Что было ,что будет , чем сердце успокоится .

Глава тридцатая.

Мы сидели с Куржуповым на ветхой, скрипучей лавочке в плотной тени старого как мир, искореженного морскими ветрами и бурями, но могучего и гордого платана. Его необъятный ствол и узловатые ветви вызывали восторг и уважение.

Арсений Михайлович устало прикрыл глаза. Казалось, что он дремал. Сейчас, а впрочем как и всегда походил на большую, хищную птицу. Но я была уверенна, что он полностью контролирует меня и двух мужчин которые о чем-то неслышно беседовали, расхаживая по самой кромке воды. Море было на удивление спокойным, лишь изредка ленивые волны ласковым котенком пытались приласкаться к их ногам. Но мужчины не обращали на его заигрывание никакого внимания. Такие похожие и непохожие одновременно. Два брата, два близнеца волею судьбы и венценосных родителей разлученные на долгие годы и считавшие друг друга врагами.

Герцог Эндрианский пожалуй был немного выше, значительно плечистей и стройнее по сравнению со своим братом. Загорелый с поблескивающей серьгой в ухе он был похож на пирата. Постоянные тренировки и сумабродный образ жизни наложили на него свой отпечаток.

Наш царь-батюшка имел небольшой животик, уже достаточно появившуюся лысину( видимо от частого ношения короны) и привычку сутулиться. Рассудительный правитель огромной державы, отец двух мальчиков и трех девочек, он и с расстояния сорока метров выглядел мягким, уютным медведем. Но всем было хорошо известно, что эта его уютность весьма обманчива.

Вначале братья спорили о чем-то, затем долго молчали. Вдруг наш царь подобрал прибрежную, круглую гальку и присев запустил ее в синюю, спокойную гладь моря. Камешек прошлепал несколько раз по воде и спокойно пошел ко дну.

Эндрианский смеясь сказал что-то своему брату и ловко размахнувшись бросил свой камень. По его довольному, счастливому  виду было заметно, что его голыш прошлепал по воде значительно больше.

Смеясь и отталкивая друг друга взрослые мужчины швыряли камни в море. Сейчас они были похожи на беззаботно играющих детей.

У меня в горле почему-то запершило, а на глаза навернулись слезы.

- Не знал, Злата Львовна, что вы настолько сентиментальны, - лениво сказал Куржупов не открывая глаз.

Я повернулась к нему пытаясь понять, как он сумел увидеть мои слезы. Носом я не шмыгала, да и всхлипывать не собиралась. Вот не иначе, как тайный глаз все же у него имеется.

- Арсений Михайлович, я такая тонкослезая сколько себя помню. Вот поверите ли, самой иногда пртивно!

Тишина повисла под старым, мудрым платаном. Лишь отдаленный, веселый смех резвящихся, великовозрастных братьев, да могучий шелест листьев над нами нарушал ее. Я пригрелась на солнышке и почти задремала, когда Куржупов соизволил продолжить нашу неторопливую беседу.

- Злата Львовна, благодаря вам, я значительно вырос в должности и звании.Теперь являюсь самым доверенным лицом царя батюшки и в качестве награды получил большое поместье в Южной губерне. А, ведь совсем не верил в удачный исход этой нелепой операции.

Я сладко потянулась и открыла глаза. Мужчины на берегу моря теперь о чем-то спорили размахивая руками. Перевела взгляд на собеседника.

- Я тоже, Арсений Михайлович получила награду. В порыве щедрости наш царь батюшка пожаловал мне весьма солидную пенсию и во-он тот милый домик! - я повернулась и махнула рукой в сторону высокого холма на которм в окружении небольшого сада сверкал на солнце белыми стенами небольшой, двухэтажный особняк. - К слову сказать, и этот участок берега и этот древний платан тоже мне принадлежат. Так, что вы Арсений Михайлович у меня сейчас в гостях находитесь, как впрочем и эти двое! - я кивнула на двух мужчин которые направлялись к нам. Шли они медленно, утопая по щиколотку в золотом, горячем песке.

 Куржупов мгновенно с лавочки вскочил и поспешил им навстречу. Я торжествующе улыбнулась. Все таки у этого хищника тайного глаза на лбу нет. Прозевал он конец разговора двух высокородных особ.

Арсений Михайлович своими длинными ногами словно циркулем мерил песок, в мгновение ока он к царю батюшке подлетел. О чем они говорили мне было не слышно, но увидев как на прощание братья обнялись хлопая друг друга по спине, я опять почувствовала на щеках горячую влагу, а в горле словно ком встал.

Отвернулась слезы ладошкой стирая, а когда опять на берег поглядела то не увидела там никого. Ушли порталами каждый в свою сторону. Эндрианский даже попрощаться не подошел! Словно не было между нами ничего. Словно страсть жаркая мне приснилась. Словно это не я его в авиалете перевязывала оторванным подолом серой, присыпанной белым налетом юбки, молясь при этом, что бы Кристалл был жив. Конечно кто я для него? Шпионка, девка продажная! Да и пусть думает, что хочет! А у меня в итоге все хорошо сложилось. Буду с детьми жить на берегу моря, как и мечтала. Клима прощу... Нет, не прощу я его! Вспомнился как назло последний разговор с ним.

- Златка, прости мне все! Люблю тебя, всегда любил. Детей люблю и они меня не сторонятся. Я для нас с тобой дом в столице купил. От особняка Грушевских недалеко. С Лилей своей часто видеться будете. Давай уже вместе семьей жить, хватит покуролесили! - Клим смотрел на меня молящими, синими как васильки глазами.

 

Дрогнуло что-то внутри у меня, так захотелось вернуться обратно в те времена когда мы были семьей, когда Клим для меня был светом в окошке, самым любимым и самым желанным. Но сейчас многое изменилось. Начинать с обмана нашу совместную жизнь мне не хотелось. Выдохнув я не отрывая взгляда от синих глаз, что бы не пропустить малейшей его эмоции, спросила:

- А ты, Климушка готов принять моего ребенка? Готов воспитывать его вместе с нашими детьми как своего собственного?

Потемнела, подернулась яростью чистейшая синева. Дрогнул, скривился в отвращении уголок красивых губ. Длилось это мгновение, затем Клим совладал с собой. Но этого мгновения мне хватило чтобы навсегда поставить точку в отношениях с когда-то любимым человеком.



Тина Ворожея

Отредактировано: 23.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться