Черный снег. Проект «полубог»

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Дождавшись Поля, Тори направилась в кабинет Сурье в глубокой задумчивости, все еще размышляя над загадочными словами «черного снега». Но разговор на повышенных тонах, пробивавшийся в коридор, даже минуя приемную, заставил ее отвлечься от своих мыслей. Ничем не сковывая свое истинно женское любопытство, девушка остановилась у дверей кабинета Сурье и прислушалась. Но кроме одного единственного незнакомого голоса, распалявшегося в пылу спора, ничего не расслышала, да и слов было не разобрать.

Сделав невозмутимое лицо, Тори вошла в приемную, надеясь уловить суть беседы оттуда. Можно было бы сделать вид, что прихорашивается перед зеркалом или отправляет сообщение на передатчики коллегам, тогда появилась бы возможность успеть услышать больше. Наивная секретарша Анна не должна была раскусить этот маневр.

Каково же было удивление Тори, когда, войдя в приемную, она увидела, что сама Анна прильнула ухом к двери кабинета Сурье. На детском личике застыло выражение глубокого внимания, но по нахмуренным бровкам можно было легко прочесть и недовольство.

Тори прыснула в ладошку, Анна обернулась к ней и торопливо поманила к себе. Докторша с удовольствием послушалась, пристроившись к двери рядом с секретаршей, и навострила уши.

— Не сочтите оскорблением мою дерзость, господин Сурье, я лишь выполняю свой долг, — с трудом сдерживая гнев, на повышенных тонах говорил незнакомый молодой голос. Его и было слышно из коридора. — Но ваш народ уже навлек на нашу планету катастрофу. Однако, вместо того, чтобы осознать свои ошибки и избрать, наконец, верный и разумный путь, вы загоняете себя в совершенно беспросветную безысходность! Я лишь взываю к вашему разуму, для этого я и прибыл!

Тори вопросительно взглянула на Анну, красноречиво указав пальцем на дверь. Девушка поняла вопрос, одними губами очень отчетливо произнесла: «Отшельники» и, состроив высокомерное выражение лица, поднесла к своей голове руку с тремя растопыренными пальчиками, изображая трезубую корону. Тори вытаращила глаза, так же беззвучно переспросив: «Принц?!» Анна многозначительно кивнула.

— Поймите и вы, ваше высочество, мы не сможем победить в войне высоких технологий без высоких технологий. — Сурье отвечал тихо, спокойно и даже почтительно, не непреклонно, без заискиваний. Он не уговаривал, а уверенно и аргументировано возражал. — От катастроф не застрахован ни один государственный режим. И это говорит о том, что нужно учитывать опыт своих ошибок. Но менять полностью мировоззрение и уклад — это чересчур резкие и необдуманные меры. Разумеется, мы не будем удерживать тех граждан, которые из-за восстания роботов возненавидят техническую революцию и захотят присоединиться к вам. Но от самого технического прогресса Ореол не откажется. Это я заявляю вам твердо и безапелляционно, как действующий президент страны. Не сочтите и вы за дерзость.

Тори подняла вверх большие пальцы обеих рук. Анна с улыбкой кивнула, соглашаясь с мнением своей соратницы.

— Вы же подвергаете опасности не только себя, но и нас! — отбросив общие фразы, прямолинейно возмутился принц.

Но Сурье был непреклонен:

— У любого государства должна быть своя армия, чтобы защищать народ от опасности. Если этой армии нет, государству приходится мириться с условиями, которые диктуют обстоятельства. Проще говоря, если уж Отшельник попросил Ореол стать его единственной армией и охраной, Отшельнику следует полностью доверять Ореолу.

Тори ахнула, зажав рот ладонью. Так вот на чем строился союз двух государств, столь недружелюбно относящихся друг к другу. Отшельник поставлял Ореолу гуманитарную помощь, а Ореол защищал Отшельник от внешних врагов. Только вот пока ему приходилось защищать соседа лишь от себя самого. 

За дверью какое-то время стояла тишина. Наконец тихий голос венценосного гостя, изменившись до проникновенного увещевания, произнес:

— Хорошо, господин Сурье, оставим дискуссии о государственном мировоззрении. Я прошу лишь о малом: не подвергайте себя же неоправданной опасности. Вы — наша единственная защита, наш залог безопасности. Вы не должны рисковать собой! Остановите свои опасные эксперименты. Вы же сами впускаете опасность в крепость, сами подставляетесь под удар!

Тори непонимающе взглянула на Анну, прося подсказки в расшифровке странных метафор. Анна обхватила пальцами одной руки запястье другой руки, изображая браслет. Докторша не сразу сообразила, что это за намек. «Найтли?» — через несколько секунд догадалась она, и вновь Анна кивнула.

— Вы считаете, что два человека могут погубить два континента? — По представлениям Тори Сурье просто обязан был произнести эту реплику с насмешкой, но тот удержался от эмоций.

— Два человека — не могут. Две безупречных машины-убийцы — могут, разумеется, - возмущенно отозвался принц. — Они уничтожат ваш штаб полностью, и больше некому будет противостоять мятежным машинам. Поэтому рано или поздно восставшие роботы доберутся и до Отшельника. А уж мы, люди природы, точно не сможем им противостоять.

 — К чему вы меня призываете, принц? Уничтожить результаты наших экспериментов? — Это был голос Даггер, такой же изумительно тихий, неузнаваемо холодный. — Иначе говоря, вы предлагаете убить ни в чем не повинных бойцов? Это же совершенно не укладывается в вашу пропаганду гуманизма ко всему живому.



Кристина Гофман

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться