Чёрные Совы: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 16

4 марта 1942 года
Восточная Европа

   За всю ночь Крис так и не смог сомкнуть глаз. Известие о смерти близкого человека ещё больше укрепило его в правильности принятого решения. Терзаемый сомнениями и чувством вины перед отцом, он понимал, что не сможет в таком состоянии пригодиться Совам, а значит и отомстить за него.
Однако Крис не ставил свою месть на первое место. Творившееся в мире было настолько неправильным и страшным, что его личное горе меркло перед происходящим. Что значит смерть его отца по сравнению с сотнями тысяч убитых? Он был военным, и сам сделал свой выбор. Поступил, так как считал нужным. Он не захотел притворяться и молчать, не захотел льстить и уничтожать невинных.
В чём же виноваты женщины и дети? Кто сможет остановить убийц?
«Несокрушимый» Ханс Вульф – дед Криса, гордился бы своим сыном. Воспоминание о нём принесли Крису новые силы в борьбе с самим собой. Увлечённый восточной культурой он не раз говорил своему внуку: "В Китае человек прекращает свои страдания, сосредоточившись на высокой и труднодоступной цели. Идя к этой цели человек, находит в себе силы жить дальше".
Эти слова, сейчас, жгли его огнём.Что ж, цель у меня теперь есть, - подумал Крис. И я приложу все свои усилия, чтобы достичь её, ОТЕЦ.
*                    *                     *
Ещё предыдущим вечером его и остальных кандидатов в «спасители мира» перевели на другой этаж того, что Максимилиан называл Гнездом. На самом деле этот самый «этаж» представлял собой нечто потрясающие. Несколько полигонов, каждый из которых размером был чуть меньше стадиона.
Здесь были полосы препятствий, макеты улиц (в натуральную величину), разнообразные стрельбища, а так же куча других приспособлений, о предназначении которых они могли только догадываться.
Их комнаты теперь помещались рядом и на ночь их не закрывали.
- Зачем запирать нас в наших каморках, если мы всё равно не сможем отсюда выбраться, - разумно заметил Глагау. Мы приехали сюда на лифте, а других выходов я что-то не вижу.
- Ты прав, - поддержал его Рудель. - К тому же у лифта нет кнопки вызова.
«Каморки», в которых их поселили, были вполне приличны. В каждой было две небольшие комнаты, туалет, душ. На кровати каждого, аккуратной стопкой, лежал набор необходимой им одежды. Причём одежда сидела на них как влитая.
Утром в шесть часов, хотя узнать под землёй, что утро наступило, помогали только часы, им было объявлено через динамик, установленный в каждой комнате, о срочном сборе «всего личного состава» напротив лифта.
Облачившись в спортивные костюмы, они ожидали «сошествия» своих учителей.
Дверь лифта плавно открылась, явив их взорам Максимилиана, и стоящего рядом с ним мужчину в спортивных штанах и серой майке. Средний рост, светлые волосы, волевое выражение лица, правая рука покрыта тонкими вертикальными шрамами.
Крис узнал этого человека. Он видел его на тренировке в первый день пребывания здесь. Шутя, голыми руками он победил тогда семерых противников и даже не вспотел при этом. Наверняка он страж, - подумал Крис.
Выйдя из лифта, Максимилиан одарил всех окружающих своей самой обаятельной улыбкой и представил своего спутника.
- Знакомьтесь, это Борис ваш инструктор по военной подготовке.
- Русский? – грубо прервал хранителя Зигфрид.
Сказано это было, как показалось Крису без всяких эмоций (забияка наверняка просто хотел посмотреть на реакцию будущего учителя), но страж принял это всерьёз, подошёл вплотную к Глагау и, смотря ему в глаза, спросил, чётко выплёвывая слова:
- Тебя, что-то не устраивает кадет?
Зигфрид явно почувствовал себя «не в своей тарелке» под взглядом угрюмого стража. Помолчав некоторое время, пытаясь подобрать нужные слова, он, наконец, ответил:
- Нет, меня всё устраивает.
Удовлетворённый таким ответом, страж, вернулся к Максимилиану, который тем временем продолжал:
- Сегодняшний день будет полностью посвящён физической подготовке. А с завтрашнего дня у вас будет более плотный график. Завтра у вас будет занятие под руководством хранителя.
Закончив свою предельно краткую речь, Максимилиан попрощался и исчез в лифте.
Когда створки его закрылись, Борис не повышая голоса, сказал:
- Сегодня я посмотрю кто, на что из вас способен.
Почему-то всем без исключения показалось, что сказанное им, носило зловещий оттенок. 
*                    *                     *
Страж не обманул их. Он действительно оценил способности каждого. Весь день они бегали, прыгали, стреляли и колошматили друг друга до изнеможения. Инструктор не давал им время на отдых. Перевести дыхание удавалось только в моменты краткого инструктажа на ту или иную тему.
Однако никто ни на что не жаловался. Страж не хвалил их и не порицал, он просто наблюдал. За прошедший день у них не было и маковой росинки во рту. Но есть, совсем не хотелось. Наверное, из-за усталости.
В десять часов вечера был объявлен отбой, и они отправились спать.
Крис всегда считал себя достаточно выносливым, но то, что он перенёс сегодня, было на пределе его сил. Его товарищи тоже выглядели не самым лучшим образом.
Страж выжал из них всё возможное.
В начале, он заставил пробежать их десять километров по специально оборудованному препятствиями участку. Затем заставил разбиться на пары и сразиться друг с другом. А уже после всех этих встрясок они были поставлены стрелять по мишеням в тире. Стрелять приходилось с двух рук, из двух пистолетов, поражая при этом две мишени одновременно. Мишени же вели себя далеко не лучшим образом - они скакали, меняли скорость передвижения и прятались, возникая в совсем неожиданных местах.
После изнуряющего бега и рукопашной схватки руки дрожали и не хотели держать пистолеты. Товарищам Криса приходилось нелегко, они долго целились и иногда промахивались. Но Крис заметил, что большинство пуль всё же находили цель. Троим из них, это испытание удавалось немногим легче. Крис и Эльза уже делали нечто похожие в академии (правда, кросс у них был вдвое меньше и без препятствий, да и мишени не прыгали как сумасшедшие), а Шрамм... Мартин Шрамм умел всё.
Когда они закончили стрелять инструктор, потерев в задумчивости подбородок, сказал:
- Вы пока ни на, что серьёзное не способны. Но ничего я берусь это исправить.
Такова была лучшая, за этот день, похвала невозмутимого стража.
Оглядев притихших учеников, Борис бодро сказал:
- Ну, что отдохнули? Побежали дальше!
И так прошёл весь день.
Собрав их перед отбоем, он произнёс следующие:
- Ваши результаты смешны и несерьёзны. Вы не готовы к действиям в экстремальных ситуациях. Вы не готовы к выживанию в любых условиях. У нас слишком мало времени, но я постараюсь сделать из вас что-то стоящее. А пока все свободны. Идите отдыхать, - сказал он на прощание.
Стоя в душе под струйками тёплой воды Крис с улыбкой думал о том, что Борису удалось заставить даже Шрамма высунуть язык на бок.
Первый день закончился, - сказал себе он, ложась в кровать. По-моему я выдержал его достойно.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться