Дары Богов

Font size: - +

Глава 61

Деревня Нэки, Земли Богов

 

Мина пыталась наладить семейную жизнь, но это у неё не особенно получалось. Сначала она боялась оказаться в положении, а теперь Боги не давали ей ребёнка. Не стоило касаться трав, которые ей дала мать. Ведь мать не заметила, что жизнь её дочери идёт совсем другим путём, а она сама тогда была слишком доверчивой. С венчания прошло больше полугода, и у неё оставалось не так уж много времени, чтобы родить. По законам Эилфира брак мог быть расторгнут, если за два года Боги не дали супругам ребёнка. Законов этих земель она не знала. Она иногда ходила в храм и молилась чужим Богам, но они, видимо, её не слышали. Только в стенах своего дома в глубоком отчаянии она со слезами на глазах молила Святую Алану, чтобы та помогла сохранить её семью.

Муж после исключения из Гильдии магов никак не мог найти себе постоянного занятия. Чужаков не жаловали. Он доставал ингредиенты для одного зельевара, иногда помогал в огородах и брался за любую работу, которая могла бы принести немного денег. По ночам он сидел над книгами, пытаясь овладеть новыми знаниями. Мина втайне от него ходила на базар продавать цветы, которые сама выращивала в небольшом палисаднике, и кое-какие свои вещи. Сат всё равно не знал, сколько у неё платьев, а она к тому же могла сослаться на другую моду в чужой земле. Поначалу у неё никто ничего не покупал. Бывало, человек доставал монеты из своего мешочка, а потом сообщал, что передумал и покупать у неё ничего не будет. Мина не понимала, в чём дело, пока местные ей не объяснили. На ней было кольцо с такильским узором, а те, кто носит такой узор, имеют страшные тайны, и с ними лучше не иметь никаких дел. Кольцо пришлось снять, и после этого торговля пошла в гору.

Когда Сат гостил при Такильской крепости несколько лет назад, он состоял в Гильдии магов Эилфира и мог брать учеников, теперь же он был никем. Все накопленные им знания и умения оказались не у дел: чужеземцам запрещали давать уроки в школах магии и занимать какие-либо посты в Сообществе чародеев. Мина знала, что будет трудно; Сат от неё ничего не скрывал. В разговорах с соседками она рассказывала о своём муже-маге и таким образом нашла одного ученика. Но платили Сату мало, а вскоре и вовсе перестали водить к нему ребёнка: нашли другого наставника, местного.

Деревня, где они жили, состояла из нескольких домов, где все друг друга знали. Днём Мина по обыкновению вышла на базар, распродала цветы и вернулась к хижине. Вскоре должен был прийти муж на обед, и ей следовало бы чего-нибудь ему приготовить.

Чужого человека она заметила сразу. Мина прошмыгнула к двери, но войти в дом не успела: он её окликнул. Она осторожно обернулась. Вахадоранец был одет не по погоде: в плотном мешковатом балахоне с капюшоном наверняка было жарко.

Он поздоровался и осведомился, нет ли у неё ещё цветов или чего другого на продажу.

— Чего вам нужно, господин Ксант?

Он подошёл ближе. Мина не решалась открыть дверь. Пока она находилась на улице, то могла бы позвать кого-нибудь на помощь. Только в окрестных домах в середине дня находились немощные женщины, которые в случае опасности могли бы разве что высунуть свои любопытные носы в окна и с интересом ждать развязки.

— Ты меня узнала? — он обратился в тилонца и скинул капюшон. — Я хотел навестить Сата, мы так давно не виделись… ну и тебя тоже проведать.

— Зачем вы обратились вахадоранцем?

— Боялся, что вы меня на порог не пустите, если узнаете.

Мина растерялась. С одной стороны, невежливо отправлять гостя куда-нибудь в лесную чащу, а с другой, господин Ксант — тот самый гость, которого и следовало бы туда отправить.

— Понимаю, ты меня боишься, но я лишь хочу узнать, как у вас идут дела, не нужно ли чего. Жизнь в этих местах не так уж сладка для тех, кто сюда переехал из своих родных земель. И вот — он расшнуровал ворот, залез во внутренний карман и извлёк оттуда какую-то сложенную вчетверо бумагу, — я принёс тебе письмо от твоей матери.

Мина протянула руку за письмом, но господин предусмотрительно отдёрнул листок.

— Если пригласишь меня и угостишь чем-нибудь, я расскажу тебе о жизни в Эилфире. И письмо тоже отдам. Я с дороги проголодался.

— Когда вы виделись с моей мамой?

— Дня два назад.

Мина замешкалась. Свой адрес она не могла сообщить даже матери: Сат строго-настрого запретил ей это. Она могла сама писать письма, но не часто, чтобы никто не мог вычислить, откуда они идут. Последнее письмо она отправила дней десять назад. Почтовые гонцы не торопились делать свою работу, письма шли долго, а то и вовсе терялись.

— Хорошо, заходите, — она открыла дверь, господин прошёл в комнату, стянул балахон и посетовал на жаркое солнце. В Землях Богов было теплее, чем в Эилфире.

— Отдайте письмо, — попросила она, и он протянул ей листок. Мина сразу же развернула бумагу, но внутри ничего не было, ни словечка. Ни с одной стороны, ни с другой.

— Вы обманули меня! — резко обернулась она к бессмертному.

— Ты бы меня не впустила, а я очень хотел тебя проведать.

Он сел за стол и опустил голову.



Вера Порет

Edited: 12.10.2018

Add to Library


Complain