Чёрные Совы: Пробуждение

Размер шрифта: - +

Глава 37

15 сентября 1942 года
Тихоокеанский бассейн. Остров Гиблон

- Как себя чувствуешь?
- Нормально. Только голова немного кружится.
- Нечего скоро мы будем в Гнезде. Там тебя подлечат.
Крис склонился над стойко терпящим ухаживания Эльзы Зигфридом.
Смахнув с лица капельки пота, Эльза устало произнесла:
- Кажется, у него сломаны рёбра, вывихнута левая рука и конечно у него сильное сотрясение мозга. Вывих я вправила, дала ему обезболивающие думаю, боль скоро пройдёт. Улыбнувшись, Зигфриду, Эльза добавила: - Скоро его начнёт клонить в сон.
- И вовсе я не хочу спать. Всё ты выдумываешь, - возразил Глагау девушке. – Сейчас немного отдышусь и пойду, помогу ребятам.
Крис смотрел на Зигфрида, и в душе его было тепло. Если бы этого задиру убили, он бы потерял что-то важное в его новой жизни. Впрочем, не только смерть Зигфрида расстроила бы его. Конечно, нет. За всех он переживал одинаково. Такова судьба командира и солдата.
Лицо Глагау тем временем порозовело, болезненная бледность ушла, и глаза его стали слипаться. Пользуясь состоянием пациента, Эльза вспорола штанину Зигфрида ножом и начала быстро обрабатывать разбитое колено.
Крис некоторое время наблюдал за девушкой и даже хотел ей что-то сказать, однако передумал, встал и направился в сторону сгоревшей пристани.
Время от времени тишину, царящую на острове нарушали одиночные выстрелы – Лотт, Рудель и Клодт добивали раненных. Не самое приятное занятие, - подумал Крис. Однако кто-то должен это сделать.
Как он и думал, от пристани ничего не осталось. Чёрная корка покрывала пространство ведущие к воде. Ходить по такой поверхности было крайне опасно, и всё-таки, Крис пробрался к трупу убитого Мартином адепта. Взвалив старика на плечо, он вынес тело с пристани. 
Спуская его на землю, он обратил внимание на чёрный кожаный плащ, покрывающий плечи адепта Чёрного ордена. Отличная кожа, мягкая и приятная на ощупь. В общем, вещь была великолепного качества. Крепили его к одежде две фибулы  с изображением летучей мыши.
- Где-то я уже видел такой плащ, - вслух произнёс Крис, стараясь припомнить, где именно.
Память сработала чётко и оставив адепта в одиночестве он направился к сгоревшему дотла складу. По дороге Крис поднял валявшийся возле мертвеца автомат, с несколькими патронами в магазине. Всё же не стоит болтаться по острову без оружия. Мало ли кто затаился среди мёртвых тел.
Осторожно ступая по сгоревшим доскам, скрипевшим и хрустящим при каждом шаге он, наконец, добрался туда, куда ему было нужно.
Бой. С помощью маски я увидел высокого человека с гранатомётом, - мысленно старался восстановить картину Крис. Кажется, стрелок был в плаще. Точно, он был в плаще!
Немного покрутившись среди головёшек и мёртвых тел, он обнаружил то, что искал.
На земле лежал человек огромного роста. Честно говоря, Крис никогда не видел таких высоких мужчин.
- Оказывается, мне не показалось, - удивлённо потёр лоб Крис, глядя на гиганта лежащего перед ним.
Рост субъекта явно превышал два метра: толстая мускулистая шея, мощные руки и ноги. Всё говорило о том, что при жизни этот паренёк вполне мог свалить быка с одного удара. Верхняя часть туловища гиганта не пострадала от огня, только ноги его сгорели до костей. Впрочем, боли он уже не чувствовал, Мартин прикончил его точным выстрелом – пуля угодила прямо в правый глаз.
На плечах гиганта был точно такой же, как у адепта плащ. На фибулах распростёрла крылья летучая мышь.
Схватив тело за руки, Крис транспортировал его к трупу старого адепта. В очередной раз, склонившись над плащом, Крис с недоумением потёр кожу пальцами. Что за зверь стал материалом для этого плаща?
Рядом раздались шаги.
- Ого! Где это ты раздобыл такого красавца? – сказал подошедший к Крису Керлл. – Взглянув на этого типа, невольно начинаешь верить, что циклопы существовали.
- Ящик доставили? – задал вопрос Крис всё ещё стоя над трупом.
- Доставили, - ответил за Керлла опустившийся рядом с Крисом Шрамм.
- Сдаётся мне, что нам повезло и вместо одного адепта Чёрного ордена, мы устранили двух, - задумчиво произнёс Крис.
- С чего ты взял? – поинтересовался Гюнтер. 
- Одинаковые плащи. Только у этих двоих я видел такие. У других жрецов они отсутствуют. Возможно это что-то вроде знака отличия. Да и заколки у них одинаковые. Хотя может быть я и ошибаюсь.
Согласно кивавший головой Мартин, выслушав командира, произнёс:
- Думаю, что не ошибаешься. Больно плащики занятные.
Склонившийся над ними Керлл, вгляделся в плащ гиганта.
- Да штука явно не дешёвая. Такая нежная и красивая кожа. Из кого же она сделана?
Молчание нарушил уверенный голос Мартина Шрамма:
- Из кожи человека.
Глаза Керлла удивлённо округлились. Крис отдёрнул руку от тела. Мартин был не из тех, кто без дела сотрясает воздух.
- Ты уверен? – отодвигаясь подальше, спросил Керлл.
- Конечно. Много ли вы найдёте животных, из которых можно скроить такого размера плащик.
- Ну, это ещё ничего не доказывает. Может быть, это кожа какого-нибудь крупного животного, - немного придя в себя, возразил Керлл.
- Посмотри на поры, на капиллярный рисунок.
Почему-то Крис был согласен с Мартином. Хотя соглашаться совершенно не хотелось.
- Какая мерзость, - сказал он поднимаясь. - Но обсудим это позже. У нас ещё много дел. Нам надо разыскать всех членов ордена и поместить их в одно место. Площадь около храма подойдёт для этого. Когда Тео вернётся, он их всех сфотографирует. Думаю, Совам пригодится эта информация.
Взвалив старика на плечо, он добавил:
- За дело.
*                    *                     *
Спустя сорок пять минут, когда зачистка острова была почти закончена тройка участников этой «почётной» миссии подошла к громадине храма. Не сговариваясь, они решили заглянуть сюда в последнюю очередь. Почему? На этот вопрос они и сами, наверное, не смогли бы ответить. Просто эта древняя куча камней, внушала какое-то тягостное впечатление одним своим обликом.
Под ногами, что-то чавкало. В воздухе стоял сладковато-приторный запах. Тео пошире раскрыл дверь храма, но это мало помогало. Свет не попадал сюда. Включив фонарь, он склонился над полом. То, что он увидел, вызвало приступ тошноты.
На чёрном полу, совсем рядом с входом, распростёрлось три неподвижных тела, или то, что от них осталось. Внутренности жрецов были разбросаны вокруг них, кровь (много крови) огромным пятном покрывало всё вокруг. Лица мертвецов были обезображены, тела лежали в каких-то жутких нелепых позах.
Тягостное созерцание было нарушено Руделем, проникшим в храм следом за Тео.
- Гадостная картинка. Хорошо, что у меня пустой желудок, иначе его содержимое вывернулось бы на изнанку, - корчась от отвращения, произнёс он.
- Кто это их так?
- Это мы со Шраммом, во время боя, закинули в приоткрытую дверь гранату. Хотели, чтобы жрецы перестали выбегать отсюда. Вот и итог, - закончил Макс, обводя пространство вокруг себя рукой.
Вошедший последним Лотт, не стал обращать внимание на фарш под своими ногами. Он перешагнул через тела и углубился внутрь храма. Сделав несколько шагов, в глубь зала, он остановился. Стянув с головы сканер, с досадой произнёс:
- Такое впечатление, что прибор не хочет работать здесь. Даже инфракрасный режим не настраивается. А на улице всё в порядке. Я проверял.
Подошедший к Курту Рудель успокоил товарища:
- Ничего страшного. Обыщем так. Главное оружие держать наготове.
Тео тем временем с интересом разглядывал пол под своими ногами.
- Как странно, - задумчиво произнёс он. – Пол здесь, кажется, сделан из вулканического стекла. А вот стены из камня название, которому я не помню, но знаю точно, что минерал этот имеет свойства магнита.
- Ну и почему тогда наше оружие всё ещё у нас в руках? – подходя к Кордту, сказал Рудель. – Магнит, же должен притягивать металл. А такой большой кусок магнита вообще должен делать это мгновенно.
- Не так всё просто, - поглаживая рукой гладкую стену, ответил Тео. – По крайне мере это объясняет отказ работы сканера. Да и стены здесь не однородны. Магнит используется не везде.
- Ладно, о чудесах этого обсидианового домика,  мы поговорим позже, - перебил товарищей Лотт, - давайте заканчивать. До сбора осталось чуть меньше десяти минут. Не успеем.
Проверив готовность своего оружия, тройка двинулась вовнутрь строения.
- Они, что здесь совсем без света обходились, - возмутился Рудель. – Ну ладно электричества не провели, но факелы то могли бы завести.
Осторожно товарищи рассредоточились по обширному помещению, что им показалось залом. Наблюдать друг за другом они могли исключительно только благодаря свету фонариков. Внутри храма вообще отсутствовало какое-либо освещение.
Первой жертвой темноты стал Лотт. Осторожно перемещаясь вдоль стены, он запнулся обо, что-то и упал на пол. Чертыхнувшись Курт вскочил на ноги готовый к нападению.
- Что случилось? – задал вопрос товарищу возникший рядом Тео.
- Да вот. Запнулся обо, что-то, - объяснил Курт, направляясь к месту падения.
Тео направил луч своего фонаря под ноги и присоединился к поисками друга.
Довольно быстро они обнаружили на полу возле стены, неглубокое углубление и торчавший из него рычаг.
Недолго думая, Курт передвинул деревянную рукоять. Товарищи замерли, вслушиваясь в тишину, нарушаемую лишь ворчанием танкиста.
- Господи, что за глупость. Неужели нельзя было позаботиться об освещении. В такой тьме можно и ноги переломать. А если здесь где-нибудь есть какой-нибудь колодец? Свалишься вот так и с концами. Нет! Это специально так сделано, чтобы все кому попало, здесь не болтались. Да в такой темноте можно целую роту пехоты спрятать и несколько танков. Это я вам точно говорю как специалист.
Очевидно, храму надоело слушать жалобы Макса, и он внял его просьбам. Над их головами, что-то несколько раз щёлкнуло, заворочалось, а затем зал залился ярким светом.
Фонарики были погашены и друзья, с трудом привыкая к яркому свету, уставились на чудо, развернувшееся над их головами.
Свет попадал в храм снаружи. В стенах строения, оказалось несколько отверстий, через которые сюда и проникали солнечные лучи. Но самое удивительное было не в этих крестообразных отверстиях, изумляло совсем другое. Свет, проникая внутрь, попадал на огромные треугольные кристаллы, которые и распределяли освещение, по всему храму искрясь острыми гранями. 
Тео с большим удивлением обнаружил, что они находятся в небольшом круглом зале, из которого есть четыре выхода. Теперь точно не успеем всё осмотреть, - подумал он.
Треугольные кристаллы были вмурованы не только под куполом, но и в стенах рядом с арками, ведущими в другие помещения. Треугольники, в свою очередь, направляли свет под потолок неисследованных ещё комнат. А там свет попадал на сходные кристаллы, освещая, таким образом, практически весь храм.
- Вот это конструкция! – изумился Рудель. – Это что ж получается. Попадающий сюда солнечный свет цепочкой передаётся по кристаллам находящимся по всему храму. Как же свет сохраняет свою интенсивность? Бьюсь об заклад, что всё дело в кристаллах.
Постукав пальцем по одному из треугольников, танкист с задумчивым видом продолжил: 
- Мудрёно. Эдак, наверное, у них не одного тёмного уголка нет. Как же они мучаются весь день, под таким ярким светом.
- Всё-то тебя не устраивает. То темно, то светло, - сказал танкисту Лотт. – Не такой уж и яркий этот свет. Это тебе просто, кажется. Глаза после темноты ещё не привыкли.
Пожав плечами, Рудель отправился вслед за товарищами в ближайшую арку.
Там товарищи обнаружили длинный коридор, в стенах которого располагались двери, ведущие в маленькие комнатки. Всё говорило о том, что это комнаты живущих в храме жрецов. В комнатках царил образцовый порядок и чистота. Практически в каждой комнате была керосиновая лампа, которой очевидно пользовались ночью.
За пять минут троица обследовала чуть более двух десятков комнат и ничего, не обнаружив, снова вернулась в главный зал.
За следующей аркой скрывались подсобные помещения и лестница наверх, на купол храма. Прогуляться по куполу не удалось, так как вход был завален огромными камнями. Из-под завала торчала чья-то рука, а стена была густо забрызгана кровью. Здраво рассудив, что им здесь делать нечего товарищи спустились назад в подсобку.
Внимательно изучив её содержимое, ими было обнаружен оружейный арсенал. В небольшом закутке на деревянных полках покоились два десятка новеньких МР-40, пара снайперских винтовок, пулемёт и немалый боезапас ко всему этому вооружению. На полу, под полками кучей были свалены гранатомёты и снаряды к ним. На полках царил беспорядок, что говорило о суматохе, в которой жрецы вооружались. У входа лежал полный ящик гранат.
Склонившись над трубой «Офенрора», Лотт произнёс:
- Вот значит, откуда они гранатомёты брали. Персональный склад. А мы-то голову ломали, где они пополняют боезапас, если главный арсенал взлетел на воздух.
Рассовав по карманам магазины к автоматам, товарищи двинулись дальше.
Следующая арка скрывала за собой короткий коридор, шагов десять в длину, в конце которого располагалась шикарная деревянная дверь с резной деревянной ручкой.
Немного не доходя до этой двери, Тео остановился. На каменной стене, мимо которой он проходил, что-то было. Проведя рукой по её поверхности, он убедился, что зрение его не обмануло. 
Вырезанная на камне фраза давным-давно перестала быть заметной и значимой. Когда-то когда она только появилась её замечал каждый и проходя мимо мысленно обращались к богам. Теперь же, спустя многие сотни лет, углядеть что-то на тёмной поверхности было чрезвычайно трудно. Время практически стёрло ТО, что когда-то знали ВСЕ.
Тео не знал об этом, но угадал в чередовании странных волнистых значков, письменность. Достав из-за пазухи фотоаппарат, он пару раз щёлкнул объективом. В конце концов, Крис попросил снимать всё, что покажется интересным.
Убирая фотоаппарат на место, он подумал, что неплохо бы сфотографировать им Анну с малышкой. Могли бы получиться замечательные снимки.
Пришедшая ему в голову мысль пробежала холодком по позвоночнику и метнулась в грудь, наполняя сердце, вернувшейся болью. Так можно и с ума сойти, - подумал Тео. О чём только я думал?
Конечно, он в который раз забыл, что Анны, и Марты уже нет в живых. Они погибли в глупой дорожной аварии в горах.
Какое страшное словосочетание «нет в живых». Какое страшное и вместе с тем верное. До мерзости верное. Нет в живых! Только из-за того, что некстати растаял снег в горах. Только из-за того, что на дороге не было ограждения. Из-за того, что за рулём был не опытный водитель, а сама Анна.
Тео даже не присутствовал на похоронах своей жены и дочки. В это время его корабль был на учениях и о смерти близких он узнал только спустя десять дней. Может быть, это было даже и лучше. Он не хоронил их мёртвыми, и для него они навсегда останутся такими, какими он видел их в последний раз. Счастливыми и весёлыми. Задорно машущими вслед уплывающему кораблю.
Он любил их фотографировать, у них было много, очень много снимков. Жаль только, что все они сгорели при пожаре год назад.
- Тео, ты, что уснул?
Встряхнувшись, моряк подошёл к товарищам.
Дверь была рывком открыта, и друзья влетели в шикарный кабинет. Нет, это был даже не кабинет, а ещё один маленький зал в котором горел свет.
Здесь не было и следа аскетичности, отличавшей другие помещения. Наоборот повсюду сияла роскошь.
Стены, потолок, пол всё было обделано дорогими сортами деревьев. Пол устилал обширный пышный ковёр, с волнистыми и зигзагообразными узорами. Под потолком висели две огромные хрустальные люстры. В комнате не было треугольных кристаллов и потому, она освещалась обычным способом.
Два больших книжных шкафа стояли по обе стороны от стола из красного дерева, располагавшегося справа от двери, у которой замерли товарищи. На столе кучей громоздились стопки бумаг и фотографий. На кожаной спинке стула раскинула крылья летучая мышь.
По левую руку от двери находились два старых кресла и стеклянный столик, с пишущей машинкой, между ними. Над креслами на стене висела коллекция холодного оружия. Она несколько уступала собранию Максимилиана, однако смотрелась весьма внушительно. Помимо этого, за креслами, в самом углу  комнаты, в стене виднелась маленькая невзрачная синяя дверь, с потёртой бронзовой ручкой в виде мифического грифона. В общем, открывшееся перед глазами, сильно отличалось от остальных  помещений храма.
В первую очередь Лотт и Рудель решили проверить, что скрывает за собой синяя дверь. Интересного там ничего не оказалось. За дверью располагалась большая кровать и шкаф с одеждой. Убедившись, что им ничего не угрожает, товарищи рассредоточились по комнате.
- Это, наверное, кабинет главного жреца, - сказал Рудель, подходя к книжному шкафу и беря с полки одну из книг. В воздух взвилось облачко пыли, и Макс потешно чихнул.
- Кабинет адепта, - поправил его Лотт, снимая со стены пару, привлёкших его внимание, ножей-близнецов, с невиданной им никогда формой лезвия. Оно сужалось к середине клинка и снова расширилось к его окончанию. Рукоятка, как и на их ножах, была немного смещена вниз. На обоих клинках был узор, в виде взъерошенного оскалившегося лесного кота.
- Отдам Мартину, - задумчиво произнёс он, пряча клинки в заплечную сумку. – Он такие вещицы обожает.
Пока товарищи разглядывали интересующие их вещи, Тео щёлкал фотоаппаратом окружающую его роскошь. Подойдя к столу, он сделал пару снимков, а затем стал внимательно изучать лежащие здесь документы. Сделав вывод, что документы представляют ценность, он снял со спины рюкзачок и аккуратно сложил все имеющиеся здесь фотографии и мелко исписанные листы в него.
- Что за ерунда, - воскликнул листающий страницы книги, Макс. – Кажется это устав какой-то секты. Вот послушайте: «Каждый посвящённый обязан выказывать рвение в служении общему делу. Он должен помнить, что, то, что открыто нам, скрыто от других».
Перелистав несколько страниц, он продолжил:
- Или вот это: «... цель это главное. В достижении нашей цели мы готовы пойти на любые жертвы. Наша цель настолько велика, что не может быть абсолютно никаких препятствий к её достижению».
- Что написано на обложке спросил Лотт, взвешивая в руке узкий старинный стилет. 
- Ничего не написано. Только два каких-то крючка.
Сунув и стилет в заплечную сумку, Лотт, потянулся за следующим предметом коллекции.
- Прихвати книжицу с собой. На досуге почитаем.
Внимательнейшим образом, обшарив ящики письменного стола, Тео направился к спальне, надеясь и там найти, что-нибудь заслуживающие внимание.
Проходя мимо Курта, он с улыбкой спросил:
- Собираешься разорить всю коллекцию?
- Всю не всю, - смотрясь в отражение до блеска начищенного щита, ответил Лотт, - а кое-что с собой прихвачу. Военный трофей. Имею право.
Уже протянув руку, чтобы открыть дверь, Тео что-то услышал внутри спальни. Сделав шаг в сторону от двери, он собрался сообщить об этом товарищам, но не успел. Автоматная очередь проделала в синей двери огромные дыры и угодила в книжный шкаф.
Прижавшись к стене рядом с дверью, Тео поискал взглядом Макса, но не нашёл. Книга, которую он листал, лежала на полу, безобразно раскинув свой переплёт, а танкиста нигде не было. Лотт стоял рядом с ним, влившись в рельеф панелей.
Рывком, придвинувшись к двери, Тео ударил ногой по её остаткам, окончательно разрушив – обломки с грохотом рухнули внутрь спальни.
Очевидно, это не понравилось тому, кто находился внутри и в ответ, раздалось два пистолетных выстрела.
- По-моему их там двое, - прошептал на ухо Тео, Лотт. – Надо их оттуда выкуривать, а то времени у нас и так маловато. Выстрелы ребята услышат, прибегут на помощь. Стыдно. Сами справимся.
- Не услышат, - уверенно сказал Тео. – В этой каменой громаде любой звук потеряется.
Откуда-то справа, к совещающемся товарищам, подобрался Рудель. Не останавливаясь, он быстро метнулся мимо дверного проёма и проскочив его прижался к стене напротив Тео.
Такой маневр стрелкам вообще не понравился. Не долго думая, они метнули в кабинет гранату.
В таком сравнительно небольшом помещении граната могла спокойно уничтожить, кого угодно и поэтому друзья кинулись вон из кабинета. Но они не успели. Точнее не все успели. Взрыв швырнул Тео в спину бегущего впереди Курта, и вдвоём они, в клубах дыма вылетели в коридор. Макс же, по всей видимости, не успел добежать до двери.
Удар был силён и Тео, кажется, на несколько секунд потерял сознание. Придя в себя, он почувствовал как Лотт, схватившись за бронежилет, оттаскивает его прочь от двери кабинета. Сделать это быстро не давала распоротая нога разведчика.
Пытаясь прийти в себя, Тео увидел, как в задымленный кабинет, из спальни, выскочил солдат с автоматом и принялся поливать из него всё пространство перед собой. Заметив в коридоре склонившийся силуэт, автоматчик направил ствол автомата на них и короткой очередью плюнул в спину Курта.
Курт охнул и перелетев через ошеломлённого Тео, врезался в каменную стену, придавив товарищу ноги. Рванувшись из-под бесчувственного напарника, моряк попытался дотянуться рукой до автомата, отлетевшего в сторону. Но, то ли он ещё недостаточно пришёл в себя, то ли Курт оказался слишком тяжёлым, ему это не удалось. Он не сдвинулся не на сантиметр.
К его счастью у автоматчика кончились патроны. Торопясь и от этого ошибаясь, солдат принялся лихорадочно шарить рукой по своему поясу, в поисках нового магазина. Всё это время он безотрывно смотрел в глаза Тео, расширенными от возбуждения глазами. Наконец магазин нашёлся и трясущимися руками автоматчик вставил его в оружие. Но послать патрон в ствол он не успел. Ему не хватило на это всего секунды.
Напрягшись всем телом, Тео рванул ремень висевшего на плече Курта автомата к себе, с остервенением надавив на спусковой крючок. Град пуль пронзил тело противника. Он продолжал давить на спусковой крючок даже после того, как магазин опустел.
Всё ещё смотря в глаза Тео, автоматчик упал на опалённый ковер, истекая потоками крови. Убедившись, что противник мёртв, Кордт опустил гудевшую голову на приятно прохладный камень.
Но на этом всё не окончилось. Несколько секунд спустя из спальни не торопясь, вышел кто-то ещё. Потрясся головой, чтобы предметы перестали двоиться, и троится Тео, грязно ругнулся сквозь зубы.
К ним, чинно вышагивая, направлялся человек в чёрной военной форме без опознавательных знаков. Убедившись, что его жертвы абсолютно беспомощны и не способны оказать сопротивление он склонился над Тео, предварительно отбросив его автомат ногой в сторону.
Широко улыбнувшись (радуется непонятно чему, - подумал Тео), жрец задал вопрос:
- Вы кто такие?
Ещё раз, попытавшись высвободиться из-под Курта, Тео прошипел:
- Да пошёл ты знаешь куда? Фанатик чёртов!
Надавив на курок, жрец выпустил пулю в каменный пол в пяти сантиметрах от щеки своего пленника. Кусочек камня больно царапнул его щёку. По лицу Тео потёк ручеёк крови.
- Будьте благоразумнее друг мой, - снова улыбнувшись, сказал жрец.
- Я тебе всё сказал придурок, - выдавил Тео, с вызовом глядя в глаза противнику.
Губы жреца сжались в тонкую линию, скулы покрылись красными пятнами заметными даже в полумраке, царившем в коридоре. Распрямившись и направив пистолет в лицо Тео, жрец зло бросил:
- Ты сам виноват.
Раздался сухой металлический щелчок.
- Лопух, - усмехнулся Тео над противником.
С силой, отшвырнув пистолет в темноту, жрец снял с плеча автомат. Дёрнув затвор, он произнёс:
- Гори в пламени незнания нечестивец!
Тео приготовился к смерти, но она и на этот раз прошла мимо.
Выстрел из кабинета превратил лицо жреца в кашу, разбрызгав его кровь по стенам коридора. Облегчённо вздохнув, Тео снова опустился на пол. Чуть передохнув и осознав, что он всё ещё жив моряк, громко крикнул в сторону кабинета:
- Макс ты, что не мог помочь раньше?
- Значит, не мог, - раздался голос Руделя, прерываемый напряжённым пыхтением. Хозяин его явно прилагал серьёзные физические усилия.
Обеспокоенный Тео осведомился у товарища:
- С тобой всё в порядке?
- Что значит в порядке? – снова запыхтел Рудель. – Меня шкаф с книгами придавил. Знаешь, какой он тяжёлый?
От души, рассмеявшись, Тео почувствовал, как на нём медленно зашевелился Курт.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться