Демон моих желаний

Размер шрифта: - +

Глава 19

Яркое солнце пробивалось сквозь плотные занавески и слепило ей глаза. Джесси зажмурилась и накрылась полностью одеялом. Сон уже уходил, и она почувствовала ноющую мышечную боль в теле. Это были отголоски вчерашнего кошмарного вечера. К тому же она так и проспала всю ночь в одной позе, в которой легла.
Как и всегда Джесси очень не хотела просыпаться и встречать новый день. Даже сейчас у неё в жизни ничего не изменилось. Как и раньше она встречала безрадостно рассвет, потому что не видела смысла просыпаться. Но в этот раз она просто не хотела сталкиваться лицом к лицу с Джеромом. Она не знала как вести себя с ним. Что говорить? Что делать? Ее душа отчаянно не хотела покидать его, но и оставаться не было предлога. Он определенно решил, что она ему уже без надобности, так как Джесси больше не представляла никакого интереса.
До нее донеслись возгласы за стеной. Курт от чего-то яростно спорил с Джеромом. Отношения между ними, очевидно, все никак не наладятся. Джесси решила все же выйти из комнаты. Не стоять же ей так весь день?
Ее появление заметили не сразу. Джером выглядел очень уставшим и совсем невыспавшимся. Его помятый вид удручал ее. Смысл спора она так и не уловила.
– Я вам не помешала?– нарочно вмешалась Джесси.
Все разом замолчали и оба уставились на нее.
– О, нет, прости, – сразу встрепенулся Курт. – Мы, наверное, разбудили тебя?
– Нет, всё нормально.
– Нам стоило тише говорить, – согласился Джером.
– Ты хотел сказать спорить? – уточнила Джесси.
– Мы просто так общаемся, – отмахнулся от нее Джером.
– Тогда ваш разговор, очевидно, слышал весь Техас.
Курт подавил улыбку, вызванную ее замечанием. Джером не разделил его веселье и лишь нахмурил брови.
– Как бестактно с нашей стороны, ты, наверное, голодна? – поинтересовался Курт.
– Да, немного. – Согласилась она.
Он вскочил и побежал на кухню. Джесси осталось стоять молча глядя на Джерома. Кажется, он даже взглядом не хотел с ней встречаться. Что же так повлияло на него? Может он просто не хотел видеть вчерашние последствия, оставшиеся на ее лице? Но сегодня она выглядела куда лучше. Осталось лишь пару царапин и ссадин.
Конечно не считая большого пореза от пули, но она его обработала и аккуратно замотала. И эти проблемы ее не беспокоили больше. В отличие от другой создавшейся.
– Как ты себя чувствуешь? – как-то неуверенно спросил её Джером.
Может просто из вежливости интересуется? Из чувства вины.
–Куда лучше, – просто ответила Джесси.
Джером просто кивнул. Видимо, он удовлетворен ответом и его более ничего не интересовало. Джесси задело такое безразличие. А что он должен был сделать? Упасть ее к ногам? Не отходить ни на шаг? Ползая, просить прощения?
Собственно нет, но… Не ожидая больше ничего от этого человека, она развернулась на каблуках, и прошествовала за Куртом.
– Какой чудесный запах, – Джесси втянула в себя сладкий аромат ванили и пряных яблок.
– Я старался не спалить кухню, и если бы не… – он задумался, подбирая слова. – Разговор с Джеромом, то я бы конечно так и поступил, ведь повар с меня не самый лучший.
– Но вы же что-то ели все эти годы, живя один? И как я вижу, живы и здоровы.
– Да, поэтому я за ранее вас предупреждаю, что повар я никудышный.
Джесси одарила его мягкой улыбкой. Ей нравилось разговаривать с Куртом. Он всегда был вежлив с ней, тактичен и мягок. Что и притягивало ее. Ну почему ей угораздило полюбить другого? Чёрствого, жестокого, бесцеремонного и грубого. Будто сам Бог, взял и вложил в одного человека все эти отвратительные качества. Но это все равно не помешало и не оттолкнуло ее.
– Так это вы всё приготовили? – Джесси удивилась увиденному и ей тяжело было поверить глазам. Перед ней на столе появлялись тарелки одна за другой, с разными блюдами.
– Ну, мне немного помогали, – он слегка кивнул в сторону сидящего Джерома. Джесси от удивления приподняла бровь. Ей сложно было поверить в подобное. Как этот человек, который может только держать в своих руках оружие, смог что-то приготовить? Для нее. На мгновение Джесси представила как этот широкоплечий мужчина, стоя за плитой, готовит ей завтрак. Как ослепительная улыбка не сходит с его прекрасного лица. Что это за глупое навождение? Этому никогда не произойти. Не с этим человеком.
Весь день прошёл легко и быстро. Джесси вызвалась помогать в саду. Ее душа ликовала, когда она рыла землю и пересаживала цветы. Ее всегда это успокаивало. Но томные мысли тяготели ее душу. За весь день она не обменялась с Джеромом и несколькими словами. Всяким раз, когда она оказывалась рядом с ним, каким-то чудесным образом он исчезал у нее из-под носа. Ее собеседником всегда оказывался Курт. Он будто ловил каждое слово и с охотой отвечал ей. Но Джесси все не решалась спросить у него, что происходит с его братом. Может это нормальное его поведение? Джесси практически не знала этого человека.
Так они провели остаток дня. Уже ложись спать Джесси не могла найти себе место. Она, нервничая, ходила кругами по комнате. Джесси хотела решиться на откровенно безумный поступок. Как ей еще обратить внимание Джерома на себя? Джесси долго не признавалась себе, что она безумно жаждала его. В голове все время крутились мысли о той ночи проведенной с ним. Эти сладкие воспоминания сейчас резали сердце. Она не могла понять, почему после той ночи он больше не подошёл к ней ближе трех шагов. Но сейчас она хотела изменить все это. Подождав пока все утихнет, Джесси осторожно вышла за дверь и на цыпочках подошла к комнате, где обосновался Джером. Сквозь небольшую щель горел свет. Не мешкая, она проскользнула внутрь.

Джером сидел на кресле у окна, спокойно потягивал виски и пялился на черное небо. Была бы здесь Джесси, она бы явно не осталась равнодушной к такой красоте. И определенно бы бросила в его сторону что-то вроде: « Такое же черное, как и твоя душа».
Уголок его рта тронуло мягкая улыбка. В тишине и спокойствии этой комнаты он без устали грезил о ней. Эта женщина не хотела покидать ни его мысли, не его голову, не его сердце. Все это время он пытался держаться от него подальше, чтобы уберечь ее и себя. Видит Бог, каких усилий ему это стоило. Всё его существо кричало не отпускать эту женщину, но другая сторона, говорила, что она ему не принадлежит. И у него нет никакого права удерживать ее в заточении.
Эти тяжёлые мысли он пытался заглушить алкоголем. Но все что у него получилось это только напиться еще сильнее. И теперь ее образ терзал его всего, ее глаза цвета луговой травы, губы, словно нежные персики и ласковые руки так радостно гладящие его. Он закрыл глаза в надежде уснуть и больше не проснуться, что бы не переживать вновь такие терзания.
Но даже в таком полу забвении его тело напряглось от ощущения чьего-то присутствия. Не открывая глаз, он прислушался к легким воздушным шагам. Джером с легкостью мог понять, кто это был, но ему тяжело было в это поверить. Для чего она могла прийти к нему?
Она увидела, что Джером сидел на кресле в расслабленной позе. Очевидно, он уже спал, так как рядом на столе стоял полупустой графин с кофейной жидкостью. Теперь она осознавала глупость своего визита. И всю неловкую ситуацию, если бы он ее тут увидел. И Джесси решила как можно скорее капитулировать.
– Я уж решил, что ты приведение, – услышала она легкий баритон. Джесси застыла. Обернувшись, она встретилась с его бездонными янтарными глазами. Джером прожигал ее своим взглядом, не моргая.
– Или же просто очередное видение, которое пришло меня терзать. Я знаю, тебе это приносит колоссальное удовольствие, – ему тяжело было говорить, из-за – так усердно – выпитого виски.
Она не знала, видит он ее в реальности или как наваждение, но она не хотела отступать. Она медленно шаг за шагом приближалась к нему. Ее тело трясло от неизвестно чего, то ли от предвкушения, то ли от страха. Это мужчина настолько был огромным, что занял полностью своим тело большое кресло. Его поза казалось совершенно расслабленной, но Джесси заметила, как сжалась его челюсть, и ей даже показалось, что от напряжения скрипнули его зубы.
Может, это было плохой идеей? Прийти ночью к мужчине. Тем более к такому как Джером Киллар, опасному, грубому, бесстрашному, бессердечному, но такому привлекательному и притягательному.
– Разве сейчас это имеет значение? – почти шёпотом проговорила Джесси.
– О, да, дорогуша, – томно заявил он, не шевелясь. – В моих ведениях ты сама приходишь ко мне, в большинстве случаев совершенно обнаженная и просишь взять тебя. А в моей – насмехающейся на домной, – реальности, ты ненавидишь меня. Всей своей огромной душой.
Неужели он мучается так же, как и она? Или же это просто игра слов.
– Остановись, – приказал ей Джером. Но Джесси продолжила медленно идти к нему.
– Тогда сегодня я хочу быть твоим видением, – она остановилась в двух шагах от него. Джесси медленно спустила ночную рубашку со своих плеч на талию, предоставляя Джерому на обзор свою налитую грудь.
Его руки вцепились в поручни кресла и сжались так, что все костяшки пальцев мгновенно побелели. Что это за пытки такие? Он был твердо уверен, что сдержит свое слово. До этого момента.
Но черт, это было невозможно. Сбылись все его грезы о ней. Джесси, стоящая в его комнате перед ним, полуобнаженная и зовущая его. Даже святой бы не выдержал, а Джерома никак нельзя было назвать святым. Со звериным рыком он в мгновение оказался перед ней. Тяжело дыша, он сверлил ее своим проникающим в само сердце взглядом. Как же она была прекрасна. Река ее длинных волос, струившаяся по плечам к узкой талии, горела огнем. Жадные языки пламени от камина нагло лизали ее тело, и Джером как ревнивец захотел быть этим пламенем, что бы так же просто гладить и наслаждаться ее телом.
Не контролируя себя, он поднес свою руку к ее шее. Джером видел, как быстро бьётся жилка на ней. Он легко прикоснулся к ней, может проверить действительно ли она не очередное наваждение. В этот момент Джесси сглотнула. А Джером как завороженный смотрел на ее шею. Его теплые пальцы пошли ниже, обводя горделиво вздернутые ключицы и замедляясь на мягком выступе ее груди. От этих нежных прикосновений Джесси пробрала дрожь, но она мысленно молила его продолжать.
Тут ему путь преградил ее напряженный, жаждущий его прикосновений, сосок. Джером провел по нему пальцем, и ответная реакция Джесси не заставила его ждать. Она втянула в себя воздух и с шумом выпустила его из легких. Она боялась пошевелиться, что бы ни нарушить эту упоительную ласку. Почему только его прикосновения делают с ней такое? Словно буря начинается внутри и хочет выйти наружу. И только Джером мог ее выпустить.
– Такая нежная, – прошептал ей в ухо Джером. – Такая податливая, прям из моих фантазий.
– И что я обычно делаю в твоих фантазиях? – выдохнула она это вопрос ему в губы. Джером еле стоял на ногах, то ли от выпитого за весь вечер алкоголя, то ли от женщины стоящей рядом.
– Мммм…– задумчиво промычал он, словно вспоминая. – Все. Ты делала все, что хотела и все, что хотел я.
– Например?
– Ты прикасалась ко мне с нежностью, и гладила мое тело, – начал рассказывать ей Джером, сгорая от желания. Но остатка разума еще оставались в его голове, и он мог себя сдерживать. Но так не хотел…
– Где прикасалась? – не отступала Джесси.
– Где хотела сама.
Рука Джесси взлетела к его груди и опустилась на мягкий островок его курчавых волос. Его рубашка была расстегнута и Джесси без труда могла ласкать его грудь, спускаясь все ниже к твердому прессу. Джером стоял как камень, но Джесси чувствовала, как перекатываются его тугие мышцы под ее ладонями, и как гром, грохочет бешено сердце.
– Вот так? – мягко поинтересовалась она. Джером молчал. Она продолжила свои исследования и ее руки следовали вниз по тонкой полоске темных волос. Резко ее руку схватили и удержали, не давая продолжить путь.
– Ты играешь с огнем дорогуша, – предостерег ее Джером. Но взгляд Джесси был твердым. Ей нравилась эта игра, и она хотела продолжить в нее играть. Даже если в конечном итоге она проиграет.
– Я лишь делаю то, что и всегда в твоих ведениях, – может, будет лучше, если он и вправду будет считать, что это всего лишь сон.
– Тогда я могу не сдерживаться, – прохрипел Джером и рывком притянул ее к себе, впиваясь в губы жадным поцелуем. От неожиданности такого порыва Джесси вскрикнула, но не отпрянула. Наоборот, она прижалась к нему еще плотнее, отдавая свои губы в его плен. Его язык вторгся в ее рот, заполняя все собой и даря невероятную сладость. Слабый вкус алкоголя на его губах, пряный запах его тела и головокружительные поцелуи лишали ее разума. Ей нужен был воздух, но для этого требовалось прервать этот блаженный поцелуй, что Джесси, никак не хотелось делать. Но Джером сам это сделал. Он потянул вниз ее волосы, открывая себе путь к ее мягкому телу, и яростно припал к ее набухшей вершине. От острых ощущений Джесси дернулась и выпустила громкий стон. Ее руки обхватили его плечи, и она вцепилась в него, что бы ни свалиться с ног. А Джером усердно продолжал терзать ее грудь, играя своим языком. Одна его рука держала ее за талию, а другая незамедлительно отыскала вторую грудь, и его пальцы обхватили ее сосок, лаская и перебирая его между собой.
Волна за волной дикого желания накатывались на Джесси. Ничего ласкового и нежного не было в его прикосновениях. Они были полны грубой и дерзкой решимости взять то, что ему предлагают. А ему предлагали это с той же охотой, с которой он жаждал это принять. В момент он подхватил ее на руки и опрокинул на кровать, которая протестующе скрипнула. Джером быстро стянул с себя рубашку и пополз к Джесси.
Она раскинулась на кровати, ожидая его. Его дикий взгляд, блуждающий по ее телу ничуть ее не смущал. Она забыла о стыде, когда решилась переступить порог его комнаты. Там она оставила все свое смущение и, конечно же, здравый смысл. Сейчас она жаждала только одного. Джерома Киллара, во всей его грубой красоте безжалостного хищника.
Его руки гладили ее бедра, поднимая ее ночную рубашку к талии пока не открыл своему взору темный треугольник. Джесси раскрыла колени, помогая ему лучше рассмотреть то, что он так желает. Джером навалился на нее всем телом, желая ощутить под собой ее. Он снова завладел ее губами, а руки продолжили терзать ее грудь. Джесси не могла спокойно лежать под ним, ее трясло и выворачивало во все стороны. Она терлась своими сосками об его грудь, обостряя ощущения. Она чувствовала своим бедром всю силу его желания, которая как камень упиралась в нее. И Джесси хотела помочь ему освободиться. Когда ее руки потянулись к шнуровке его штанов, Джером ловко перехватил их и завел ей за голову. И Джесси оказалась совсем беспомощной в его объятиях. Но ее это не сильно расстроило, ведь его руки, умело знающие за какие ниточки нужно дергать, творили с ней что–то не вероятное.
Не отрывая губ от ее груди, он двинулся вниз, очерчивая круги на ее плоском животе и стремясь все ниже к самому сокровенному. У Джесси перехватило дыхание, когда его ладонь легла между ее бедер. Его пальцы один за другим поглаживали ее нежные складки. Невольно Джесси еще шире раздвинула ноги, что бы ему лучше было творить с ней все, что он хотел. Когда один его палец скользнул внутрь, Джесси забыла, как дышать. Она выгнулась ему навстречу моля о продолжении. Джером внимал ее мольбам и не останавливался. Он раз за разом вводил в нее свой палец все глубже и глубже, а Джесси стонала все громче и громче. Она подхватила его темп и с легкостью повторяла его, насаживаясь своим телом на его мокрые от нее пальцы.
Она уже не соображала, где находилась и не хотела сдерживать свои стоны. Ей уже было абсолютно все равно что за стеной находиться Курт и возможно слышит все, что сейчас тут происходит. Для нее существовал только Джером и безумное наслаждение, что он приносил ей. Джесси стиснула зубы, что бы ни закричать во весь голос, но Джером вовремя накрыл ее губы своими и заглушил ее томный стон. Еще несколько толчков его пальцев и Джесси взорвалась и рассыпалась на миллион осколков. Пару секунд и Джесси обмякла в его руках, а Джером все продолжал осыпать ее поцелуями, не убирая руки из ее сочившегося соками бутона.
Они оба тяжело дышали, пытаясь успокоить свой взбудораженный пульс. Джесси постепенно приходила в себя. В теле ощущалась легкая истома и все же, какая-то незавершенность. Она повернулась на Джерома, а тот лежал рядом с закрытыми глазами и молчал. Джесси не понимала, почему он принес ей такое наслаждение, а сам не позволил сделать ему то же самое.
– Теперь по плану, ты как моё ведение должна исчезнуть, – не открывая глаз, пробормотал он. Джесси была шокирована. После всего волшебного, что он сделал с ней и ее телом, он ее прогоняет.
– И я всегда ухожу?
– Да, дорогуша, приходит утро, и ты всегда исчезаешь.
– Может потому, что ты не пытался меня удержать?– Джесси привстала с кровати и начала надевать на свои плечи сбившеюся на талии ночную рубашку. Джером наблюдал за ней из полуоткрытых век. Она прямо сидела на краю кровати к нему спиной и возилась с рубашкой. Как желал он эту женщину. С каким усилием воли он ее отталкивает от себя. Сегодня он почти нарушил свою клятву, почти взял эту женщину. Джером никогда не забудет этих молящих глаз. Как она всем телом просила его о большем. Но он не вправе этого дать. Запрещено. Все что он мог себе позволить это ласкать ее упругое нежное тело и упиваться ее стонами.
Джесси чувствовала внутри горечь от обиды. Он прогонял ее как девицу из борделя, заставляя поверить, что ночь была прекрасной, но близиться утро и ей уже пора.
– Тогда до встречи ночью, – бросила она через плечо и пошла прочь.



Елена Игги

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться