Демон моих желаний

Размер шрифта: - +

Глава 4

 Алые проблески заходящего солнца, мягко тонули на бескрайнем небе. Горизонт поглощал нежные блики со всей жадностью. Но все же некоторым удавалось улизнуть от него, и маленькие лучи достигали узкой тропы, по которой ехали одинокая спящая девушка в объятиях своего похитителя.

Джером снял с себя шляпу и провел рукой по волосам. Подставляя свое лицо уже не такому знойному ветру. Жара спадала, но все равно было нестерпимо душно. Но что это раскаленное солнце против того пламени что бушевало в его теле. Причем во всем теле…

Он посмотрел на девушку, спящую на его руках. Она казалась моложе, чем он думал. «Такая маленькая и хрупкая» - думал Джером. В его руках она казалась совсем ребенком. Особенно когда так сладко спит на его плече. Джером не ожидал, что эта девчонка окажется такой…красивой. И не только ее внешняя красота его поразила, но и необычное раздражающее его – упрямство. Еще ни одна женщина его так не забавляла. Да, он не мог и припомнить, когда в последний раз так смеялся от души. С ней ему не будет скучно. Он знал, что она ни за что не сдастся. Какой огонь горел в ее глазах, когда она убегала от него. А сопротивлялась она как дикая кошка. Джером до сих пор ощущал ее острые коготки на себе. Но само больше не давало покоя ее присутствие рядом. Всю дорогу он явственно чувствовал тепло и мягкость ее тела.

«Черт!» - выругался про себя Джером. Как тяжело было ощущать эту маленькую женщину, прижатую к своей груди. Ее теплое дыхание опаляло его шею, вызывая дрожь во всем теле. Это сводило его с ума. Почему его тело так отзывалось на нее?

Он дивился себе: как такой сдержанный и подконтрольный человек знающий свое дело раскрыл себя в темноте комнаты? Джером был поражен, что не смог сдержать воздух, вырвавшийся из его легких. При виде ее обнаженной кожи, по которой прошелся ветерок, задевая выбившиеся волоски из когда-то бывшей прически, призывая мелкую рябь мурашек, Джерому захотелось до боли стать этим ветром. У него никогда не было такой реакции на женщину. А он повидал множество разных: от милых неискушенных девиц до знающих себе цену знатных особ. В его списке не было девственниц и шлюх. За них нужно было платить, то свободой, то деньгами. А Джером слишком любил и то и другое. Он никогда не давал ничего взамен, а лишь брал то, что ему предлагали. Джером не считал себя повесой и не волочился за каждой дамой, для этого он был слишком серьезен и пресыщен жизнью. Но он не мог отказать женщинам, которые сами его одаривали своим вниманием. Хоть он был искусен в таких делах, но этот ребенок заставлял его тело гореть. Чего точно Джером не ожидал. На вид ей было не больше девятнадцати лет. «Совсем ребенок» - подумал Джером.

«А она уже успела стать вдовой» - он нахмурился. Не стоит ему думать о ней. Она всего лишь его работа. Джером должен выкинуть все мысли о ней и выполнить свое задание. Осталось совсем не много до нужной суммы. Осталось совсем немного до спокойной жизни. Сейчас его жизнь – это череда погонь, стрельб, крови и смерти. Джером за все свои двадцать семь лет жизни не знал покоя. Судьба не была к нему благосклонной. Сколько трудностей выпало на его жизненном пути.

Его отца посадили в Хьюстонскую тюрьму за браконьерство. Джерому было всего лишь двенадцать лет, когда к ним пожаловал шериф и сообщил: что Билл Киллар был взят под стражу за отстрел диких мустангов. Его на один год лишили свободы, но он не дождался своего освобождения, и спустя полгода умер в своей камере от заражения крови. Для его матери – Норы Киллар – это было ударом. Они жили бедно, и только Билл Киллар содержал семью. Нора знала что ее супруг поступал так, только для того, чтобы обеспечить их детей – Джерома и маленького Курта. Норе пришлось самой зарабатывать деньги для своих сыновей. Она трудилась на полях день и ночь, собирая пшеницу, кукурузу и сою. Она была готова на все, лишь бы ее дети ни в чем не нуждались. Джером помогал ей, как мог, но ему нужно было следить за домом и восьмилетним Куртом.

Так они прожили два года, пока Нору не скосила усталость. Ее тело отказывалось подниматься и продолжать работать. Она увядала на глазах. И Джером никак ей не мог помочь, он был бессилен. После потери родителей он понимал, что теперь он один ответственен за младшего брата. Джером должен стать мужчиной и обеспечить их. Но что он мог сделать один, в этом огромном мире? У него есть Курт, и это все что нужно для него. Джером решил, во что бы то ни стало жить дальше. Ради себя и ради брата.

Он искал работу в округе, чтобы быть по возможности рядом с Куртом. Несмотря на свой возраст, Джером был выше своих сверстников, и как оказалось куда выносливее. Днем он работал на ферме пастухом, перегоняя скот. А ночью он шел туда, где собирались все отребья города, и принимал участие в уличных боях. Естественно незаконных уличных боях. Он был новичком в этом деле, и ему пришлось многое стерпеть, чтобы быть победителем. Но Джером схватывал все на лету, быстро учился приемам и захватам. Он был всегда сосредоточен и внимательно наблюдал за своими противниками, что и помогало ему одерживать победы. Победитель всегда получал все. Женщин и деньги. Но Джерому всегда нужны были только деньги. Он приходил домой под утро, весь разбитый и уставший. Заходил в комнату к спящему Курту, поправлял одеяло и шел готовить ему завтрак. И так продолжалось день за днем, год за годом пока повзрослевший и превратившийся в мужчину Джером не понял, что этого мало для жизни корой должен жить Курт. И он решился на самый отъявленный поступок, который мог совершить – Джером стал наемником.

Стрелять он умел еще с детства, когда его отец был жив, он частенько брал Джерома с собой на охоту на горлиц. Там он наработал свои умения пользоваться оружием, и теперь он во всю это использовал. А его спокойный характер только добавил устрашающей непоколебимости и стойкости в его работе.

Джером стал непревзойдённым наемником. Безжалостным и хладнокровным убийцей. Он выполнял работу быстро и чисто. И получал за это свою награду. Золото и деньги.

И теперь его работа – эта женщина. Прекраснейшая женщина из всех, что он видел. И что ему делать? Да ничего! Просто продолжать выполнять свою работу.

Солнце уже совсем садилось за горизонт, когда Джером остановил коня и спешился. Со своей ношей на руках он дошел до небольшого упавшего дерева и усадил девушку около него. А сам пошел расседлать коня. Он достал из сумок пару одеял, спички и немного еды. Вернувшись к девушке, он положил рядом все вещи и начал собирать хворост. Спустя немного времени Джером развел костер и заварил кофе.

Он расстелил одеяло подле костра и пошел за девушкой. Она продолжала спать. «Видать совсем утомилась малышка, - подумал Джером. – Конечно! Так мчаться от меня». Лицо Джерома искривила печальная гримаса.

Он осторожно взял девушку на руки, стараясь не потревожить ее сон. Она тяжело вздохнула, но не проснулась. Джером застыл. Она всего лишь вздохнула во сне, а его тело все напряглось. Да что же с ним такое?

Подойдя к костру, он уложил ее на мягкое одеяло, служившее импровизированной кроватью. Его взгляд упал на ее открытые босые ноги.

– Дьявол. – Шепотом выругался Джером. Он приподнял одну ее ногу за щиколотку и начал осматривать кровоточащие раны по всей стопе. Они были мелкие и незначительные, но он уверен был, что ей это принесет несносную боль. Ведь она такая хрупкая, а ее кожа нежная на ощупь. Джером запросто мог обхватить ее маленькую ножку двумя пальцами. Джером вздохнул. Он не хотел причинять ей боль. Он мог бы понять эту женщину и ее сопротивление, но не хотел, и думать об этом. В таком случае ему бы стало жаль эту несчастную, а Джерому это было не нужно. Он не мог себе позволить смягчится. Он хладнокровный наемник, а не нянька. А эта девушка – его задание, и он его, во что бы то ни стало, выполнит. Ему осталось совсем ничего…еще чуть-чуть, и он исполнит свою мечту. Она – его последнее задание.

Джером достал из сумки небольшую бутыль с ромом и шейный платок. Порвав его на небольшие лоскуты, он сполоснул каждый лоскут ромом и начал осторожно вытирать ее раны. Она поморщилась от неприятных ощущений, пробивавшихся сквозь сон. А Джером продолжал обрабатывать рубцы на ее стопе, не осознавая, с какой нежностью и осторожностью это делал. Он уже закончил перебинтовывать одну ногу, когда Джесси начала просыпаться.

Она не понимала, откуда взялась эта боль. Джесси была погружена в кромешную тьму своих кошмаров, когда почувствовала, что сквозь ее подсознание прорываются острые мучительные ощущения. Но откуда они? Из ее сновидений? Или же сейчас боль ее прошлого превратилась в явь? И теперь демоны терзают ее тело. Демон! Разум Джесси начал хаотично вспоминать все произошедшее с ней.

Демон забрал ее. Потащил за собой в пучину смерти и вечной черноты. Но она дышит. Джесси дышала так быстро и глубоко, как будто пыталась попробовать воздух на вкус, чтобы понять, правда ли она еще жива. И тут снова появилась боль. Такая реальная и отрезвляющая. Джесси начала приходить в себя. Она чувствовала прикосновения к своим стопам. Что-то теплое касалось ее. Медленно она начала открывать глаза. Джесси не понимала где она находиться. Ее взгляд скользнул по переливающимся языкам пламени, извергающимся из костра рядом с ней. Затем она наткнулась на янтарные глаза.

– Пришли в себя, дорогуша? – Тихо спросил Джером.

Джесси вскочила с места так, будто на нее вылили горячую воду. Ее глаза широко распахнулись, и она уставилась на своего похитителя. Что он с ней собирался сделать? Джесси перевела взгляд на свои ноги.

«Вот откуда эти покалывания» - пронеслось в голове у Джесси.

– Я обработал вам раны, – нарушил молчание Джером.

Он не двигался под ее пристальным и испуганным взглядом, боясь еще больше спугнуть девушку. Затем продолжил:

– Я заметил, что на ваших стопах кровоточащие рубцы, и хотел промыть их, чтобы раны не загноились, - объяснил он.

Кажется, девушка начала понимать сказанное им. Она переводила взгляд то на свои ноги, то на Джерома. Понимает ли она, что он хочет помочь ей?

Джесси в этот момент была шокирована. Этот верзила - похититель позаботился о ее ранах? Но зачем? Ей были не понятны его действия. Еще утром он грозился избить ее за малейшее ослушание, а сейчас ухаживает за ее ранами. И делает это на удивление нежно, для такого как он.

– Не нужно, - пробормотала Джесси. Но это вышло так тихо, что казалось, она и вовсе ничего не произносила. Во рту ее пересохло, и голос совсем осел. Она попыталась прочистить горло, но ничего не вышло. Нужно было чем-то смочить его, что бы она смогла вымолвить хоть слово. Ее организм совсем был обезвожен. И она закашлялась. Как по велению у ее рта оказалась кружка, и лунные глаза просили Джесси выпить ее содержимое. Что она и сделала. Божественная прохлада разлилась по всему ее горлу, а Джесси пила без остановки и полностью осушила кружку. Удовлетворенно вздохнув, она вновь обратила взгляд на своего похитителя. Он, не отрываясь, наблюдал за ней.

Уже совсем стемнело, и отблески костра ярко играли на его сосредоточенном лице. Джесси вновь подумала:

« Какой он красивый, а ночь и блики от костра добавляют ему загадочности». Но быстро прогнала эту мысль. Она протянула назад ему кружку, и Джером, молча ее забрал. В этот момент их пальцы слегка соприкоснулись, и как будто молния пронзила Джесси. Она мгновенно отдернула руку и прижала ее к себе, словно защищаясь. Что она только что почувствовала? Ее сердце гулко застучало.

Лицо Джерома искривила насмешливая улыбка, и он многозначительно хмыкнул. Он увидел огоньки страха в ее глазах и его это задело.

– Не бойся дорогуша, я не кусаюсь, – ехидно проговорил Джером. Он поставил кружку около себя и взял в руки лоскуты бывшего платка.

Джесси пришла в себя и поняла, что он хочет продолжить перевязывать ее ногу. Она не хотела, что бы он к ней притрагивался. Ее пугали эти ощущения, которые он вызвал в ее душе.

– Не трогайте меня. Я и сама могу с этим справится. Мне не нужна ваша помощь. – С этими словами она выхватила из его рук лоскуты ткани, и принялась обматывать ими свою ногу. Но как Джесси не старалась у нее это плохо выходило. Она морщилась от неприятных ощущений, вызываемых от прикосновения ткани к ее ранам. Но упорно продолжала возиться. Она дергала и крутила ткань со злостью, на которую – как, оказалось – была способна. Нет. Она не примет помощи от него. Джесси сама может о себе позаботится, что и делала все это время.

Тем временем Джером оставил ее бороться наедине со своим упрямством. Ее отвержение помощи забавляли его.

Молча он подошел к сумкам и достал плоскую железную тарелку. Он положил на нее несколько кусков свежего мяса, и принялся обжаривать его. Ему пришлось вернуться к девушке для того что бы взять кружку. Судя по всему, она кое-как справилась со своей – не легкой для нее – задачей.

Умостившись поудобнее на одеяле она скрестила ноги и подмяла их под себя, и следила за действиями Джерома. Сейчас она смогла рассмотреть этого великана. Выглядел он устрашающе с ростом – как показалось Джесси – не менее шести футов. Ее взгляд задержался на нем дольше, чем ей хотелось.

– Может быть кофе? – вежливо поинтересовался он.

Джесси молчала. Да, ей безумно хотелось кофе. Она взяла себя в руки и, пожав плечами согласно кивнула. Джером опустился над дымящимся котелком и налил кофе в поднятую кружку. И протянул ее Джесси.

Она медленно взяла ее в руки, не выдав волнения, и сосредоточенно уставилась на тонкую струйку дыма исходящего от кофе.

– Пейте осторожно. Кофе очень горячий. – Предостерег он Джесси.

Джесси не обратила внимания на его слова. Она жадно вдыхала в себя аромат кофе, который казалось, заполнял ее легкие собой, возвращая в далекое прошлое. Раньше они часто пили кофе по утрам. Джесси помнила, как Сара любовно заваривала его для всей семьи. «Да, мама обожала кофе» – с печалью подумала Джесси. Хоть она и предпочитала сладкий чай, но все равно пила кофе со всеми. И сейчас она за долгие годы вновь наслаждалась им. Ее мысли прервали.

Великан бесцеремонно уселся рядом с ней, и от неожиданности Джесси тихо вскрикнула. Не успела она возмутиться, как он протянул ей тарелку с большим куском мяса и пару хлебных лепешек. Джесси округлила глаза. С еды она перевела взгляд на Киллара.

– Вам нужно поесть. – Утвердительно сказал он.

Только сейчас Джесси поняла, насколько была голодна. Со вчерашнего дня у нее не было и крошки во рту. Она хотела было выхватить предложенную еду с его рук и с дикостью проглотить, посыпая его словами благодарности. Но вспомнила кто этот человек. Не нуждается она в его подачках. В ответ на ее мысли живот протестующе дал о себе знать. И, кажется, ее мучитель тоже услышал его жалобный стон.

– Съешьте. – Он просто вложил тарелку с едой ей в руки и принял уплетать свое.



Елена Игги

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться