Дар, который управляет тобой

Размер шрифта: - +

24

Аншари тяжело вздохнул и вновь перевёл взгляд на Тиниару. Девушка сидела в кресле в кабинете директора не поднимая головы. Его гневная тирада слегка затянулась, и Долхмин уже начинал повторяться.

— Один из учеников пострадал! Я уже молчу о том, что принц вынужден был защищаться от мотвора! Это непостижимо! Тебе повезло, что оба мальчика наотрез отказались рассказывать о случившемся своим семьям, а остальные ученики в момент происшествия находились на балу и ничего не видели!

— Господин директор, может быть ближе к делу? — неожиданно спросила Тин поднимая голову и уставившись на Долхмина едким взглядом. Аншари даже вздрогнул — такого тона он не слышал от неё за всё время, что обучал. Он моргнул, фокусируя взгляд на её ауре, и с удивлением рассмотрел тонкие чёрные нити, оплетающие знакомый лавандовый цвет. Красный по краям был вполне объясним — девушка злилась, но чёрный... Он никогда раньше не видел такого рисунка.

— Что вы имеете ввиду, студентка?

— Я отчислена?

— Я думал об этом, но... — замялся директор.

— Значит нет, — резко подытожила Тин, — Как меня накажут?

— Это будет не наказание, а попытка защитить студентов. Мы вынуждены...

— Как?! — повысила голос Тиниара.

— Ты будешь обучаться в изоляции в дальнем крыле...

— Изоляция? — рассмеялась Тин, — Вы что, серьёзно? Думаете, я на это соглашусь?

— У тебя нет выбора, девочка! — снова вспылил директор, — Если ты, конечно, не хочешь ещё раз попытаться кого-нибудь убить!

— Я не пыталась...

— Скажи, — перебил её директор, — Ты можешь контролировать свой дар? Можешь обещать, что такое никогда больше не повториться?

— Нет, — ответила Тиниара, и Аншари с удивлением понял, что она сейчас соврала, — Я не могу его контролировать.

— Значит вопрос решён.

Тин вскочила со стула и бросилась вон из кабинета. Аншари хотел было пойти за ней — надо было понять, что она скрывает, но директор остановил его:

— Господин Шидо, — мужчина обернулся, напряжённо глядя в его сторону. Долхмин тет-а-тет уже очень давно называл его по имени, и такое обращение резануло слух, — Я хотел поговорить с тобой о студентке.

— Я уже высказывал свою точку зрения по этому вопросу, — начал Аншари, — Мы не можем терять такого сильного мага, нужно искать решение этой проблемы.

— Не о Тиниаре, — мрачно покачал головой директор, и у Аншари пересохло во рту, — О госпоже Грете... Я сомневался, но глядя сейчас на твоё лицо... Значит слухи не врут.

— Ты не понимаешь...

— Всё я прекрасно понимаю, мне же не восемнадцать, в отличии от неё.

— Я ждал её больше ста лет, Долхмин. Только её одну.

— Знаешь, я искренне надеюсь, что всё это зашло не слишком далеко...

— Она ведь ещё совсем ребёнок, думаешь я мог бы...

— Её мать требует нанесения клейма.

— Что? — Аншари побелел и схватился рукой за кресло, на котором недавно сидел.

— Либо ты ставишь клеймо, которое не позволяет тебе прикасаться к девочке, либо…

— Договаривай, что уж теперь.

— Тебя уволят из академии с позором. И изгонят из гильдии.

— Вот как. Но хоть ты то понимаешь, чего мне будет это стоить? Наши с ней судьбы связаны, это будет подобно вечным мучениям в аду.

— Я не буду врать, что понимаю, что ты чувствуешь. Мою жену ты помнишь, и если бы кто-то в своё время сделал мне подобное предложение, то спас бы меня от десятков лет мучений. Ты подумай вот о чём — если легенда не врёт, то у тебя — и у неё — будет вечная жизнь. А если ты не поставишь этого клейма, то обречёшь себя на жалкое существование безработного мага. И, после краткого общения с её матерью, могу тебя заверить — она скорее отречётся от дочери, чем позволит тебе стать частью своей семьи. Вы оба будете выброшены на улицу без средств к существованию. Этого ты хочешь?

— Лучше краткая и тяжёлая жизнь рядом с ней, чем вечность мучений...

— А её ты спросил? И вообще, как считаешь, восемнадцатилетний ребёнок способен принимать подобные решения? Если она влюблена, то рациональность и вдумчивость явно не преобладают в процессе мышления.

— Ты предлагаешь бросить её?

— Я предлагаю тебе решить раз и навсегда, что для тебя важнее — её счастье и благополучие, или твои желания.

— Ты не понимаешь, Долх, это не просто желания! Это не прихоть! Это судьба, единственно верный путь!

Директор устало зажал переносицу пальцами и раздражённо вздохнул.

— Я не хочу объяснять тебе, как сильно это отразится на репутации академии, если уже не отразилось. Ты ведь и сам всё понимаешь. Я даю тебе срок в одну неделю — думай, как поступить. Надеюсь, что разум всё же возьмёт верх.

 

Изоляция. Подумать только. Тиниара громко топнула ногой и сжала кулаки. Будто она мало времени провела в одиночестве. И к чему теперь будет сводиться её обучение? К медитации и общению с Аншари? Маловероятно, что лекции будут читаться для одного студента. Она вылетела в сад как была, в тонком платье, и даже не обращала внимания на холод и кружащий в воздухе первый снег. Листья, припорошенные белым, громко шуршали под ногами, пока она металась туда и обратно вдоль тропинки. Приблизившегося к ней парня она заметила лишь когда он подошел совсем близко, и замерла, неуверенно глядя в его лицо. По щеке скользнула слезинка, и Эрик раскинул руки, показывая, что хочет её обнять. Тин сомневалась всего пару мгновений, а потом бросилась вперёд, растворяясь в тепле его тела и только сейчас понимая, что успела замёрзнуть.

— Кто тебя так разозлил, малышка? — шепнул он ей на ухо, от чего перехватило дыхание.

— Директор. Он хочет держать меня под замком. Говорит, что пытается защитить студентов.

— Я не позволю ему, — мрачно заверил её Эрик, — Я никому не позволю тебя обидеть.

— Но этого мало, Эрик. Я сама должна контролировать свой дар, чтобы стать сильнее, чтобы никто больше не посмел указывать мне, как жить. Что я должна сделать?

— О чём ты? — спросил Эрикиль, и на его губах заиграла зловещая улыбка. Тиниара не могла её увидеть, она уткнулась лицом в его плечо, изо всех сил цепляясь пальцами за его одежду.



Ани Ре

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться