Дар, который управляет тобой

Размер шрифта: - +

01

Звон каблучков по каменному полу растворялся в окружающем гомоне. Шаг, ещё один. Ей так хотелось просто попасть в свою комнату. Последние пару лет, с момента проявления дара, Тиниара была жуткой затворницей, и всё своё свободное время предпочитала проводить в одиночестве. Пальцы крепко сжимали тяжёлые книги, от кожаной обложки потели ладони. Она прижимала к себе учебники с такой силой, словно лишь они способны были её спасти. Впрочем, не исключено, что так оно и было. Люди кидали на неё безразличные взгляды, девушка опустила глаза и ускорилась. В боку начинало неприятно покалывать, дыхание едва заметно сбивалось. Длинная юбка строгого платья была слишком узкой, чтобы идти было комфортно, поэтому ей приходилось часто семенить ногами. Казалось, что всё в этом месте создано для того, чтобы делать её жизнь ещё сложнее.

Единственным человеком, с которым она общалась была её соседка по комнате, но учитывая то, что Тин постоянно будила девушку своими криками, общение было скорее вынужденным, чем дружеским. Родители Тиниары едва наскребли денег на то, чтобы отправить её учиться в академию. Гораздо дешевле было бы пойти в обучение к какому-нибудь магу-наставнику, но ни один из тех, кого удалось обойти, не выявил желания связываться со столь редким и неуправляемым даром. Поэтому пришлось ей смириться с необходимостью учиться в таком вот месте, среди аристократов, наследников огромных владений, богатеньких невест и прочей шушеры, мнящей себя властителями мира. Девушке было всего семнадцать, и подобное общество пережить было нелегко. Родных она не видела с момента переезда в академию — уж слишком далеко они жили, а маменька путешествовать не любила.

Тин продолжала лавировать между людьми, которые высыпали из лекционных залов, в надежде, что она успеет вернуться до того, как дар вновь себя проявит. Казалось бы, нужно радоваться, что целых шестнадцать часов — а это почти рекорд — не было приступа, но этот факт лишь нервировал девушку. Не покидало ощущение, что всё начнётся в любой момент.

— Гляди, наша прокажённая, — услышала она звонкий голос за своей спиной. Тиниара даже не обернулась, на подобные фразы она давно перестала обращать внимание. Только вот Элира не унималась, — Куда это ты бежишь? Никак прятаться в свою нору. Стой, мышь, давай поговорим.

Тин только прибавила шагу, что на пользу не пошло, так как она тут же влетела в какого-то парня, от чего из рук высыпались все учебники. Судорожно пытаясь их собрать, девушка потянулась рукой к тому, что отлетел дальше всех, но парень оказался быстрей — через мгновение серые пальцы уже протягивали ей книгу по астрономии. Тиниара замерла, а потом медленно подняла взгляд на дарийца, присевшего рядом с ней. Тот виновато улыбнулся и спросил:

— Цела?

Тин заставила себя кивнуть, и губы парня расплылись в довольной улыбке. Они поднялись, всё ещё вместе удерживая книгу, и девушка, скидывая с себя оцепенение, потянула учебник на себя. Её недоумение можно было понять — эльфы в академию поступали очень редко. Обычно они учились среди своих, и на всю академию из пары тысяч студентов было лишь два ситрайца. Этот дариец был первым, и она не понимала, как случилось, что он сюда попал, ведь дарийцы крайне негативно отзывались о человеческой системе обучения в целом, и о развитии магического дара у мужчин, в частности. Магами у них были лишь женщины. Да и в тех местах, где она жила до академии, дарийцы встречались крайне редко, поэтому выглядел он очень непривычно. Впрочем, при ближайшем рассмотрении оказалось, что он был не совсем дарийцем. Глаза тёмно-карие, а не чёрные, волосы очень тёмные, но всё же каштановые, уши покороче. Полукровка. И от этого он становится ещё более удивительным, ведь дарийцы крайне редко вступали в межвидовые связи.

— Спасибо, — пробормотала Тин, намереваясь продолжить свой путь, но тут началось... Кожу знакомо закололо, сильно закружилась голова, девушка отпустила учебники, надеясь, что они упадут в этой реальности, и глубоко вздохнула, боясь, что в том месте, куда её сейчас вышвырнет, нечем будет дышать. Сначала ей показалось, что в глазах потемнело, но на самом деле вокруг просто было темно. Шёл дождь, ледяные струи больно били девушку по лицу, волосы и одежда быстро намокли, неприятно прилипая к коже. Ничего дальше собственного носа не рассмотреть. Тиниара обняла себя руками и замерла, не собираясь делать ни одного шага — вдруг она сейчас на скале и в паре шагов от неё обрыв. Природа зверствовала. Ветер холодными лапами трепал её платье и, казалось, пронизывал до самых костей. Шли минуты. Раньше Тин считала в уме, думая, что так легче пережить перемещение, но со временем прекратила это бессмысленное занятие. Ничего не могло ускорить эти мгновения. Обратно всегда выкидывало очень внезапно, словно заклинание прерывалось на половине, вот и сейчас её швырнуло в своё тело с такой силой, что из лёгких выбило воздух, и девушка тяжело задышала, стараясь успокоиться. В ушах звенело, но слух постепенно возвращался, зрение адаптировалось к вновь появившемуся освещению, и она разглядела смеющиеся лица людей вокруг. На неё показывали пальцами, словно на диковинную зверушку, и Тиниара медленно провела рукой по мокрым волосам и встретилась глазами с серьёзным взглядом дарийца. Ей стало так стыдно, что щёки немедленно залились краской, и девушка рванула с места, убегая от смеющейся толпы.

Общежитие находилось в дальнем крыле, поэтому бежать пришлось довольно долго. Юбка то и дело липла к ногам, мешая передвигаться. И почему у этих аристократов принято ходить в платьях? Тин очень скучала по своим любимым брюкам и туникам. По пути то и дело встречались другие студенты, и Тин с облегчением выдохнула, когда дверь комнаты захлопнулась за её спиной. Она замерла, собираясь с мыслями, и взгляд упал на большое зеркало, что стояло у них возле входа. Оттуда на девушку смотрело жалкое растрёпанное существо — и без того бледная кожа сейчас и вовсе потеряла цвет и казалась практически белой, огромные ярко голубые глаза широко распахнуты, от чего выражение лица приобретало испуганный, даже загнанный вид. Мокрые чёрные волосы спутались и растрепались, платье неприлично облепило тело. Та ещё картина. В дверь постучали, от чего девушка вздрогнула. Видеть она сейчас никого не хотела, поэтому замерла, надеясь, что непрошенный гость уйдет. Но стук повторился, причем так настойчиво, что Тиниара вздохнула и медленно потянула ручку. На дверь каждой комнаты было наложено заклинание, позволяющее открывать её лишь владельцам.



Ани Ре

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться