Пошутить?
Встав из-за своего стола и упершись руками в столешницу, Максимилиан спокойно произнёс:
- Капитан, я специально устроил вам ознакомительную экскурсию по некоторым из помещений базы, чтобы позднее не выслушивать такие упрёки. Или вам не достаточно того, что вы увидели?
Задумавшись, Крис внимательно изучал лицо собеседника. Тот в свою очередь не обращал на это никакого внимания.
Самое удивительное, что, скорее всего этот человек не врёт, да и на шутника он совсем не похож, - думал Крис. Но поверить в то, что совсем рядом с обычной жизнью и обычными людьми, существует другое, тайное, живущее по своим законам и принципам, сообщество каких-то «хранителей знаний», было нелегко.
Как давно существует ваша организация? – после минуты молчания спросил Крис.
- Несколько тысячелетий. Думаю, точная датировка вам не нужна.
Очевидно, удивление Криса было слишком заметным, и чтобы предупредить поток вопросов, готовых обрушиться на него, Максимилиан пояснил:
- Когда Александр Македонский одерживал свои блестящие победы, МЫ уже имели на вооружении огнестрельное оружие.
- Но это же полная чушь! - возразил Крис, соскакивая со стула. – За многие сотни лет вы уже должны были сильно обогнать науку окружающего вас мира. Слетать на Марс для вас, было бы так же легко как выпить кружку пива.
Лёгкая улыбка заиграла на губах Максимилиана.
- Вульф, вы знаете, что такое ящик Пандоры?
Крис с непониманием уставился на собеседника.
- А причём здесь Пандора?
Снова вернувшись за стол, Максимилиан объяснил:
- Открывший ящик Пандоры никогда не может быть точно уверен, принесет он миру великолепный дар, который сделает жизнь лёгкой и радостной или выпустит наружу нечто, что сможет уничтожить всё окружающее. Наша организация, хотя мы предпочитаем говорить орден или братство, владеет огромными знаниями, но использовать их мы не можем. Мы всего лишь храним их.
- Но это же глупо, - прервал его Крис. – Иметь в руках ключи от счастья и не использовать их.
- Эти «ключи» могут в любой момент навредить человечеству. Однако это не значит, что мы не развиваем наши знания. В пределах возможного и допустимого, мы продолжаем дело древних. Консерватизм присущ нам, но это из-за специфики нашей деятельности. Никто не должен знать о нашем существовании. МЫ не должны привлекать к себе внимание. Понимаете Крис, наше вмешательство может быть чревато для истории. Знания, попавшие к нам в руки, не принадлежат НАШЕЙ с вами общей, цивилизации. В данный момент человечество не готово к тому чему мы его можем научить.
- Кто будет решать готово оно или нет? Когда оно будет готово? Будет ли когда-нибудь готово вообще? – задал ряд вопросов Вульф.
- Вечная дилемма. Ваши вопросы вполне понятны, но ответа на них у меня нет. Может быть, наступит такой момент, когда наши знания будут необходимы миру, чтобы спастись. МЫ – это своеобразный второй шанс человечества.
- Не переоцениваете ли вы своё значение?
Немного подумав, Максимилиан ответил:
- Нисколько. Иногда МЫ стараемся обезопасить мир от изобретений, время которых ещё не пришло. Я понимаю, что сказанное мною непонятно и слишком фантастично для вас. Постараюсь привести яркий пример нашей деятельности.
Крис верил и не верил Максимилиану. Услышанное здесь было невероятно. Однако отрицать факты Крис не мог. Технический прогресс был на лицо. В его мире пока ещё не было того, что он увидел здесь. Да и сама база свидетельствовала в пользу рассказанного, такое громоздкое и монументальное строение было не под силу построить даже архитекторам XX века.
- Вы слушаете меня капитан? – прервал размышления Криса Максимилиан.
- Да слушаю. Вы хотели привести мне пример вашего позитивного влияния на историю.
- Ирония не уместна в нашей беседе капитан. И вы поймёте это очень скоро.
- Простите меня, если я оскорбил вас своим недоверием, но вы должны понимать как невероятно для меня всё то, что вы мне поведали, - извинился Крис.
- Ничего. Я всё понимаю.
После нескольких минут неловкого молчания разговор продолжился.
- Капитан вы наверняка знаете, что порох был изобретён в Китае. Так вот это не так. Субстанция схожая составом с современным порохом изобреталась несколько раз на протяжении человеческой истории. Каждый раз нам удавалось локализовать и предотвратить распространение этого опасного знания. Представьте себе, что Аттила, заслуженно прозванный «бичом божьим», завладел бы секретом изготовления смертоносного порошка. Его тогда не смогли бы остановить никакие, даже самые высокие, крепостные стены. Количество жертв выросло бы тысячекратно. От его варварских набегов и так пострадали многие. Порох, попав ему в руки, утопил бы материк в крови.
Сделав трагическую паузу, рассказчик продолжил:
- Но прошло время. И мы не сочли возможным препятствовать развитию человечества. Порох «изобретают» в Поднебесной . Стоит правда сказать, что это был не самый разрушительный рецепт. Изобретённые ранее и уничтоженные нами имели несколько другие компоненты, но по разрушительной силе превосходили изобретение китайцев. Именно наша организация устанавливает негласный контроль, за производством и использованием порошка. На протяжении долгих лет жителям Китая и в голову не приходило использовать порох для уничтожения себе подобных. Он находил себе применение в праздничных фейерверках и только.
Крис молча слушавший рассказ, счёл нужным прервать Максимилиана:
- Не смотря на то, что вы решили не вмешиваться в прогресс, вы снова установили жёсткий контроль, за опасным изобретением.
- Это изобретение могло отрицательно воздействовать на развивающиеся цивилизации, - возразил Максимилиан.
- Позвольте узнать как?
- Полководец Чингисхан и его преемники во время своих завоеваний стёрли, с лица земли, многие достижения человеческой расы. Были сожжены бесценные литературные труды мудрецов древности. Исчезли многие ремёсла. Если бы воинственные степняки завладели порохом, многие народы были бы отброшены в своём развитии назад на сотни, тысячи лет. Но этот пример слишком далёк от нашего с вами времени. Для наглядности приведу вам современный пример.
- Я вас внимательно слушаю, - стараясь не пропустить не единого слова, - уверил рассказчика Крис.
- Первая мировая война. Германские учёные начинают активную разработку химического оружия. Один из учёных изобретает чрезвычайно опасное и нестабильное соединение газов. Применение его грозит уничтожением не только противников германцев, но и их самих. Ко всему прочему этот газ крайне неохотно уничтожался. Наши люди вмешиваются. Однако учёный оказался фанатиком, не признающим никаких разумных доводов.
- Что с ним произошло?
- Он погиб в автомобильной катастрофе.
Переполняемый эмоциями Вульф, в свою очередь, облокотился на стол Максимилиана:
- Вы поступаете так со всеми учёными не соглашающимися сотрудничать с вами?
- Не надо сгущать краски капитан, - поспешил успокоить его Максимилиан. – Предложение о сотрудничестве получают единицы. Люди, опередившие своей мыслью время. Обычно оно принимается добровольно и без всякого воздействия со стороны. Эти люди или продолжают свою работу, но под нашим контролем, вливаясь в наши ряды, или просто бросают свою опасную деятельность.
- Насколько могущественна и многочисленна ваша организация?
- Достаточна могущественна. Наши люди контролируют все более-менее серьёзные сферы вашего общества. Численность членов ордена не слишком велика, но недостатка в людях мы не испытываем, - разъяснил Максимилиан.
- Орден. Сообщество. Организация. Как вы называетесь на самом деле?
- У НАС нет конкретного названия, но наши противники зовут нас Совами, - неспешно передвигаясь по кабинету, сообщил Максимилиан.
- У вас есть противники? Вы же сказали, что о вашем существовании никто не знает, - вскинулся Крис.
- Это сложно объяснить, - смешавшись, сказал Максимилиан. – Если я буду уполномочен, я посвящу вас в этот вопрос.
Да неладно что-то, в датском королевстве, - подумал Крис, заметив реакцию собеседника на вопрос. Чтобы прервать паузу, возникшую из-за «неловкого» вопроса, он задал следующий:
- Почему Совы?
Максимилиан же, как будто обрадовался вопросу.
- Сова признавалась многими народами как одно из самых мудрых и таинственных существ.
Немного посидев, молча, обдумывая услышанное, Крис понял, что вопросы, которые роились в его голове до начало беседы, растаяли как снег на солнце. Но, остановив свой взгляд над изящным ореховым столом Максимилиана, он спросил:
- Что означает этот герб?
Подойдя к стене, на которой располагалась то, что, заинтересовало Вульфа, Максимилиан объяснил:
- В структуре нашей организации существует разделение по типам деятельности, за которую мы отвечаем. В частности все делятся на  Хранителей, Наблюдателей и Стражей. Книга является знаком хранителей, открытый глаз – наблюдателей, а обнажённый меч знаком стражей.
- Идеи Платона  воплощённые в жизнь?
- Не совсем. Идеи Платона были нежизнеспособной утопией. Мы же успешно функционируем многие сотни лет.
Немного собравшись с мыслями, Крис решил, как можно больше узнать о тайном ордене Сов.
- Какая из групп стоит во главе?
- Совами руководит Совет трёхсот. В него входят представители всех трёх категорий. По сто кандидатов от каждой.
- Однако книга на вашем гербе является основным элементом. Именно на ней лежат глаз и меч, - поделился своим наблюдением Крис.
- Хранители являются основателями нашей организации. Именно из их среды появились Наблюдатели и Стражи. Совет трёхсот в свою очередь выбирает президента именно из состава Хранителей. Мы называем его магистром. Он владеет такими секретами, которые не известны другим членам организации. Хранители - это стержень вокруг, которого сплотились остальные.
- Значит, всё-таки Хранители стоят на руководящих позициях? – продолжал настаивать Вульф. Ведь, именно из их состава выбирают магистра?
- Не совсем так, - покачал седой головой Максимилиан. – Без помощи наблюдателей и стражей, хранители были бы чрезвычайно слабы. К тому же не надо путать эти три категории с сословиями или кастами. Члены организации могут за свою жизнь побывать во всех трёх группах. Ярким примером этого является ваш покорный слуга, - Максимилиан склонил свою голову. - Я начинал свою службу стражем, а теперь я хранитель.
- Я всё понял вы пошли на повышение. Стать хранителем, наверное, мечтает каждый из вас. Вы получили высокую и престижную должность. Я прав?
Снова немного смутившись, Максимилиан сказал:
- Что-то вроде того. Однако добиваемся мы этого не ради материальных благ. Многие предпочитают оставаться стражами или наблюдателями так как только это им по душе. И поверьте, мне достигают огромных успехов. К тому же наши преподаватели при воспитании детей рекомендуют их либо в стражи, либо в наблюдатели. Стать хранителями смогут только искуснейшие из них.
Перегнувшись через стол, Крис показал на печатку, которую Максимилиан носил на руке:
- Я заметил у вас эту вещицу в начале разговора. На ней изображена открытая книга. Такие отличительные знаки носят все члены организации?
- Да, но в основном только в пределах наших убежищ, - развёл руками Максимилиан.
- Конспирация, - утвердительно произнёс Крис.
Собравшись с мыслями, он задал вопрос, который являлся главным в сложившейся ситуации.
- Объясните мне Максимилиан, зачем вам понадобился я? Чем моя скромная персона может быть полезна такой могущественной организации как Совы?
Положив обе руки ладонями вниз, Максимилиан задал вопрос, по тону которого Вульф понял, что они подошли к главной части разговора:
- Крис, вы знаете, что такое Аненэрбе? 
- Если я не ошибаюсь это научно-исследовательский центр, в котором собранны все лучшие учёные Европы, трудящиеся во благо великой Германии, - без запинки повторил Крис фразу, встречавшуюся ранее, и улыбнулся.
Оценив шутку своего собеседника, Максимилиан продолжил:
- Это то, что говорится в официальных источниках. На самом деле Аненэрбе это действительно сеть научных институтов по всей Европе, а также вне её пределов, которая своей целью ставит изучение достижений древних цивилизаций и использование их против врагов Третьего рейха.
- У вашей организации появились конкуренты? – улыбаясь, пошутил Крис.
Не обратив на реплику Вульфа никакого внимания, Максимилиан продолжал.
- По всему миру расползлись научные и археологические отряды германцев. Фюрер отчего-то сильно увлёкся мистикой. На финансирование этих экспедиций идут огромные средства. В поисках задействованы значительные людские ресурсы. Египет, Иран, Тибет, Крайний Север СССР именно сюда тянуться щупальца спрута под названием Аненэрбе. И без того активные поиски, усилились после поражения вашей армии под Москвой.
- Что именно они ищут? – не слишком вежливо перебил говорившего Крис.
- Мистические предметы, которые смогут принести германской армии удачу в войне. Оружие древних рас способное уничтожить всех врагов рейха.
Беспокойно ёрзая на кресле, которое в начале разговора показалось таким комфортным, Крис произнёс:
- Они думают, что всё это действительно существует? Разве вашего влияния не достаточно, чтобы помешать им?
- Аненэрбе, несмотря на наше вмешательство уже достигло некоторых успехов в этой сфере. Мы не можем слишком явно препятствовать им. Это может обнаружить наше присутствие. Свои успехи в изысканиях Гитлер немедленно воплощает в жизнь. СС создано наподобие религиозного тайного ордена. Парные молнии на их мундирах ни, что иное, как рунический знак силы. Верхушка СС строго засекречена. Нам, надо сказать, стоило немалого труда узнать их имена. В секретных лабораториях учёные ведут попытки создания генетически идеального солдата для германской армии. Солдата, который должен быть выносливее, сильнее и быстрее обычных. Сам по себе он будет совершенным оружием. Идут разработки биологического и химического оружия. Все опыты проводятся, естественно, на военнопленных. Свастика на знамёнах Германии обращает свои лучи в сторону ночи. Гитлер просто перевернул этот древний знак Солнца, плодородия и света, вверх ногами, - пальцы Максимилиана стали выстукивать по столу определённый ритм.
Максимилиан, похоже, слегка нервничает, - понял Крис.
- Гитлер даже ищет рецепт эликсира бессмертия, - продолжал Максимилиан.  Впрочем, Аненэрбе является лишь послушным инструментом в руках фюрера. Настоящей угрозой является нацизм. Он настоящая язва на теле Европы. Однако планы Гитлера и его соратников куда шире – они уже мечтают о господстве над миром.
Крис смотрел на Максимилиана и слышал слова отца, который говорил о нацизме тоже самое. Как я был глуп, не внимая советам отца, - в очередной раз корил себя он. Хранитель вопросительно уставился на невнимательного слушателя. Кашлянув смущённо в кулак, Крис спросил:
- Какое я имею к этому отношение?
- Потерпите ещё немного, и вы всё узнаете, - осадил его Максимилиан. – Я хочу, чтобы вы кое-что увидели.
В руках хранителя оказалось очередное не понятное гостю устройство. Максимилиан направил его на стену, находящуюся справа от баронета, и в тот же момент деревянные панели и оружие, находящиеся на них, раздвинулись в разные стороны, являя их взору обширный экран. На экране возникло изображение, только оно было не чёрно-белое, а цветное.
Затаив дыхание и, до хруста, вцепившись в подлокотники кресла, Кристиан наблюдал за происходящим на экране.
В свою очередь, в это же самое время Максимилиан внимательно наблюдал за своим собеседником. Он, симпатизировал молодому человеку сидевшему напротив. Вульф всегда был спокоен и собран. В его движениях чувствовалась уверенность в своих силах. Максимилиан в свои годы повидал многое. Иногда ему даже хотелось забыть некоторые подробности своего прошлого, от которых так рано посидели его волосы. Хранитель давно понял, что собой представляет его подопечный. И чем больше он с ним общался, тем сильнее ему казалось, что Вульф идеально подходил для планов Сов. Даже сейчас, когда ему показывали съемки, отснятые в нацистских лагерях и лабораториях, он сохранял спокойствие. Хотя подборка демонстрируемых ему материалов была, прямо сказать, не для слабонервных. Правда его выдавала предательски сползающая по виску капля пота и вот-вот готовое треснуть, под давлением рук, кресло. Однако в остальном он держался великолепно. Нет, он не ошибся с выбором кандидатуры.
Картины, мелькавшие перед баронетом, ошеломили его. Люди, появлявшиеся на экране, были подобны теням. Ужасно худые и грязные, с потухшим взглядом и сгорбленными спинами. Здесь были женщины, дети и старики. Они погибали в газовых камерах и горели в печах во славу Третьего рейха. Затем последовали ужасающие кадры, демонстрирующие казни. Крис видел, как на краю огромной ямы выстроились несколько сотен человек. Оператор с особым удовольствием снимал лица приговорённых к смерти. Он останавливал объектив на испуганных лицах женщин, отчаивающихся мужчин и ничего не понимающих детях. Одно из лиц, мелькнувших на экране, показалось Крису знакомым. Нет, не показалось, на экране появился Шлиман – его давний приятель, торговец книгами из Берлина. Рядом с ним стояла его красавица жена Едвига, а к ногам жались две маленькие девчушки, его дочери. Команда офицера - чётко и смертоносно заработали пулемёты. От такого зрелища Криса прошиб холодный пот. Улыбающиеся и весёлые солдаты дружно заработали лопатами, погребя сотни ни в чём не повинных людей.
Картина снова сменилась, и экран перенёс зрителей в медицинскую лабораторию нацистов. Крис смотрел на испуганных детей, которые служили врачам всего лишь подопытными животными. Маленький мальчик доверчиво тянул ручки к подошедшему врачу. Врач, погладив его по голове, сделал укол ребёнку. Наверное, укол причинил мальчику боль, так-так он расплакался. «Добрый» доктор, улыбнувшись, протянул подопытному леденец.
Экран мигнул, и камера зафиксировала морг. На операционном столе перед несколькими врачами лежал труп молодой женщины, почти девочки. Очевидно, это было вскрытие умершей в результате опытов. Далее следовала подборка кадров демонстрирующих нацистские опыты: люди с тремя руками, мужчина с металлическими клинками вместо кистей, девушка с механическим устройством в плече, молодой парень с железными пластинами, вживлёнными в грудную клетку.
Картинка снова сменилась. Экран бесстрастно показывал «подвиги» германских солдат на завоёванных территориях. Воистину завоеватели действовали «огнём и мечём».
Киносеанс закончился, и деревянные панели с клинками скрыли погасший экран. Крис не заметил этого, он смотрел на стену и думал об увиденном. Что произошло с цивилизованной и интеллигентной Германией? Почему именно она породила такое гадкое явление? Как это всё остановить? Многочисленные вопросы и никаких ответов. Крис понимал, что виноват не весь германский народ. Виноваты те нелюди, которые втянули страну в страшную войну. Гитлер и ему подобные воспользовались доверием миллионов и обманули их. Триумф неизбежно обернётся поражением, но жертвами станут, ни в чём не повинные люди. Руки руководителей рейха были по локоть в крови, но они стремились к новым жестоким убийствам. Именно они решали, кто достоин, жить, а кто нет. Они возомнили себя богами, неподсудными людскому закону. Крису было ужасно стыдно, что именно его соотечественники совершали все эти преступления. Он отдал бы многое, чтобы исправить сложившуюся ситуацию своими руками. Опухоль надо устранять пока она ни привела к смерти всего организма, - вспомнилась ему медицинская формулировка слышанная ранее. Его размышления были прерваны очередным вежливым покашливанием. Это Максимилиан корректно напомнил о своём присутствии.
- Несколько недель назад был собран экстренный Совет трёхсот, - начал он. – На этом совете обсуждался ряд проблем требующих немедленного решения. В частности было обращено внимание на деятельность Аненэрбе и интересы нацистов в сфере археологии и мистики. Немалые успехи в научных исследованиях и поисках раритетов древности по всему миру, не могут не беспокоить нас. Да и распространение безумно агрессивных идей германского нацизма приняло откровенно опасную форму. Совет принял беспрецедентное решение. Решено создать специальный отряд по ликвидации особо опасных руководителей рейха и их вдохновителей. Так же в функции отряда будет входить надзор за результатами археологической деятельности учёных Аненэрбе. Отряд будет состоять из бывших германских офицеров, и возглавить его должны будете ВЫ.
Услышанное было как гром с ясного неба. Крис ожидал нечто подобное, но всё равно предложение было ошеломляющим. Возглавить отряд по уничтожению нацистских преступников это именно то чего ему хотелось, но справится ли он с задачей? В нём бушевал ураган чувств. Это не давало сосредоточиться на главном. Слишком много откровенно невероятного произошло за последние дни. Крис постарался не выдать своим внешним видом своего состояния, но всевидящий Максимилиан кажется опять, прочитал его мысли. Мягко улыбаясь, он похлопал баронета по плечу:
- Вы справитесь. Иначе вам бы не было сделано этого предложения. Сейчас вы вернётесь в свою комнату и успокоитесь. Отдохнёте. Завтра утром я зайду за вами, и вы познакомитесь со своими будущими подчинёнными, - буднично закончил он.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться