Честь, хлеб и медяки

Размер шрифта: - +

Глава 10

Тема главы - https://vk.com/audios231070728?genre=0&q=%D0%94%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B4%D0%B0

Первым делом Руперт отправился на базары. В столице они весьма колоритны, а разнообразие товаров вызывало искреннее удивление. Он сразу же, не торгуясь, купил себе широкие шальвары, чтобы не выделяться — в подобных ходило большинство населения, что мужчины, что женщины. Выбрал немаркого темного-коричневого почти черного цвета. Такие можно долго носить, не стирая, а походных условиях это немаловажно. Даже кровь не будет заметна на них. А вот с курткой вышла заминка, определиться сразу не получилось. Руперт несколько раз обошел базар, но так и не нашел того, что хотел. А желал он отыскать такую вещь, чтобы защищала она его грудь от меча врага, а спину от удара предателя, чтобы под тканью были прострочены крепкие костяные пластинки.

— Что ищите, молодой человек? — окликнул его хозяин лавки. Он торговал дорогими шелками, золотой и серебряной парчой.

— Ай, — отмахнулся от него Руперт, — у вас такого товара всяко нет и в помине.

— Не скажи, — покачал головой торговец. — У меня много чего интересного имеется в лавке. Заходи, поищем, подберем.

Не желая обидеть человека, который ничего дурного ему не сделал, Руперт осторожно бочком вошел в двери. И ахнул…

Каких только товаров в лавке не было — и оружие, инкрустированное драгоценными каменьями, и наручи на любой вкус и размер, и кольчуги такие тонкие, что под рубахой не видно, но такие крепкие, которые выдержат удар дамасской стали, и расписная тонкого фарфора посуда, которая смотрелась совершенно инородным телом среди металла.

— Хотел куртку с костяными пластинками, — не очень уверенно произнес Руперт, так как засомневался.

Надо было увидеть, чтобы понять, что на самом деле ему нужно.

— Рубаху купи любую, какая приглянется, а защиту я тебе подберу, такую, никакое оружие не возьмет. И с пластинками, и с шипами.

— Я сейчас! — прокричал Руперт, устремляясь назад к торговцу, у которого совсем недавно купил штаны. У него он заприметил куртку, которая ему понравилась, но та оказалась самой обыкновенной, лишь поэтому он не рискнул приобрести ее.

Он опасался, что тот уже закрыл лавку и отправился посмотреть на выступления фокусников и эквилибристов, которые расположились на базарной площади…

— Вот, — Руперт в новой одежде предстал перед лавочником, который пообещал подобрать ему защиту.

Тот окинул его внимательным взглядом и предложил:
— Возьми тонкую кольчугу, наручи, шипастые наплечники… Глянь нв нерецкий шлем.

— От шлема откажусь, — покачал головой Руперт, — а вот остальное примерю…

Лавку он покинул с несколько облегченным кошельком, но тяжестью металла на плечах, способного уберечь его от ран.

Но не только экзотика товаров завлекла Руперта на базар. В толчее и суете его можно было подслушать много интересного, узнать последние новости, просто поговорив с торговцами — они знали все, что происходило во дворце амира Файзуллы ибн Басима.

И теперь направляясь туда, Руперт знал, что амир красив и молод, но четко представлял, чего хотел получить от этой жизни. Что бы ни происходило — хоть разбойники разграбили богатый караван или товары не доставлены за море — его невозможно смутить резко изменившимися обстоятельствами или застать врасплох сложностями. Амир Файзулла просто набирал еще больше наемников для охраны караванов или покупал корабли, чтобы было потом с кого спрашивать за пропавшие товары. Он быстро терял интерес, если какое-то дело затягивалось или не выгорало, но за задания, причем чем сложнее и трудновыполнимее задача, тем больше вероятность, что именно амир Файзулла решит ее быстрее и лучше всех, принимался с огромным энтузиазмом. Он смел и уверен в своих силах, умел заработать деньги, казалось бы, на пустом месте, то есть на песке и ветре, но и легок в тратах, не скуп. Склонен к принятию импульсивных и необдуманных решений, весь базар только и твердил о том, с каким хладнокровием он приказал убить из ревности свою самую красивую и любимую наложницу. Якобы она ему изменила. Все спрашивали друг у друга, как можно это сделать в гареме? И, спрашивается, с кем? И как поплатился тот, с кем изменила наложница?

Последний вопрос тоже заинтересовал Руперта. Лорд Дитмар его просто выгнал, когда услышал о том, что его невеста изменила с его оруженосцем. Амир же Файзулла мог и самолично перерезать горло даже лучшему другу, если тот покусился на его собственность. И об этом говорили на базаре…

Оставшиеся талеры позволили без проблем пройти во дворец. Начальник охраны, ссыпав их в свой карман, повел Руперта по широкому мощеному двору с фонтанами и павлинами к амиру.

Тот возлежал на подушках в огромной зале с колоннами и равнодушно взирал на вращавшихся перед ним в танце девушек.

«Не танцовщицы, а наложницы из гарема, — хмыкнул про себя Руперт. — У этих оголены животы, но прикрыты лица. Они играют только глазами, пытаясь заманить в свои объятия господина. Танцовщицы бы улыбались, стараясь понравиться и оказаться не просто в объятиях красавца-мужчины, но и в его постели».

Амир Файзулла громко хлопнул в ладоши, прекращая танец и взмахом руки отправляя девушек прочь, и с любопытством взглянул на визитера, изучая его, хотя до этого откровенно скучал.

Воин — об этом красноречивее всяких слов свидетельствовал шамшир, висевший на поясе. Такое оружие для красоты не носят. Красив — тонкие черты лица подчеркивал легкий загар. Хорошо сложен: шипастые высокие наплечники подчеркивали широкие плечи, а пояс обвивался вокруг узкой талии. Всем хорош мальчик, но… Не в его вкусе. Он предпочитал светловолосых, а этот брюнет, как он сам.



Учайкин Ася

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться