Чёрные Совы: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 21

17 марта 1942 года
Центральный район СССР

   Дом кузнеца стоял на опушке леса в четырёх километрах от большого села. Десятки лет здесь обитали представители этой профессии. На развалинах старого дома ставился новый, а его в своё время заменял другой. Причина такого расположения была вовсе не в нелюдимости кузнечных дел мастеров, просто место было удобное. Позади кузнечного сарая тёк холодный ручей, а в пяти минутах ходьбы находилось болото щедрое на руду. Жители села, если у них возникала такая надобность, приходили к кузнецу по дороге, начинавшейся прямо на задворках поселения. Но уже несколько месяцев не стучал в кузне звонкий молот и не горел яркий огонь в горниле. Кузнец ушёл на фронт и погиб, осиротив троих детей и  красавицу жену.
Жаркое весеннее солнце немилосердно поливало лучами двор перед домом. Во дворе, спрятавшись от жары под нависающую крышу, сидели трое детей кузнеца.
Старший, парнишка лет одиннадцати, старательно маленьким ножичком обстругивал деревяшку. Младшие – белокурая девочка пяти лет и мальчонка помладше, во все глаза смотрели на брата, предвкушая забаву с не готовой ещё игрушкой.
- Витя, а коняшка, чья будет моя или Серёжкина? – канючила девчонка.
 Старший, продолжая работать ножом, важничая перед малышами произнёс:
- Общая.
- Витя, но кораблик ты тоже Серёжке сделал, - продолжила она. - Это, что значит у него кораблик, а у меня ничего. Отдай мне лошадку, тогда всё по-честному будет.
Голубоглазый Сережка, услышав о такой несправедливости начал старательно тереть кулачками глаза, мучительно пытаясь выдавить слёзы. Всем своим видом он показывал несогласие со словами сестры.
- Хватит. Смотри, Серёгу до слёз доведёшь. Мало что ли я тебе кукол наплёл?
- Мало! – не унималась девчонка.
- Хорош! – оборвал её старший. – Не прекратишь, я сейчас мамку кликну.
Девчонка, обиженно хмыкнув, вздёрнула подбородок и пошла в дом. Жаловаться побежала, - понял старший.
Вдалеке послышался шум мотора. Старший замер. Недоделанная лошадка упала в грязь.
- Серёжка иди в дом, и спрячься где-нибудь, - сказал он, подталкивая брата к двери дома.
- А лошадка? – непонимающе пропищал Серёжка.
- Потом доделаю. Что я тебе сказал? Беги в дом! – прикрикнул подросток.
Пока братья препирались, к дому, виляя между ухабов и оставляя за собой дымный след, подъехал грязный немецкий бронетранспортёр. Пьяно горланя песни из него вывались шестеро фашистов: пять рядовых солдат и один офицер.
Раскрыв ударом ноги калитку, они двинулись к дому.
Офицер, с красным потным лицом, и военным биноклем поверх грязного мундира, на ходу отдавал приказы:
- Ганс, Рауль – ищите еду. Всё съестное тащите в машину. Пауль, Карл – поищите горючее. Ульрих оставайся у машины.
Ульрих – здоровенный немец с автоматом на груди, облокотившись на бронетранспортер, что-то прихлёбывал из пузатой фляжки.
Подросток столбом замер посреди двора. Непослушный Серёжка выглядывал из-за косяка двери. Один из немцев оттолкнув его, протопал в дом. За ним последовал второй. В доме, что-то падало, разбивалось и трещало. Испуганный Серёжка прижался к ногам старшего брата, ища у него защиты от пришельцев.
Внутри раздался испуганный вскрик, последовавший за ним звук пощёчины, а затем, послышался надрывный, детский плачь.
Старший хотел, было броситься в дом, но подошедший со спины офицер крепко ухватил его за шиворот.
Вскоре немец, с закатанными рукавами гимнастёрки, выпихнул из дома молодую женщину и вцепившуюся в её подол плачущую девочку.
Подросток видел, что по лицу матери была размазана кровь. Злость ударила ему в голову, и он покрепче сжал рукоять перочинного ножа. Но гнев быстро потух, когда руки женщины прижали его голову к материнской груди.
Так они и стояли посреди двора: женщина и прижавшиеся к ней со всех сторон ребятишки. Фашисты же увлёкшись грабежом, на время позабыли об их существовании.
Всё было перевёрнуто вверх дном. Из дома были выкинуты, через разбитые окна, все вещи, а из сарая были забраны маленький поросёнок и старая слепая курица – единственное богатство маленькой семьи.
- Господин лейтенант больше ничего нет, - разочарованно доложил один из солдат.
- Горючее не нашли? – спросил краснолицый.
- Не как нет.
Скорчив гримасу, офицер двинулся к вдове и её детям. При его приближении ребятишки покрепче прижались к матери.
- Пауль, Карл! – приказал офицер, указывая пальцем на семью.
Двое солдат подскочили к детям и оторвали их от матери.
- Женчина где бендзин? – задал вопрос лейтенант, дыша в лицо перегаром.
Поведя озябшими плечами, вдова кузнеца ответила:
- У нас нет бензина. Да и зачем он нам, у нас и машины то нет.
Недовольный ответом офицер ударил её по лицу грязной кожаной перчаткой.
- Врёщь! У тебья долджен быть горючка!
Не совсем понимая, что от неё требуют, женщина заплакала:
- Нет, нет. У нас нет бензина.
Взбешённый немец рванул на ней платье.
Его взору предстала белоснежная кожа и край упругой груди. Злость в пьяных глазах сменилась огнём похоти. Отбросив фуражку в сторону, офицер с улыбкой произнёс:
- Мы мождем договоридся. Да?
С этими словами он больно ущипнул женщину за грудь.
Возмущённая такой наглостью вдова кузнеца оцарапала немцу лицо. На щеке остались кровоточащие следы от ногтей.
- Русская шлюха! – выругался лейтенант на немецком, и снова рванул одежду на вдове.
На этот раз платье треснуло и лопнуло по швам. Женщина по пояс оказалась голой. Вид обнажённого тела укрепил уверенность фашиста. Его подчинённые довольно заржали. Вдова, взвыв от стыда, закрылась от взглядов оккупантов руками и стала пятиться спиной к забору. Расстегивающий мундир офицер двигался на неё.
Подросток, зарычав, волчонком бросился наперерез немцу. Встав между матерью и пьяным фашистом, он выставил перочинный нож перед собой.
- Не тронь её гад!
Засмеявшись, офицер нанёс удар кованым сапогом подростку в живот. Мальчик, глотая слёзы, согнувшись пополам, откатился по грязи к забору. Ничего не понимающие ребятишки уставились влажными глазёнками на происходящие.
Вдова было, кинулась утешить старшего сына, но офицер оторвал её от него и опрокинул на землю.
Женщина яростно сопротивлялась, и немцу никак не удавалось удержать её. К тому же в ногах путался корчившийся от боли детёныш.
- Пауль, Карл! – снова взревел лейтенант.
Ухмыляющиеся солдаты метнулись на помощь своему командиру. В мгновении ока рыжий немец в железной каске схватил вдову за руки и прижал её к земле. Его товарищ, длинный солдат с короткой стрижкой, пинками отогнал её сына к противоположной стороне забора.
Закрываясь руками от ударов, подросток кричал:
- Оставьте её в покое сволочи! Отпустите её! Мама!
Новый удар ногой в лицо заставил подростка замолчать. На мгновение он потерял сознание.
В себя он пришёл от жидкости льющейся ему на лицо и громкого плача братика и сестрички. Открыв глаза, он увидел довольного собой длинного фашиста, который застёгивал ширинку штанов.
Посмотрев на свою мать, подросток увидел, что она всё ещё сопротивляется. Наконец изловчившись, офицер нанёс ей удар рукояткой пистолета в висок. Когда тело вдовы обмякло, он полез руками под остатки её юбки.
В отчаянии и невозможности ничего изменить подросток закричал. Он не мог ничем помочь своей матери, так как за каждым его движением следил Длинный. Он стоял над ним и ковырялся  огромным ножом под грязными ногтями. В следующие мгновение всё изменилось.
К Длинному метнулась тень и через секунду он, обливаясь кровью с распластанным горлом падал на колени. Рыжий фашист в каске пытался устоять на ногах с метательным ножом вместо правого глаза.
Подросток наблюдал как высокий небритый мужчина в кожаной куртке и немецких ботинках схватил офицера и швырнул его в забор. Во все стороны полетела грязь и щепки. После этого лейтенант перестал подавать признаки жизни.
В это время на шум из двери дома выглянул один из всё ещё там находившихся солдат. Быстро оценив обстановку он дал длинную очередь в сторону незнакомца. Кувыркнувшись по земле тот, подхватил пистолет лейтенанта и сделал два выстрела в сторону автоматчика. Обе пули попали в грудь солдата. Остаток его магазина достался земле у ног незнакомца.
Мальчик заметил, что за спиной его спасителя находилось как минимум три немецких автомата, но он предпочитал пользоваться трофейным пистолетом.
Из дома снова ударили автоматные выстрелы. Последний немец бил короткими очередями, прицельно, не торопясь. Мягко катнувшись под окно, незнакомец швырнул туда гранату. Раздавшийся следом взрыв выкинул неудачливого снайпера в окно. Подойдя к раненому, спаситель прицельным выстрелом в голову добил его.
Вспомнив о фашисте оставшемся у бронетранспортёра, мальчик на коленях выглянул из-за ворот. Здоровяк лежал в грязи и смотрел широко открытыми глазами в небо. Из его фляжки тонкой струйкой вытекала сладко пахнущая жидкость.
Вернувшись во двор, подросток увидел, что младшенькие уже успели зарыться лицом в подол матери.
Странный незнакомец тем временем подошёл к ожившему лейтенанту.
Лоб фашиста был рассечён, правая рука сломана.
- Ти кто? – задал он вопрос.
- Твоя смерть, - кратко ответил спаситель, разряжая пистолет в фашиста.
Вдова, успевшая уже накинуть на себя другое платье, с растерянностью оглядывала разрушенный дом, зарёванных детей.
Незнакомец тем временем переворачивал трупы немцев, снимал с них оружие.
- Село сожгли ещё вчера утром, - сказал он, поднимая обронённый офицером военный бинокль. – Немцев будут искать. Вам надо уходить.
Обернувшись к вдове, спросил:
- Есть куда?
Нервным движением, поправив платье, женщина ответила:
- Да. К сестре. Она жена лесничего.
- Хорошо. Через неделю можно будет вернуться, немцы отступают.
Протянув маленьким ребятишкам пару больших плиток шоколада и кусок сахара, реквизированного у немцев, незнакомец поднял тело рыжего солдата.
Стащив трупы всех фашистов в бронетранспортер, мужчина снял ручной тормоз. Машина медленно покатилась вниз по дороге. Вдогонку ей он закинул в кузов одну за другой две гранаты. Взрыв уничтожил бронетранспортёр и тела немцев.
Подросток оглянулся в поисках своего спасителя, но ни на дороге, ни во дворе уже никого не было.
Только теперь он по-настоящему понял, что им угрожало. Ноги его задрожали, а в груди засвербело. Хотелось прижаться к матери и закричать, расплакаться как младшенькие.
- Мама, а мы его даже не поблагодарили, - тихо сказал он.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться