Что могут смертные

Размер шрифта: - +

Глава 3. Ведьма

Она сидела в одиночестве за барной стойкой в шумном заведении под названием «Лазурь» и, потягивая вино из высокого хрустального бокала, грустно смотрела на лежащее рядом пирожное с кремом. Всё, во что она верила, и те люди, что были рядом пять долгих лет, оказались предателями... По крайней мере, ситуация виделась именно в таком свете.

Татьяна родилась не в столице, ей поначалу были непривычны яркие огни Зарр’иалла, стремительная жизнь, пожирающая часы и минуты, которыми нередко хотелось насладиться в каком-нибудь тихом месте, но со временем привыкла, и девушке стало казаться, будто раньше она и не жила вовсе. О какой жизни можно говорить, прозябая в глухой деревне, до которой от столицы нужно добираться почти неделю, и это только в том случае если ехать без остановок на быстрой машине. Поезда же ехали почти половину месяца. Необъятные просторы Алаверии с её сложным рельефом, горными местностями и мерзлотой пересечь порой представлялось проблематичным занятием. Поэтому девушка давно не возвращалась домой, предпочитая писать письма родителям, что у неё все хорошо.

Деревенская скромница уже давно утратила облик застенчивой девчушки, краснеющей при виде улыбнувшегося мальчика, большой город дал ей много сил и смелости, чтобы добиваться поставленной цели, её взгляд сверкал огнем, лицо выражало исключительную уверенность в себе. Ей было неприятно думать о людях, склонных осуждать за то, о чем они сами не перестают мечтать – быть сильными, или, по крайней мере, стремиться к этому, не показывая своих слабостей окружающему миру. Зарр’иалл уничтожал в людях и ящерах всё святое, здесь не было места добру или злу, каждый искал только выгоды. В непрерывном потоке жителей не нашлось бы ни одного, кто мог бы пожертвовать чем-то ради другого.

Тихая музыка сменилась громким барабанным ритмом и протяжным пением саксофона, бар наполнился радостными криками и многие пустились в пляс. Некто задел её плечом и даже не потрудился извиниться. Она грязно выругалась в адрес незнакомца, но музыка заглушила это оскорбление. Девушка осушила бокал залпом, оставив яркий след помады на хрустале, и кивнула молоденькому невысокому бармену, чтобы повторил. Красное терпкое вино под стать цвету её коротенького платья, из-под которого совсем бесстыдно выглядывали кружевные подвязки для чулок. Светлые длинные волосы спадали по спине волнами переплетённых между собой локонов, небрежно уложенная челка прикрывала один глаз, но на лице так и застыла невысказанная печаль. За поджатыми алыми губами и отрешённым взглядом проницательных серых глаз, всё ещё пряталась маленькая деревенская простушка.

Громкая музыка, шум голосов, крики перебравших посетителей смешались в жуткой какофонии вокруг неё. Ведьме очень хотелось сжечь это место дотла, запустив огненным шаром в кого-нибудь из пьяниц или в бар, изобилующий разнообразием крепких напитков. К сожалению, а может и к счастью, разговор с нарушителями порядка в Алаверии, особенно в столице, был короткий. Стоит только оступиться или перебрать с выпивкой, заботливые стражники сразу же предложат посидеть несколько дней и отдохнуть от мирской суеты за каменными застенками, после чего о нормальной работе можно уже и не мечтать. Если, конечно же, ты не ящерица. Для ящеров закон порой был лояльнее, чем для людей, но Татьяне не повезло – она родилась в Алаверии человеком. Разумеется, власти отрицали то, что в величайшей из держав мира присутствует некое неравенство среди рас, но негласно оно существовало, и люди чувствовали это особенно сильно. Тем не менее, все держались за свой дом и делали всё на благо родины – здесь безопасно, сильная армия, нет войны, стабильность и достаток, много земли.

Сейчас Татьяне было горько от того осознания, что на благо державы, скорее всего, не удастся поработать – девушка несколько недель назад попалась за совсем незначительную провинность. Стражник при исполнении, человек, заметив её выходящую из бара с подругами, предложил закрыть глаза на её проступок, если она расплатится с ним известным способом. А получив резкий отказ, арестовал, под предлогом, что после недели в участке за пьянство, она станет сговорчивее. Доказать невиновность не удалось. С тех пор, сговорчивее она не стала, а все так называемые подруги и друзья улетучились в один миг, только узнав, что ведьма теперь из числа «неблагополучных». Упасите Высшие от того, чтобы кто-нибудь теперь увидел их вместе!

Девушка пришла сюда сегодня не просто так. Возможно, это было низостью с её стороны, но она знала, что именно сегодня тот же самый стражник снова будет ждать её у дверей этого самого бара и может быть, этой ночью удастся договориться с ним. За это могли бы осудить некоторые моралисты, но она не считала себя во всем «правильной». К тому же, надо было на что-то существовать посреди равнодушных стен мегаполиса.

Была ещё одна причина, и взгляд девушки упал на одинокое пирожное на белом блюдце. Она откусила сладкий, тающий во рту бисквит, не боясь растолстеть.

– С днём рождения! – прошептала она сама себе, но музыка вновь сокрыла слова.

Резко поглотившее её одиночество, стало карой Высших за беспорядочную бесцельную жизнь здесь. Девушка готова была на все, только бы прекратить это и погрузиться в безмятежное веселье, в компанию друзей, как прежде. Но этому, похоже, не суждено сбыться, пока она не совершит задуманное. Татьяна пыталась собраться с духом, но никак не получалось. И вот, пожалуйста – одинокая красивая ведьма, как полная дура, поедает пирожное и пьёт вино, стараясь забыться.

Вдруг рядом с ней, около барной стойки, оказался весьма привлекательный молодой мужчина. Татьяна равнодушно, почти мельком взглянула на него, но в душе буквально птицы запели – таких красавчиков она не видела нигде и никогда. Платиновые волосы немного взъерошены и едва достают до плеч, на лице с правильными чертами выражение самодовольное, но глаза заслуживали отдельного внимания. Голубые, как зимнее небо в солнечный день, на котором хоть и есть светило, но тепла оно не подарит.



Зари Лен

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться