Что могут смертные

Размер шрифта: - +

Глава 19. Прозрение во тьме

Вспышка. Перемещение. Лес. Потом Татьяну грубо толкнули в портал, и снова перемещение. Когда круговерть земли и неба, наконец, остановилась, у девушки подкосились ноги. Она обмякла посреди чернеющей пустоты. К горлу от такого количества переходов подступила тошнота, но ведьма смогла сдержаться, чему способствовал холод, царящий в этом месте. Глаза перестали видеть, а в непроницаемой плотной тьме казалось, сложно даже дышать. Похитительница пропала, а пламенная вспышка от её последнего исчезновения отразилась разноцветным бесформенным пятном на сетчатке и теперь мелькала перед глазами.

Татьяна не сразу смогла прийти в себя. Головокружение вкупе со слабостью в ногах не давали сориентироваться в удушливом подземелье, где к витающему вокруг запаху нечистот примешивался ещё один совершенно незнакомый, тяжёлый запах. Когда ведьма всё-таки смогла встать, то с трудом зажгла на руке маленький огонёк, чтобы осмотреть место, в котором очутилась.

В большой квадратной комнате без единого окна вместо потолка застыла неподвижная бездна.  Единственной мебелью служил рваный посеревший матрас, на котором свернулось комком шерстяное покрывало, похожее на шелудивого пса. Татьяна не увидела двери и почувствовала себя жуком, пойманным в огромную коробку. Так они с подругами и местными деревенскими мальчишками ловили насекомых в детстве, когда она ещё не подозревала о своём магическом даре. А теперь ведьма сама превратилась в этого несчастного жука! Осмотревшись, Татьяна погасила огонек, чтобы не расходовать силы попусту.

Призрачная надежда на спасение стремительно таяла. Если верить колдунье, Сайрус мёртв, а если Гарристан или хоть кто-нибудь не услышал её крики, то всё пропало. Никто никогда не узнает, что Татьяна попала в такой переплёт, которого нельзя было ожидать, согласившись работать учительницей в Аджедане. Страх и отчаяние сделали дыхание ведьмы прерывистым и глубоким, сердцебиение стало оглушительным боем барабаном. Кровь загрохотала в ушах, а к глазам подступили жгучие слёзы. Татьяна насилу смогла сдержаться.

– Себелий придёт за тобой, дура, успокойся, – прорычала она себе под нос и сжала кулаки так крепко, что ногти впились в ладони. Боль немного отрезвила её. Татьяна не поняла, почему вдруг в минуту отчаяния ей явился образ блондина, но если кто и смог бы отыскать пропавшую, то только он. 

 «Элисса сбежала», – подсказал разум.

 «Интересно, как, если двери нет?!» – продолжали возмущаться мысли.

Ведьма решилась на ещё одно заклятие. Она представила Элиссу и мысленно прочла заклинание поиска. Магия работала, а значит, если пленница лича была здесь – что-то отзовётся. Татьяна снова зажгла огонек и повернулась к цели, указанной ей магией. Чёрные, вьющиеся, длинные волосы Элиссы – она точно была здесь.

«Элисса сбежала», – повторил разум, пока ведьма стояла во тьме, пытаясь ощутить токи силы вокруг.

– Да не могла она убежать! – сказала Татьяна сама себе и в ужасе зажала рот ладонью. Себелий был прав. Невозможно убежать отсюда, её отпустили. Её появление отвлекло всех от истинной цели лича, а та схватка с мертвецом и големами не более чем разведка. Враг убедился, что источник существует и находится в Аджедане. Нападение на Сайруса определенно было с этим взаимосвязано, ровно как и похищение Татьяны. Внезапные догадки выбили почву из-под ног, и ведьма бессильно рухнула на колени – Сайрус опасен как маг, а она станет похожей на Элиссу... жертвой.

– Он придёт за мной, – повторила Татьяна, чувствуя, что сейчас нельзя падать духом. Как только надежда исчезнет, то не будет ни одного шанса выбраться отсюда, а пока она мыслит здраво эта возможность остаётся. Как минимум это не даст ей паниковать, а спокойный человек в каком-то смысле является хозяином положения. Конечно, это всё ведьма внушала себе, в глубине души понимая, что, скорее всего, никакой хозяйкой положения не станет. Только то, что она сейчас сидела и спокойно рассуждала, явно лучше, чем паническая атака и бессмысленные крики о помощи.

Татьяна снова подумала про Элиссу. Интересно, хоть единое её слово было правдой? Если так, лучше самосожжение огненным шаром, чем терпеть то, о чём рассказывала пленница. Вся надежда Татьяны пока упиралась на собственную магию. Ведьма призвала видение в темноте и ещё раз осмотрелась. Разглядеть удалось очень высокий плоский потолок камеры и пару небольших отверстий вентиляции почти на самом верху между плотно прилегающими друг к другу каменными глыбами. Невозможно было и полное отсутствие двери, скорее всего, это скрытая иллюзия, чтобы лишить жертву надежды на выход из запечатанного ящика. Но для того, чтобы обнаружить дверь, нужно уловить запечатавшую её энергию. Татьяна подошла к стене и приложила к ней ладони, дотронувшись до ледяного камня.

Всего лишь одно легкое прикосновение, и всё нутро перевернулось от гнетущего осознания: как же страшно сидеть тут бесконечно долго и ждать своей жуткой участи! Осмысление этого душило не меньше, чем смерть, смотрящая на Татьяну из тьмы каменного мешка. К ней протянул ладони ужас, лишил воздуха, сдавил грудь, все мышцы потяжелели, и ведьма оцепенела, погрузившись во власть абсолютной тишины. От эмоций всколыхнувших сердце, магия рассеялась, и девушка некоторое время стояла, прислонившись к стене, пытаясь собраться с мыслями и задушить в корне рождающееся чувство отчаяния.



Зари Лен

Отредактировано: 01.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться