Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Продолжение шестнадцатой главы.

Громкий  стук пальцами, подобный барабанной дроби на плацу, мешал мне думать. Мысли испуганными мышками метались в моей голове. Удивительно, что я такая тонкослезая раньше, теперь не могла выдавить и слезинку из сухих глаз. Возможно, Куржупов, и ждал от меня истерики и слез, всякий раз делая длительную паузу между своими речами.  Рада была бы заплакать, но нет, слезы наверное были все выплаканы еще в селе, когда я любовь свою к Климу хоронила. Поэтому сидела молча, все так же глаз не поднимая.

Резко оборвав стук, Куржупов, так и не дождавшись моей реакции на свои обвинения, продолжил говорить разбавив свой голос задушевными интонациями.

- Знаете, Злата Львовна, я все больше восхищаюсь вами... Первый раз я испытал это чувство когда услышал ваш невероятный голос, я пошел на него словно завороженный крысиный король на звук волшебной дудочки...

Испуганные мышки -мысли расслабились услышав подобные признания. " Ага, точно, точно, крыса ты Куржупов.  Долговязая, противная крыса, хоть и выглядишь как коршун хищный... "- подумалось мне. Улыбка непроизвольно скользнула по моим губам, а глаза посмотрели на сидящего за столом мужчину. Арсений Михайлович зорко наблюдал за своей жертвой. Добившись от меня хоть какой то реакции он воодушевился.

- Затем я увидел вас и был поражен тем, насколько внешность соответсвует волшебному голосу. Навел справки. Оказалось, что вы полны сюрпризов и сюрпризов весьма приятных... Отнимающие такой силы очень редко встречаются в магическом мире. Я давно искал человека который столь точно подходил бы для задуманной миссии. Теперь вы должны исчезнуть как Злата Червоная, что бы всплыть уже в другой стране и под другим именем. Для этого было организованно ваше похищение, видите ли, горе родственников должно выглядеть натурально! - голос Куржупова утратил задушевные интонации и сейчас звучал сухо.

Я подскочила в мягком кресле так, что упругие пружины жалобно скрипнули.

- Горе родственников ?!!! - мой " волшебный" голос сейчас хрипло сипел. - Будьте любезны, Арсений Михайлович уточните, что там по вашему плану должно вылядеть натурально?

- Вы не ослышались, Злата Львовна... Увы, но горе родственников наверное неизбежно и в случае вашего согласия сотрудничать и в случае вашего отказа. В первом варианте мы не можем допустить что бы наши противники по ходу своего расследования увидели, что некая Злата Червоная была вызвана повесткой в наше заведение, а затем спокойненько бы объявилась в другой стране, распевая песни своим чарующим голосом. Для всех, Злату Червоную, похители злодеи и убили. Ее детей воспитывает сестра, Лилия Червоная, ее бывший муж, Клим Сокол, прилежно учится в Академии и помогает своим детям. Во втором случае, если вдруг вам взбредет в голову отказаться, горе родственников тоже возможно. Проводится расследование, а результаты его именно такие как я вам и описал. Тюрьма и каторга грозит всем!  - голос, Куржупова, звучит хищным клекотом коршуна, что поймал свою добычу.

Мысли-мышки лихорадочно мечутся пытаясь найти выход. Понимаю, что я в западне, но все же нахожу малюсенькую лазейку.

- Арсений Михайлович, я свой долг перед Родиной выполнить не отказываюсь. Что же делать если Отбирающей уродилась, да еще и голос мой вам зачем то понадобился... Но у меня есть два условия.

Куржупов удивленно на меня посмотрел, но молча продолжал слушать.

- Условие первое - Лиля будет думать, что я пропала, а не умерла, - мой голос предательски дрогнул.

Мужчина сидящий напротив меня на секунду страдальчески поджал губы, а возможно мне показалось. Такие как Куржупов сострадать не могут.

- Почему? - задал он вопрос старательно перелистовая бумаги на своем столе.

- Я хочу чтобы  у моей сестры и у моих детей оставалась надежда. Смерть надежды не оставляет... К тому же, я ведь вернусь домой когда ваше задание выполню? Неужели вы, Арсений Михайлович, меня навечно в чужую страну посылаете, как я поняла песни распевать?

Мужчина отложил бумаги и устало улыбнулся.

- А второе ваше условие, Злата Львовна?

- Второе условие  думаю для вас труда не составит, перед этой вашей отправкой меня неведомо куда, я желаю увидеть детей и Лилю. Разумеется тайно! - спохватилась я увидив, что брови Куржупова взлетели вверх.

Мужчина молча разглядывал меня, затем его круглые, светлые глаза согласно прикрылись веками. Он вздохнул и потер их большими, красивыми руками.

- Я согласен, Злата Львовна, на ваши условия... Кстати за эти десять дней, Лилия Львовна, поменяла фамилию, теперь она Гр..

- Грушевская! - радостно выдохнула я, - Спасибо, что сподобились сообщить эту новость,  Арсений Михайлович, - мой голос прозвучал насмешливо.

Большой, черный автомобиль остановился напротив трехэтажного особняка Федора Грушевского. Через кованную ограду мне отлично видно Ксюшу и Ильюшу. Дочка в красном, фетровом беретике важно сидит на широких качелях, сын в картузике с лаковым, черным козырьком пытается ее раскачать, но у него это плохо получается. Он что- то говорит сестре и они радостно хохочут.

Лиля похудевшая и осунувшаяся сидит в плетеном из ротанга, садовом кресле. Она задумчиво чертит прутиком непонятные знаки на дорожке.

Сердце сжимает стальной обруч, слезы неожиданно застилают глаза. Вот же, а я то совсем недавно думала, что плакать разучилась... В автомобиле я одна, водитель для вида крутит гайку на заднем колесе. Все благоприятствует моему плану. Обращаюсь к Лиле, повторяя про себя заклинание которое вычитала в одной из книжек по магии, когда пропадала в библиотеке.

- Лиля, милая сестричка это я твоя, Златка! - кричу мысленно ей.

Лиля вздрагивает и озираясь поднимает глаза к небу.

- Нет, Лиличка, я не на небе! Я жива!

Сестра понятливо кивает головой и приложив тонкие пальцы к вискам, беззвучно шевелит губами.



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться