Да взойдёт Луна

Глава 13.

 

Мэйфэн дрожала всем телом, цепляясь пальцами за потемневший и покрытый зелёной плесенью край гроба, где лежал человек, когда-то бывший воином клана Ветра.

Ван Юн аккуратно приподнял жёлтый талисман, прилепленный ко лбу, чтобы можно было разглядеть безжизненное лицо спящего цзянши. Девушка приложила руку ко рту, пытаясь отдышаться, но весь воздух будто выбили из её лёгких.

― Ты знаешь его, Фон Мэйфэн? – спросил юноша, вглядываясь в черты человека, лежащего в гробу: на фоне зеленовато-серого цвета кожи проступали трупные пятна и кое-где начинающееся разложение. Тонкие губы вытягивались в одну линию, и создавалось впечатление, что мертвец то ли собирался улыбнуться, то ли был чем-то недоволен.

― Это, кажется, мой дядя – Фон Лаочжан. Но ведь… – она запнулась, набирая побольше воздуха, – мне сказали, что всех родственников похоронили в деревне Юнксу.

Ван Юн нахмурился и, приподняв бровь, взглянул на Мэйфэн.

― Ань Бохай, Дуань Хэн, откройте остальные шесть гробов! – приказал он, наконец, отпустив талисман и убедившись, что тот крепко держится на лбу. – Только не трогайте талисманы! Если вы случайно их оторвёте, то цзянши сразу же очнутся и превратятся в совершенно тупых ходящих мертвецов. Если они попадут под солнечные лучи, то тут же рассыплются в прах.

Ученики принялись снимать крышки гробов, где неподвижно лежали ещё шесть тел. Мэйфэн поднялась и на дрожащих ногах пошла вдоль уложенных друг за другом цзянши: у каждого из них на белой изорванной ткани, на груди, выделялся чёрный знак клана Ветра. Девушка остановилась у последних двух гробов и дождалась, пока Ван Юн приподнимет жёлтые талисманы, открывая лица. Увидев, кто лежал внутри, она тут же отвернулась, и её вырвало.

― Пожалуйста, пропустите, дайте выйти! – крикнула Мэйэфн, расталкивая других членов отряда и пробираясь через узкие проходы между пирамидами гробов.

 Девушка вырвалась на воздух и согнулась пополам, как будто после долгой пробежки. Она закашлялась – на зелёную траву упали несколько красных капель. Правую руку трясло так же сильно, как тогда, во время учёбы в храме Юншэн, но сейчас рядом не было Гэн Лэя, который всегда успокаивал её.

Мэйфэн попыталась представить что-то умиротворяющее, но в голове возникали лишь картины из прошлого, от которых кровь стыла в жилах. Она схватилась за голову и, вытащив серебряную шпильку из пучка на макушке, прижала её к себе. Тёмно-каштановые волосы мягкими волнами упали на плечи девушки.

― Кто те двое? – послышался холодный голос сзади.

― Мои… мои… – девушка сжала в ладони заколку так, что острый край воткнулся в кожу, и по бледной руке потекла алая кровь.

― Расскажи мне, Мэйфэн, – голос стал мягче и теплее.

Ван Юн подошёл к последней из клана Ветра; его рука поднялась, чтобы приобнять её за плечи, но он вовремя одумался, ведь так обычно делал только Гэн Лэй.

Восстановив дыхание и более-менее успокоившись, девушка тихо сказала:

― Это мои родители: Фон Личэн и Фон Аи! – она не плакала, а только сильнее сжимала кулаки, пустыми глазами смотря на серые камни кладбища вдалеке. – Там ещё дядя, жена дяди, два их сына и бабушка. Почему? Почему они здесь, учитель Ван?!

― Я не знаю.

― Почему главную ветвь семьи Фон не похоронили в фамильном склепе, как всех наших предков? Кому нужно было привозить их сюда? Почему всё это происходит со мной снова и снова? – она раскрыла левую ладонь – серебряная шпилька с нефритовым месяцем окрасилась в красный.

― Мэйфэн, послушай, – Ван Юн вглядывался в аккуратный профиль девушки, и что-то больно кололо его прямо в сердце, – клан Луны разберётся во всей этой истории. Тут замешена тёмная магия, которую кто-то безнаказанно использует. И эти талисманы на лбах цзянши тоже не дают мне покоя. Такое ощущение, что осуществляется чей-то отвратительный план, ну а мы пока отстаём на несколько шагов, но это ненадолго. Я обещаю.

― Я знаю, что если вы, учитель Ван, так сказали, то точно докопаетесь до истины. Так всегда было! – она скривила губы в подобие улыбки.

Ван Юна передёрнуло от слова «учитель», которое произнесла Мэйфэн, будто разбилось вдребезги что-то ценное, чем юноша дорожил, не осознавая этого. Он сам сжёг последний мост с теми временами, когда она искренне называла его братом.

― Можете ли вы помочь мне перевести их в деревню Юнксу и похоронить? Я не знаю, как это делается с цзянши, но я чувствую, что обязана вернуть их тела домой! – Мэйфэн вдруг бросила на Ван Юна совершенно другой взгляд. Теперь изумрудные глаза смотрели серьёзно, без той ребяческой искорки, которую раньше невозможно было не заметить.

Юноша задумался на минуту, сложив руки на груди, а потом развернулся и позвал из пещеры весь отряд.

 

***

 

Днём отсыпались в богато убранных комнатах дворца старейшины Тэн Фэя.  Воинам клана Луны предоставили горячую ванну, просторную шёлковую одежду и стол, ломящийся от еды.

― Мы в деревне, конечно, не бедствуем, – сказал Дуань Хэн, надевая рыжего цвета ханьфу с узорчатой вышивкой, – но это уже как-то слишком! – он оглядел себя и покачал головой, зачёсывая мокрые каштановые волосы до плеч назад.



Александра Альва

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться