Christmas Candy

Размер шрифта: - +

21

Может, и к лучшему, конечно. Парни один раз пригласили его попить пива, это не значит, что они записали его в приятели. И ещё кто знает, как отреагируют на вопрос об их боевой подруге. Может после совместной прогулки этот шкафоподобный Фил возревновал, изъяснился наконец девушке в тонких чувствах, и два дня уже не выпускает из постели. Могло же быть такое? Да, могло. И что сделает Фил, если некий профессор начнёт интересоваться местоположением теперь уже его девушки? Правильно, даст профессору в зубы. Разок. А с его кулачищами больше и не потребуется.

     Мысль была разумная. И тем не менее, наткнувшись на Ганса и Фила прямо у входа в четверг, профессор не выдержал.

- Ребята, можно вас на минутку?

     Они и так стояли несколько в стороне от общей разномастной кучки, докуривающих перед входом в храм знаний студентов, однако кивнули, как показалось Стенсу, довольно равнодушно, и отошли ещё на несколько шагов.

- Ганс, Филипп, - профессор Стенс, не чинясь, первым протянул руку для приветствия. Ганс легко её пожал. Филипп помешкал, но ровно столько, чтобы это нельзя было счесть невежливым.

- Вот как надо, - он протянул ладонь чуть дальше, так чтобы сцепились большие пальцы, и сжал кулак. Стенс рефлекторно проделал то же самое. Фил на этом не остановился, высвободил руку и легонько стукнул его кулаком в предплечье. Пришлось повторить и это. – Вот так,- чуть ли не покровительственно буркнул он.

- Я понял, - совершенно серьёзно отозвался профессор.

- Какие проблемы? – спросил Длинный настолько запросто и панибратски, что профессор ощутил неловкость. Одно дело вместе прогулять пару. Это был всего лишь эпизод, шутка… и вот уже эти ребята учат его своему фирменному приветствию, и называют на «ты», всё это прямо на институтском дворе. Есть же в конце концов, элементарные, общечеловеческие нормы приличия, субординация, наконец… Стенс ещё раз окинул взглядом одинаковые чёрные куртки. Да уж, эти ребята, о субординации видимо, знать не знали, а что до норм общечеловеческих – тут у них и вовсе, наверное, какой-нибудь свой кодекс чести… Он так смутился, что чуть не забыл, зачем подошёл.

- Тут такое дело… скажите-ка мне, - преувеличенно легкомысленно начал он, - вы случайно не в курсе, где наша Волчица?

     Парни как-то странно замолчали.

- Где Флёр? – повторил профессор, уже понимая: что-то случилось.

 

     … Элина послушно спустилась в метро, ушёл, помахав на прощание, Клемент, очевидно замёрзший в ледышку в тонком замшевом пиджаке на ветру. Флёр, Ганс и Филипп остались втроём.

- Ну что, ещё по одной? – предложил Ганс.

- У меня ещё есть, - Флёр демонстративно поболтала остатками выдохшегося «Лаффе» в бутылке. Она тоже замёрзла, ей хотелось домой. Вот посидит с ребятами немного и тоже пойдёт.

     Они вернулись на облюбованное место, парни открыли свежие банки тёмного, Флёр нахохлилась и посмотрела на пустующий стул, где раньше сидел профессор. Интересный он всё-таки. Строгий-строгий, а вдруг оказывается, ещё и компанейский…

- Уже скучаешь? – немедленно начал Ганс.

- Да брось, - Флёр не сообразила, как бы отшутиться.

- И даже не поцеловал на прощание, - продолжал зубоскалить приятель.

- Зато уж как ты Элину целуешь, мы все видели. А что ты делаешь, если рядом бордюра нет?

- А, ну если вопрос в том, кто что видел, так мы бы отвернулись… правда, Фил?

     Это было зря. Филипп вскинулся, поднял на него хмурые глаза и пробасил:

- Ты что, и правда думаешь, что это смешно?

- Ребята, перестаньте, - рыкнула Волчица, стараясь изобразить командный голос. Обычно парни слушались беспрекословно. Это было удивительно сладкое ощущение, как будто рядом с тобой два дрессированных тигра.



Фанни Фомина

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться