Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Продолжение двадцатой главы.

Эндрианский хоть и ростом не вышел и поджарым был, а с большим трудом удалось мне дотащить его до гостинной. На диван конечно сил не хватило поднять. С третьего раза решила больше эту попытку не повторять. Подушечек диванных подложила под голову его светлости и побежала на кухню за холодным компрессом.

Руки тряслись, глаза жадно зависали над горкой с блинами, а мозг уже холодно просчитывал последствия этой огромной неприятности. Конечно хорошо, что не убила герцога.... А может и плохо... Одним махом разделалась бы с заданием и домой вернулась... Если бы успела конечно... Вместо дома вполне в анлицкой тюрме оказалась бы. В тюрьме и так оказаться можно... Как герцог шишку на своем лбу оценит, неизвестно еще... Ох, про шишку совсем забыла! Спохватившись я намочила ледяной водой полотенце и вернулась к умирающему гостю в гостиную.

К моему облегчению герцог умирать передумал. Его светлость уже не валялся беспомощно среди пестрых, диванных подушек, а вполне бодро и уверенно стоял возле противоположной стены и с интересом разглядывал нарисованную сирень в перекошенной рамочке. Обернулся при моем появлении. От огромной шишки, что пугающей, лиловой горой всего несколько минут назад неудержимо росла и ширилась, осталось только красное пятно. Тут наверное и компресс уже не нужен. Я повеселела и приободрилась.

- Сирень на картине очень хорошо прописана... Думаю, что рисовал настоящий мастер... Но не в этом ее странность. К картине когда- то магически привязывались... - мужчина задумчиво потер красное пятно на лбу и страдальчески сморщившись быстро отдернул руку.

Холодый ветерок пробежал у меня по спине. Я улыбнулась и пожала плечами.

- Мне тоже эта картина очень нравится. Часто любуюсь солнечной сиренью, но никакой веревки на ней никогда не видела! Кроме конечно той, что на гвоздик сзади одевается. И сама ее не привязывала! Она же не овечка на лугу и так не убежит! - попробовала пошутить я.

Но герцог моей шутке не улыбнулся.

- Мари, для магической привязки веревка не нужна!

- Ах, так вы об этом! Слышала конечно о всяких магических штучках, вон и шишка у вас не просто так пропала. Уверенна, что без магии не обошлось. К сожалению такое мне не под силу... Но я живу в этой квартире полгода и возможно кто нибудь до меня и пробовал привязываться к этой картине!

Подошла к герцогу ближе и протянула мокрое полотенце.

- Вот возьмите или уже правда вам компресс не нужен?

Мужчина хмыкнул и наконец то прекратил исследовать злополучную картинку. Протянул руку и заправил выбившийся рыжий локон мне за ухо.  Я к своему удивлению от этого жеста не уклонилась, а широко открыв глаза смотрела на незнакомого мне мужчину, стараясь увидеть в нем злодея. Но или плохо старалась или злодей хорошо маскировался, но опасности сейчас я не почувствовала. Да еще и смутилась зачем то... Что бы это внезапное смущение скрыть, ляпнула первое, что на ум пришло:

- Пойдемте, ваша светлость, блины есть!

Романтический момент был полностью сорван. Мужчина с недоумением на меня взглянул, потянулся было к красному пятну на своем лбу, но вовремя опомнился и руку опустил.

- Пойдемте, Мари! - слонившись в полупоклоне галантно подал мне руку. 

Мы сидим с герцогом Эндрианским на кухоньке, как давече с Куржуповым сидели. Только вместо кофе пьем горячий чай. Горка блинов быстро уменьшается, а меня не отпускает чувство нереальности происходящего.

- Мари, зачем вы меня сковородой ударили? - нарушает молчание Эндрианский.

Вопрос застает меня врасплох, старательно жую блин и отвечать не тороплюсь.

- Я ударила не вас, а незнакомое, страшное чудище, что пыталось проникнуть в квартиру. Вы бы посмотрели как бедную дверь во все стороны вытягивало! Наверное будь у меня магия огня посильней от вас только кучка пепла и осталась бы. Но к сожалению моей магии хватает на то что бы свечку зажечь, да немного путь осветить когда в темноте с работы возвращаюсь! - я поставила пустую чашку на синее блюдце и открыто улыбнулась мужчине.

Синее блюдце напротив меня тоже звякнуло принимая пузатую, чайную чашку. Эндрианский задумчиво смотрел в пустое, белое нутро чашки.

- Вы очень решительная девушка, Мари, я должен был понять это, когда ваши коготки отметились на моей щеке. Прошу прощения за то, что вас напугал. И в тот вечер и в сегодняшний... Мне не следовало приходить к вам без разрешения. Но ваша песня, так тронула меня, что обнаружив гримерную пустой я решил подарить розы вам дома.

Я сидела не шелохнувшись. Глаза опустила и губу прикусила, что бы не рассмеяться. " Ага, ага, песня тебя тронула, Эндрианский мать твою Кристалл! Голая спина в красном платье, да бесстыжее покачивание бедрами! Вот, что тебя тронуло. Решил если я певичка в ресторане, так веником из роз себе путь в мою кровать прометешь! Только вон они валяются в прихожей, а ты с печатью на лбу напротив сидишь, смирный такой, робкий... "

Тишина повисла в маленькой комнате. Мужчина не дождавшись моего ответа взглянул в окно. Розовый рассвет неслышно стучался в него.

- Светает... Клянусь, что это самая памятная и нелепая ночь в моей жизни! - Эндрианский поднялся из- за стола. - Мари, должен поблагодарить вас за такой ранний завтрак. Блины были изумительны! У меня послезавтра день рождения и я буду очень рад видеть вас среди гостей. Дополнительную информацию и официальное приглашение я передам вам со своим курьером.

Сейчас передо мной стоял действительно важный вельможа. Гордая осанка, насмешливо- снисходительный взгляд, чуть брезгливый изгиб тонких губ. От того мужчины, что заправлял мне волосы за ухо всего час назад, не осталось и следа. Вот от этого уверенного в себе вельможи, теперь мутным холодом сочилась опасность.

Я с трудом подавила желание согнуться в поклоне. Постаралась зеркально отобразить брезгливую улыбку. Выпрямила спину, вернула ему насмешку во взляде.



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться