Чёрные Совы: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 34

14 сентября 1942 года
Восточная Европа


   Они в полном обмундировании собрались в помещении похожем на небольшую площадь. Размерам внутренностей Гнезда Крис давно уже перестал удивляться. Поэтому обширное, обложенное со всех сторон каменной кладкой пространство принял как нечто само собой разумеющееся. Под их ногами была плита, отличавшаяся от других более светлым оливковым оттенком.
С огромным интересом он наблюдал за своими товарищами. В униформе Сов, обвешенные со всех сторон различным оружием они походили на героев Герберта Уэллса. Хотя Крис был уверен, что фантасту и в голову прейти не могло то, что открылось им.
- Чёрт мне что-то мешает двигать правой рукой, - скривив смешную физиономию, сказал Рудель, совершая плечами плавные движения.
- Эх. Консервная душа! – притворно огорчаясь, произнёс Глагау, подходя к Максу. – Не умеешь ты правильным образом распределять амуницию по поверхности обмундирования.
- Ладно тебе, - обиженно протянул Рудель. – Я всё сделал так, как показывал Борис. Просто я немного перетянул ремень с боезапасом. Вместо того чтобы обвинять и сыпать терминами лучше ослабь ремень. Мне не дотянуться.
Да форма Сов не только выглядела, но и была впечатляюще во всех отношениях. Даже бронежилет не мешал активным движениям. Материал «хамелеона» красиво обтягивал их фигуры. Нельзя было не заметить, что особенно впечатляюще он смотрелся на Эльзе.
На правом плече каждого располагался специальный наплечник, закрывающий сердце. Таким образом, жизненно-важному органу была обеспечена двойная защита. С этими наплечниками Крис и его товарищи походили на средневековых рыцарей, вернувшихся из небытия.
Отдельного упоминания заслуживала обувь, в которую их одели Совы. Внешний вид ботинок напоминал громоздкие бутсы десантников, но значительно меньшего размера и объёма. Ботинки были необычайно лёгкими и удобными. Нога в таких ботинках не уставала так - как во время ходьбы постоянна, массировалась с помощью специальных стелек и конструкции подошвы. Ко всему прочему страж заявил, что эта обувь не промокает, даже если встать в них в воду.
Для защиты головы (тоже, кстати, весьма уязвимого, и не менее важного, чем сердце органа) им дали специальные бронированные шлемы, которые спасали от рикошета и скользящих попаданий. Борис говорил, что прямое попадание шлем тоже выдержит, но удар пули будет настолько силён, что свернёт шею носителя. Сами шлемы тоже были лёгкими и практичными. Они точно повторяли рельеф головы и не мешали обзору, благодаря специальному бронированному стеклу, вмонтированному в поверхность шлема. Этот «головной убор», по словам Джошуа, был идеально совместим с прибором ночного видения и сканером. Одетый на голову он окончательно роднил их с пришельцами со звёзд.
Пока Глагау помогал Руделю расслабить ремень амуниции, Крис обратил всё своё внимание на Шрамма.
Со свойственной ему дерзостью Мартин всё изменил в своём облике по собственному разумению. Систему специальных ремней и кармашков, крепивших к телу запасные магазины, ножи и кучу других полезных вещей, он модернизировал. С помощью ножа он обрезал пару (видимо совсем ненужных ему) ремней и освободил торс от боеприпасов. Кобуры с двумя пистолетами он расположил на бёдрах обеих ног. Потерявшие своё законное место боеприпасы он сложил в чрезвычайно маленький, но вместительный рюкзачок, предоставленный каждому Совами. Однако несколько запасных магазинов он поместил на поясе за спиной. Вместо огнестрельных боеприпасов на его груди теперь красовалась перевязь с метательными ножами. На поясе, в специальных кармашках, весело несколько гранат. Ремень «Дракона» был, перекинут через шею, и красовался на левом боку. Больше никто не захотел воспользоваться этим автоматом, но здесь наверняка сыграл роль характер Шрамма – он любил всё чрезвычайно мощное и агрессивное. Крис уважал инициативу Мартина, так как знал, что тот сам лучше знает, как ему удобнее использовать имеющееся у него вооружение.
Совершенно по-иному выглядел Глагау. Здоровяк был обвешен патронами и гранатами как рождественская ёлка. В руках его поблёскивал новенький пулемёт. Оружие имело невинное название «Шелест», но в мгновении ока превращала в мусор каменную кладку. Пулемёт имел цилиндрический магазин на 300 патронов и был миниатюрнее и легче германского MG – 42.  К тому же имел калибр 8 мм и был неприхотлив в обращении. Просто не укладывалось в голове как патроны такого калибра и в таком количестве, уместились в сравнительно небольшом цилиндре. Вначале Крис запретил брать «Шелест» на их первое задание, мотивируя это ненужностью и громоздкостью такого рода оружия, но Глагау получил неожиданную поддержку стража, и Крису пришлось уступить. За спиной Глагау висел «Стон».
Остальные участники предстоящей акции вооружились вполне стандартно. У каждого из них (кроме Кордта, он предпочёл «Аллигатор») был практичный и удобный «Север», а за спиной висел «Стон». Толька одна Эльза предпочла «Пиранью». Керлл говорил, что это не что иное, как женская солидарность.
Набор боезапаса и гранат был одинаков, поскольку излишним вооружением себя не обременяли, так как специфика задания предполагала быстрое передвижение по территории противника. За спиной, в рюкзаке Руделя, располагалась спутниковый телефон – их обратный билет в Гнездо. За плечами Лотта находился солидный запас пластида с различными видами детонаторов.
Что касается самого баронета, то он предпочёл безотказный «Шатун» (другие пистолеты показались ему непривычно лёгкими) и мощный «Зевс» (импонировала стрельба в трёх режимах, позволяющая очень экономно расходовать патроны). В рукаве униформы, на специальном креплении, скрывался малыш «Скорпион». Крис сам не знал, зачем он его взял. Он просто ему понравился.
- Кадеты построится! – загромыхал под сводами зала знакомый бас стража.
Откуда они появились? Всего секунду назад никого не было. Крис никогда не видел, чтобы их учителя собирались вместе, но сегодня они сделали исключение и пришли проводить их в полном составе.
Выстроив в линию своих подчинённых Крис улыбаясь, сказал:
- Вверенное мне подразделение к выполнению поставленной задачи готово!
В свою очередь Борис сложил губы в скупом подобии улыбки и чётко произнёс:
- Вольно. Мы пришли пожелать вам удачи.
Крису показалось, что страж намеренно интонационно сделал ударение на последнем слове.
Когда стоявшие перед ним ученики расслабились, страж продолжил:
- Выполнив поставленную задачу, вы свяжетесь с нами, и мы пришлём за вами транспорт. Думаю вам излишне повторять, что живых после вас на острове остаться не должно.
Замолчавшего стража сменила хранительница:
- Отнеситесь достаточно серьёзно к этому заданию. От него зависит ваша дальнейшая судьба.
В голосе рыжеволосой хранительницы было, что-то не так. Крис не смог бы сказать точно, что именно, но что-то беспокоило его.
- «Молния» высадит вас в километре от острова, - сказал страж. – По каменистым островкам, почти вплотную примыкающих к Гиблону, вы доберётесь непосредственно до цели. Всё ваше обмундирование и снаряжение не боится воды, поэтому это не составит вам большого труда.
- Плыть почти не придётся, - дополнил стража Джошуа. – Но к пристани вы должны будете подойти по воде.
- Можно вопрос? – воспользовался паузой Рудель.
- Да конечно Макс, - сказал страж.
- Не опасно ли высаживаться так близко к острову? Существует вероятность, что нас могут заметить.
- Нет, это совсем не опасно, - поспешил успокоить танкиста наблюдатель. – Во-первых «Молния» обладает специальной системой защиты от любопытных глаз, а во-вторых, место вашей высадки невозможно заметить с острова. Причиной этому являются неприступные скалы, надёжно защищающие Гиблон с южной стороны.
Были и ещё вопросы. Наставления. Пожелания. Когда всё было сказано между группой германцев и группой Сов, возникла пауза молчания. 
Крис старался понять, о чём думали их преподаватели, но ему это ужасно плохо удавалось. Но одно было, несомненно, Совы искренне желали им удачи и беспокоились о них. 
Их беспокойство нельзя было прочитать по их бесстрастным лицам (слишком хорошо они умели контролировать свои эмоции), тут было нечто другое, доступное лишь их ученикам, провёдшим с ними шесть долгих месяцев.
Борис слишком сильно напряг руки, спрятанные за спиной. Яна методично накручивала на палец локон своих шикарных огненно-рыжих волос. Джошуа был слишком молчалив. Только Максимилиан вёл себя, так же как и всегда.
- Что ж, думаю, пришло время прощаться, - нарушил он своё сегодняшнее молчание.
Совы отошли на несколько шагов в сторону, от своих учеников, и плита под их ногами вздрогнула и начала медленно подыматься к разъезжающемуся в стороны отверстию в потолке. Солнечный свет радостно встретил германцев потоками тепла и радости. Порыв ветра потрепал щёку Вульфа. Только сейчас он понял, как соскучился по всему находящемуся вне Гнезда.
Когда плита поднялась над головами Сов, и они смотрели на своих преподавателей сверху вниз, до Криса долетел, привычный к приказам, голос стража:
- Вульф я хочу, чтобы все вернулись в Гнездо живыми. Ты понял меня?
Встретившись с глазами Бориса, Крис чётко и громко произнёс:
- Так точно!
                                            *                     *                     *
Когда их ученики скрылись из виду, и потолок вновь бесшумно сомкнулся, Джошуа вздохнув, тихо произнёс:
- У меня такое чувство, что мы видим их в последний раз.
- Не говори ерунды! – раздражённо перебила его Яна. – Они справятся.
- Частично он прав, - нарушил молчание Борис. – Вряд ли мы снова увидим их всех вместе. Слишком сложное задание им поручено.
После нескольких минут гробового молчания Яна положив руку, на плечо модного европейского костюма Максимилиана и спросила:
- Почему молчишь? Как ты думаешь, они вернуться?
- Мои мысли схожи с вашими и мне горько от того, что мы их не предупредили о реальных силах противника, - сложив руки на груди произнёс хранитель.
- Как раз это не проблема, - уверенно произнёс Борис. – Вульф парень головастый, и внимательно изучив обстановку, наверняка поймёт, что здесь кроется подвох. Я уверен, что план операции он составит исходя из этих предположений.
- Возможно, ты прав, - согласился со стражем Максимилиан, кивая своей седой головой. – Но не слишком ли высока цена за вступление в наши ряды.
- А меня беспокоит совсем другое, - раздражённо произнесла Яна обратив на себя взгляды коллег. – Кто из них не вернётся назад? И вернётся ли кто-нибудь вообще, чтобы принять оказанную им честь и влиться в наши ряды?
Слова хранительницы задели за живое. Каждый понял насколько дороги ему недавние ученики.
И только Максимилиан думал совершенно о другом. Его не оставляла мысль о том, что он пешка в чужой игре и магистр ведёт свою собственную игру.
                                             *                     *                    *
В кресле своего кабинета магистр внимательно наблюдал на экране монитора за сценой прощания с Вульфом и его людьми. В его голове было слишком много нерешённых проблем, чтобы задумываться о мелочах и всё-таки он обратил своё внимание на детище своего заместителя.
Очевидно, что Вульф станет весьма эффективным и смертоносным оружием, ударившим по Чёрному ордену, одно это уже оправдывает проект Максимилиана. Он и его люди сделают всё возможное и погибнут, постаравшись продать свою жизнь как можно дороже. Отряд стражей, находящийся поблизости от острова, доделает за них их работу, избавившись от лишних следов, но оставив на пожарище тела Вульфа и его людей. Естественно, они избавят бездыханные тела от оружия и обмундирования Сов. Тела блестящих германских офицеров, совсем недавно при таинственных обстоятельствах ускользнувших от военного трибунала, на острове в Тихом океане, будут хорошей встряской для командования Третьего рейха и их покровителей. Мощное антифашистское движение внутри армии не прибавит уверенности фюреру в своих планах на будущие. Противоречия между орденом и фюрером будут углубленны и использованы. Этой акцией они укажут Чёрному ордену на его место, и с кризисом будет покончено. Ряд дополнительных мер разработанных наблюдателями довершит разгром ордена.
Желал ли он им удачи? Скорее да чем нет. Верил ли он в них? Конечно, верил. Их обучали лучшие. Надеялся ли он на их возвращение? НЕТ.
С некоторым удивлением магистр отметил, что Максимилиан, Борис и другие слишком сильно привязались к своим подопечным. Настолько сильно, что предложили даже принять оставшихся в живых в их ряды. Абсурд. Ведь он то, знал, что задание такой сложности невозможно выполнить силами восьми человек, какими бы способными они не были. Знают ли об этом их преподаватели? Ответ очевиден. Конечно, знают. Только непонятно на, что они надеются.
Выключив монитор, магистр вышел из кабинета, осторожно притворив за собой дверь.
Возможно, кто-то назвал бы его план провокацией. Что ж, пусть так. Главное чтобы она достигла своей цели.
*                     *                    *
«Молния» отдалённо напоминала самолёт. Но только отдалённо. Причудливо изогнутое, треугольное тело делало его похожим на хищную стальную птицу с закинутыми за спину крыльями.
Задрав голову к небу, Крис с наслаждением набрал полную грудь чистейшего горного воздуха. Судя по всему, сейчас они находились на ровной площадке высоко в горах. Об этом говорил разряженный воздух, сильный ветер и необычный цвет неба. Ослепительно ярко светило солнце. Но, попадая на корпус самолёта, оно вело себя несколько странно. Металлический корпус не отбрасывал бликов и вообще  ни как не отражал светило.
Около «Молнии» их ждали два коренастых паренька в голубых комбинезонах. На правом плече каждого Крис увидел нашивку, изображающую открытый глаз - символику наблюдателей.
Глаза Керлла загорелись при виде самолёта. Обогнав своих товарищей, он ринулся к машине. Кивнув ожидавшей их парочке (видел Гюнтер их наверняка не впервые), он шустро заскочил внутрь самолёта. Через мгновение, высунувшись в люк, он сказал:
- Знакомьтесь парни. Справа от вас Мариус, а слева Дарт. Они наши пилоты.
Пилоты кивком головы приветствовали собравшихся вокруг них. Мариус сверкнув голубыми глазами, произнёс:
- Мы доставим вас на Гиблон, и мы же вас заберём оттуда. После удачно выполненной операции вы должны будете связаться именно с нами.
Перебив пилота, Рудель задал не дававший ему покоя вопрос:
- Как именно защищен этот аппарат от чужих глаз?
Парочка лётчиков никак не прореагировала на его хамство, зато лицо Керлла растянулось в широкой улыбке.
- Мариус можно я им покажу?
Дождавшись сдержанного кивка головой наблюдателя, он исчез в утробе машины. Спустя несколько секунд, без единого звука, «Молния» исчезла.
Почти ничего не изменилось. Все стояли на своих местах: Крис с товарищами лицом к машине, пилоты спиной. Только «Молнии» на месте не было. Никаких комментариев не последовало, почти все потеряли дар речи.
Через мгновение из пустоты возникла, не понятно чем довольная, голова Керлла. В очередной раз, широко улыбнувшись, она спросила:
- Ну, что здорово? Я же вам говорил, что их самолёты чудо. А знали бы вы, что они могут вытворять в воздухе!
Придя в себя, Рудель задал очередной вопрос. Игнорируя захлёбывающегося эмоциями Керлла он обратился к Мариусу:
- Как это получается?
- Принцип действия такой же, как у ваших «хамелеонов», - пояснил Мариус. – Сплав, из которого сделан корпус машины, идеально приспосабливается к окружающей его среде.
- Оптический обман, - произнёс Шрамм, старательно ощупывая, что-то в воздухе перед собой.
- Можно сказать и так, - спокойно согласился Мариус.
Протянув свою руку вперёд, Крис почувствовал нечто твёрдое перед собой. Он понял, что «Молния» была на месте, её просто было не видно обычному взгляду. Шрамм был прав, это был высокотехничный, пугающий воображение оптический обман.
                                              *                    *                   *
В длинном коридоре, ведущем из внешнего корпуса Гнезда во внутренний, плеча Максимилиана кто-то снова коснулся.
- Можно ли узнать у тебя причину твоего беспокойства? – пристраиваясь к широкому шагу хранителя, произнесла Яна.
- Кто тебе сказал, что меня что-то беспокоит? – не надеясь по-настоящему обхитрить свою коллегу, попытался уйти от разговора Максимилиан.
- Перестань. Возможно, я и не знаю тебя так давно как Борис, но тех лет знакомства с тобой достаточно, чтобы понять, что ты чем-то серьёзно обеспокоен, - безапелляционно произнесла «рыжая бестия».
- Мы все обеспокоены судьбой наших воспитанников.
- Давай говорить откровенно, - преградила ему путь женщина. – Твой проект – это просто очередная иллюзия. Я с большим уважением отношусь к магистру, но даже мне достаточно понять, что он не воспринимает всерьёз ребят. Слишком легко он согласился на наше предложение о принятии команды Криса в наши ряды. Он даже не попытался оказать нам достойное сопротивление, хотя предложение прямо скажем революционное.
Заломив руки за спину, и не дождавшись ответа, Яна продолжила:
- Почему ты молчишь? Не молчи! Что изначально предусматривал твой проект?
Какое-то время они просто молча смотрели друг на друга.
- Ребят используют для какой-то провокации? Я права?
Чуть взволнованная. Немного раскрасневшаяся хранительница была поистине прекрасна. Максимилиан любовался ей. Зелёные глаза потемнели (так происходило всегда, когда Яну что-то выводило из равновесия) и предали лицу изумительную, не с чем несравнимую красоту. Присутствие этой женщины всегда благоприятно действовало на него.
- Ты сама ответила на все свои вопросы, - нарушил сладкое созерцание стоящей перед ним коллеги Максимилиан. – Я знаю не больше тебя, но зная наш кодекс и наши законы, прихожу к тем же решениям. Слишком крепки и нерушимы наши традиции. Нарушить их значит нарушить нашу жизнь. Это наша сила и наша слабость. Возможно, мы поторопились и рано предложили магистру по достоинству оценить ребят.
Разметав гриву рыжих волос по своим плечам, хранительница сказала:
- Ответь  только на один вопрос. Твой проект предполагал использовать ребят в тёмную, как многих до них? Он осуществлялся только для этой провокации?
- Нет. Он был рассчитан на мирное и взаимное сотрудничество Сов и таких людей как Крис.
Руки хранительницы опустились, она поверила словам Максимилиана (впрочем, как всегда) и поняла, что он не посвящён в планы магистра. Немного расслабившись она прислонилась к стене коридора, нахмурив лоб.
- Чем сейчас мы можем им помочь?
- Ничем.
Закусив нижнюю губу, женщина медленно произнесла:
- Как ты думаешь, они вернуться?
- Позволь, я не буду отвечать на этот вопрос, - заглянув в глаза хранительнице, произнёс Максимилиан.
- Но те, кто вернуться станут Совами?
- Я приложу все свои силы и влияние, чтобы это произошло, - удаляясь по коридору, произнёс он. - Будем ждать и надеется. Будем ждать.
*                    *                   *
Вдоволь наудивлявшись они погрузились в самолёт и плавно поднялись в воздух.
Внутри «Молнии» было просторно и всё их снаряжение не заняло и половины места в салоне самолёта. Справа и слева салона располагались удобные, мягкие кресла. Иллюминаторов не было, но примерно тридцать процентов пола в салоне состояли из стекла.
Вообще-то Крис не очень любил самолёты. Но этот ему понравился. В нём совершенно не ощущалось толчков, занудного гудения двигателей и «любимого» многими ощущения постоянно уходящего из-под ног пола.
Свесившись с кресел, они с большим любопытством наблюдали за пробегающими внизу долинами и предгорьями. Всем было ужасно интересно узнать, где они находятся.
Округлые, лесистые горы и холмы пробегали мимо них. В огромных изумрудных долинах паслись стада, и прозрачные реки щедро поили своей влагой окружавшую их зелень. Ничто не говорило о грозящей миру опасности. Всё дышало спокойствием и миром. Пробегающая внизу картина была подобна раю.
Ответ на самый популярный вопрос дал пришедший в себя Керлл.
- Я знаю эти места. Когда-то я учился здесь летать.
- Не надо загадок Гюнтер, - перебила его сладкие воспоминания Эльза. - Где мы?
- А я и не думал ни о каких загадках. Разве вы не поняли? Мы пролетаем над Карпатами!
*                    *                   *
В очередной раз Крис уставился на дисплей, отображающий карту острова Гиблон. Особенно его интересовала, смущала та часть острова, на которой располагался укреплённый лагерь СС.
- Что не сходятся концы с концами, - произнёс возникший рядом Шрамм.
- Ты тоже что-то заметил? – полюбопытствовал Крис.
- Конечно.
Присев на соседние кресло Мартин показал пальцем на экран миниатюрного дисплея.
- Посмотри на количество казарм располагающихся в центре охраняемой территории. Тебе ничего не кажется странным?
- Конечно кажется, - уверенно произнёс Крис. – Их слишком много. Не думаю, что каждому эсесовцу предоставляют в распоряжение три комнаты.
- В точку барон. Три корпуса казарм спокойно вместят сто-сто пятьдесят человек. По словам же наших больших друзей Сов, в лагере находиться всего около ста человек. Плюс команда подводной лодки.
- Нас ждёт большой сюрприз, - резюмировал Крис.
- Ерунда. Пятью десятками больше, пятью десятками меньше. Разве это важно. Противников и так больше чем достаточно и нам придётся серьёзно попыхтеть, чтобы остаться живыми и удивить наших покровителей.
Внимательно изучая расположение пулемётных вышек по периметру лагеря, Крис спросил:
- Ты думаешь, нас специально отправляют насмерть.
- Нет, не думаю. Я в этом уверен.
Обведя взглядом своих товарищей, занятых лицезрением пробегающих внизу пейзажей, Шрамм продолжил:
- И это понимаем не только мы с тобой.
- Неужели ты думаешь, что Максимилиан, Борис, Яна, Джошуа могли придать нас? – спросил товарища Крис.
- Барон, ты же всё прекрасно понимаешь лучше меня. Кто мы для них? Ответ очевиден. Мы всего лишь одноразовый материал. Вспомни, как на нас смотрели стражи, когда мы ходили смотреть на их спарринги. Мы для них пустое место. Насколько я понимаю Совы весьма замкнутая могущественная группа, поставившая своей целью регулировать повседневную жизнь планеты Земля. Мы узнали многие их секреты и уже одно это, говорит о том, что от нас надо поскорее избавляться. Как говорится – «мавр сделал своё дело, мавр должен умереть».
Чуть подумав, Мартин добавил:
- Хотя возможно наши учителя тоже пляшут под чью-нибудь дудку.
- Ты не допускаешь мысли, что со временем мы могли бы присоединится к ним?
- Насколько я понял, такого ещё в ИХ истории не бывало.
- А вдруг мы бы стали первыми?
- Тогда нам надо постараться изо всех сил и не загнуться на этом проклятом острове.
- А как же рассказы Максимилиана о кризисе, возникшем у Сов? Разве мы не могли бы им помочь? – искренне возмутился Крис.
- Максимилиан идеалист. Я уверен, что такая мощная организация как Совы сможет разрешить любые проблемы. Мы им не нужны.
- Мартин, зачем же тогда они потратили на нас столько времени?
- Кто знает. Возможно только ради сегодняшнего задания. Мы умрём тем самым, сэкономив жизни стражей.
Оторвавшись от экрана дисплея, Крис спросил:
- И ты так спокойно говоришь об этом? Неужели ты собираешься просто послушно умереть в бою?
Закинув ногу на ногу, Шрамм оскалился в хитрющей усмешке.
- Нет, я собираюсь выжить и вступить в их ряды. Но это будет возможно только в том случае, если наш головастый командир превзойдёт самого себя и придумает такой план ликвидации объекта, в котором мы все останемся в живых и утрём носы этим гордецам.
Захлопнув крышку компьютера, Крис с улыбкой произнёс:
- План уже готов.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться