Дар, который управляет тобой

Размер шрифта: - +

19

В горле пересохло так сильно, что очередной вздох больно резанул по нему, и Тиниара закашлялась. Она помнила, как несколько раз приходила в себя, и кто-то заботливо поил её солоноватой жидкостью. Вот и сейчас чьи-то руки аккуратно приподняли голову над подушкой и к губам прикоснулась чашка с бульоном. Она уже различала привкусы лечебных трав, но сделав пару глотков так устала, что закружилась голова. Когда же с головокружением удалось совладать, она с трудом разлепила веки и увидела перед собой Дилиана. Парень мрачно смотрел на неё, но теперь этот взгляд Тин воспринимала иначе. Раньше ей казалось, что он расстроен тем, что ему приходится с ней возиться, а на самом деле он всегда просто переживал за неё. Ведь если подумать, каждый раз, когда ей было плохо, он был рядом. Приносил еду в комнату, возвращал потерянные книги, давал тетради с лекциями, которые она пропустила. Мелочи? Да, возможно, но никто, кроме него, этого не делал.

— Как ты? — спросил он, но Тин лишь отвела взгляд. На глаза наворачивались слёзы, и она не хотела, чтобы он видел её такой. Не хотела причинять ему боль. Дил взял её за руку, и Тиниара сжала пальцы, не желая его отпускать и чувствуя, как становится легче дышать. После того, что сделал Эрик, она имеет на это полное право, ведь так?

 

Уже к вечеру ей полегчало, но выйти из комнаты Тин смогла лишь на третий день после приступа. Состояние ухудшали спонтанные перемещения, и она вновь не могла контролировать их. За эти дни она побывала посреди океана, в толпе людей в незнакомом городе, на заснеженной равнине, на поле со скошенной пшеницей, в темной холодной пещере, с потолка которой капала ледяная вода, на вершине какой-то скалы. Каждое перемещение выматывало её так сильно, что Тин почти сразу засыпала, а проснувшись перемещалась вновь.

Грета сменяла Дилиана на посту её личной сиделки, а Грету сменял Аншари. Тиниара ни на секунду не оставалась одна, но вместо благодарности чувствовала раздражение. Ей хотелось закрыться и побыть с самой собой, вместо этого в каждый удобный, по их мнению, момент приходилось вести вынужденные беседы. Проще всего, как ни странно, было с Дилианом. Он рассказывал ей о занятиях, которые она пропустила, пересказывал нейтральные новости о знакомых учениках. О чувствах он больше не говорил, но напряжение между ними было настолько осязаемо, что Тиниаре было трудно дышать. Каждое посещение заканчивалось одинаково — он молча брал её за руку и сидел так, пока не приходила Грета.

На лекциях было сложно. Она с трудом успевала записывать за преподавателями — руки тряслись и металлическое перо постоянно с громким звоном падало на стол. На первую практику можно было не приходить — они с Аншари просидели в кабинете несколько часов, но Тин так и не переместилась. Зато стоило ей выйти за порог, и чудесное путешествие не заставило себя долго ждать. Тин оказалась там, где хотела находиться меньше всего на свете — в одной комнате с Эрикилем. Он не сразу её заметил, Тин даже замерла, в надежде, что успеет вернуться до того, как он обратит на неё внимание, но вот дариец повернул голову и встретился с ней взглядом, и Тиниара с удивлением смотрела на слёзы, текущие по его щекам.

— Малышка, — срывающимся голосом сказал он, и сердце Тин разорвали настолько противоречивые чувства, что она замерла, не в силах сдвинуться с места. Эрик, напротив, словно ухватился за этот шанс и вскочил, направляясь к ней. Он взял ладони девушки в свои и упал перед ней на колени, целовал её руки и твердил, — Прости, прости меня. Я такой идиот. Я никогда в жизни не жалел ни о чём так сильно. Я был расстроен из-за смерти мамы и много пил. Тиниара, я так боюсь потерять тебя. Дай мне ещё один шанс. Всего один, я клянусь, я всю жизнь буду носить тебя на руках. Я куплю тебе лучшие платья…

Тин выдернула руки и сделала шаг назад. Платья? Он вообще серьёзно? Думает, что можно купить её пустыми словами и шмотками?

— Тин, — Эрикиль встал на ноги, подошёл к ней и сжал её плечи, — Я вернусь через пару дней. Пожалуйста, дождись меня.

— Прости, Эрик, всё кончено, — стараясь, чтобы голос не дрожал, сказала Тин и переместилась обратно. Очутившись в коридоре академии, девушка глубоко вздохнула, стараясь не заплакать. Сделав пару шагов назад, она упёрлась спиной в стену и медленно съехала по ней вниз обнимая согнутые колени. Она знала, что вокруг ходят люди, но ей было слишком плохо, чтобы обращать на них внимание. Их голоса с трудом пробивались сквозь звон в ушах.

— Тиниара, Тин, что с тобой?

Она не хотела отвечать, и в итоге её подняли на руки и понесли. Когда они подошли к её комнате, парень попросил её открыть дверь, а внутри попытался поставить на ноги, но Тиниара обвила его шею руками запуская пальцы в мягкие волосы. Дилиан всё же аккуратно опустил её на пол, не выпуская из объятий, уткнулся носом в шею, тяжело дыша. Почему она раньше не замечала его чувств? Неужели необходимо было пройти через всё то, что произошло, чтобы вот так обнять его?

Они оторвались друг от друга едва Грета вошла в комнату. Дилиан быстро попрощался и ушёл, кинув на Тин последний тоскливый взгляд. Девушка тоже не могла отвести от него глаз, и лишь когда дверь была заперта, заметила укоризненное выражение на лице соседки.

— Я же говорила тебе, не давай ему надежды, пока ты не свободна, — прошипела она, но Тин лишь кисло ухмыльнулась в ответ.

— С Эриком всё кончено.

— Он вернулся?

— Нет.

— Тогда как?

— Я перемещалась к нему сегодня.

Грета опустила взгляд и мрачно посмотрела в сторону, а потом сделала несколько быстрых шагов вперёд и обняла Тин. Это было так неожиданно, что Тиниара, растерявшись, замерла.

— Мне очень жаль, — тихо сказала она, на что Тин лишь невнятно хмыкнула в ответ. Да, ей несомненно было плохо и больно, но несмотря на это, девушка чувствовала себя свободной, будто тяжелый груз наконец-то удалось сбросить со своих плеч. Она перевела взгляд на стол, где стояла лилия, которую ей подарил Эрикиль. Вместо неё в стакане лежал камень, серый, невзрачный. Вся красота их отношений была лишь иллюзией.



Ани Ре

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться