Демон моих желаний

Размер шрифта: - +

Глава 7

Дышать было не возможно. С каждым вдохом легкие обжигал ярый огонь, горячего, сухого воздуха. Глаза ужасно болели от постоянного напряжения, безжалостное солнце не щадило никого на своем пути. Губы полопались и теперь саднили. Джесси хотела лишь одного – холодной воды. Они скакали уже полдня, делая лишь минутные перерывы, что бы немного отдышаться и продолжить путь дальше. Теперь она понимала, о чем говорил ей Киллар – это пустынное место. Они проезжали мимо грязно-коричневых скалистых дюн, мимо чудно исполосованных каньонов и самое жестокое, по мнению Джесси – мимо маленьких, очень редких на их пути родников.

Остановки были запрещены. А просить этого жестокого человека, она не хотела. Не могла сказать, что ее тело совсем не выдерживало двух дневной каторги, на которую он ее обрек. Джесси давно уже забыла о своей гордости, приличии и о своем смущении. Она практически весь их путь лежала на Килларе, облокотившись спиной о его крепкую грудь. Она была измотана, и ее больше не волновала ее скромность и мнение этого негодяя.

Джесси просто не понимала, как человек может быть таким жестоким? Она всего лишь хрупкая девушка, которая не привыкла к таким скачкам и жестоким условиям. Просить о привале она не собиралась, не хватало, что бы Киллар подумал, что Джесси неженка. И она четко помнила о неприязни к капризным женщинам. А может это ее шанс? Что если она, не переставая будет жаловаться, и хныкать по пустякам? Может она надоест ему, и он бросит ее, а сам ускачет подальше.

И что ей одной делать в этой пустыне? А если она наткнется на разбойника? Кто угодно лишь бы не он. Нет. Определенно глупая идея. Киллар, скорее всего, просто заставит ее идти пешком за ним. В этом она не сомневалась.

Уже не видя ничего перед глазами, она медленно погружалась в сон. Может быть, там она найдет утешение и спасение от реальности. Может там ждет ее Пенни, со своими вкуснейшими бисквитами и с полным графином лимонада? Да, вкусным, холодным, лимонадом…

* * *

– Ну, перестань, говорю, – взмолилась Джесси.

Но ее снова окотили огромными брызгами воды. Да так, что она насквозь промокла. Вытерев капли с лица, она крикнула:

– Ах, ты ж, маленький негодник. Теперь моя очередь, – и она кинулась вдогонку. – Томас Ридвард, я сказала тебе перестать. А ну, остановись.

Джесси больше не могла держаться на ногах. Ее легкие распирали от потока воздуха. Она без сил плюхнулась на песок у берега и пыталась отдышаться. Вдруг неожиданно ее подхватили на руки и закружили. Джесси смеялась так звонко, что ее смеху могли бы позавидовать жаворонки, которые распевали свои трели.

– Томми, отпусти меня, пожалуйста, – умоляла Джесси. – Я вешу, наверное, как корова у Льюисов, которая только что отелилась.

Томми вовсю расхохотался.

– Милая Джесс, ты не тяжелее перышка, – промурлыкал он ей в ухо.

Джесси от смущения вся раскраснелась. Конечно, он преувеличил – точнее преуменьшил ее размеры. Но ему можно было простить все. Томми был ее лучшим другом с самого детства. Они вместе резвились и шкодничали, и получали за это наказание, тоже вместе. Но самое главное, он помог Джесси пережить смерть отца. Поддерживал ее и утешал, как мог. И после этого, маленькая Джесси начала замечать, что по-другому смотрит на своего лучшего друга. В ней просыпались тонкие нежные чувства, и спустя время они начали проявлять друг к другу явную симпатию.

Томми мягко опустил Джесси на песок, и сам уселся рядом.

– Пенни говорит, мне нужно найти себя мужа, – тихо проговорила Джесси.

Томми молча смотрел на озеро, которое простиралось перед ними.

– Говорит – это надежность и защита. И знаешь? Ни слова о чувствах, – с печалью продолжила она.

– А ты? – чуть заикаясь, спросил Томми.

– Я? А что я?

– Ты хочешь этого?

– Ты имеешь в виду мужа?

Джесси плотно сжала губы и тяжело вздохнула.

– Наверное, да. Я хочу опору, уверенность, надежность и защиту. Все то, что хочет для меня и Пенни. Но мне этого мало. Я хочу большего.

– Большего? Но что еще может дать мужчина? – недоуменно спросил Томми.

Джесси как-то странно на него посмотрела, словно ждала, что он сам ей это скажет. Томми молча ждал ответа. Джесси опустила голову, и посмотрела на свои ноги зарытые в песок. Что же ей нужно от мужчины? От мужа?

– Все, Томми, – после паузы сказала Джесси. – Все то, что захочет. Все, что попросит женщина.

Томми усмехнулся.

– Ну, знаешь, иногда женщины хотят слишком много. Вот, например моя мама – каждый день просит отца купить новый ковер в гостиную. И я не понимаю зачем? Или же, каждый выезд на ярмарку я помогаю решить, какое кружево или ожерелье подходит больше к ее лицу. А потом вспоминает, что у нее нет еще одной шляпки, такого же оттенка, как и ее кожа, но с другим цветом банта.

На лице Джесси сияла мягкая улыбка о вспоминании про миссис Ридвард. Чудесная, но капризная женщина.

– Нет, Томми. Это просто предметы и вещи, которые мы хотим от жизни. Я о том, чего хочу от мужчины.

– И чего же?

– Искренности, чувственности, заинтересованности во мне. Хочу настоящих чувств. Возможно, это глупо, но я хочу любви.

Томми медленно взял ее руку в свою большую ладонь. Видно было, что ему тяжело было произнести и слово.

– Джесс, а если я дам тебе эту любовь, ты в дальнейшем вышла бы за меня? Я обещаю быть для тебя лучшим мужем на свете, – не колеблясь, проговорил он.

Джесси просто не верила своим ушам. Неужели это, правда происходит с ней?

– Я, я, да. Я согласна, Томми, – не веря себе от счастья, она согласилась.

Ведь они друг друга очень давно знают. И они лучшие друзья. Джесси была на небесах от счастья. Радостный Томми, снова подхватил Джесси на руки и побежал к голубому озеру. Не успела она, и крикнуть, как полностью погрузилась в воду. В такую прекрасно - холодную воду.

* * *

Джесси содрогнулась всем телом. Она не могла понять, где находиться. Она была вся мокрая. С ее одежды и волос стекала вода. Крупные капли били ее по лицу, прогоняя пелену сна. Дождь. Джесси осознала свою реальность. Она снова в аду. В лапах демона.

– Добро пожаловать на землю, – послышался голос Киллара. – Снилось что-то приятное?

– И да, и нет, – многозначно ответила Джесси.

Она не хотела рассказывать этому человеку о сне. Это его никак не касается. Но ей хотелось поделиться хоть с кем-то своими мыслями и переживаниями. Ведь воспоминания о Томми до сих пор отзываются болью внутри. Ее сердце не могло забыть предательство лучшего друга. И любимого…

– Там был я? – весело поинтересовался Киллар.

– О, нет, это был не кошмарный сон, с безжалостным демоном в роли вас, – отмахнулась Джесси. – Почти некошмарный.

Она так печально это произнесла, что Джером не стал докапываться до сути дела. Он хотел оставить ее наедине со своими мыслями, но почему-то не смог этого сделать. Он был уверен, что если оставит ее, то внутренние демоны поглотят ее.

– Как вам дождик? – беззаботно спросил он.

Джесси приподняла голову вверх и посмотрела на синее небо с огромными пушистыми облаками. Она наслаждалась каждой каплей упавшей с неба на ее лицо.

– Чудесный, – удовлетворенно выдохнула она. – Но почему? На небе не было ни облачка.

– Кучевые облака, – коротко сказал Киллар. – Быстро приходят - быстро уходят.

Джесси была благодарна Господу за этот щедрый подарок. Знойное солнце их опаляло, а теперь наступило прохладное блаженство.

– Как бы рады вы не были, если через пару часов он не кончится, мы не успеем просохнуть до темноты, – предупредил он Джесси.

Но ей было все равно. Сейчас Джесси обожала дождь. Ее телу требовалась прохладная влага, иначе она бы вовсе свалилась бы без чувств. Они все так же скакали весь день. Наконец-то солнце начало приближаться к горизонту. Но дождь не прекращался. Невеселые прогнозы Киллара подтвердились. По его расчетам, им предстояло проскакать еще несколько часов до ближайшего города. Но солнце уходило все быстрее и быстрее, а дождь превращался в ливень.

И когда дождь стал непроходимой стеной, Киллар свернул с пути. Они обходили огромные глыбы и камни размером с ее рост, пока Киллар не остановил Деамония около одной скалы. Он быстро спрыгнул, и помог Джесси.

– Дальше не пойдем, – кричал Киллар.

Барабан дождя приглушал его слова, и Джесси еле слышала его.

– Остановимся здесь, – он пальцем указал на неровную скалу.

Джесси кивнула и подбежала к Деамониуму, что бы помочь отцепить сумки. Она никогда не была эгоистичной, а наоборот, всегда пыталась помочь всем, кто нуждался в ней. И сейчас помощь нужна была Киллару. Он уже отцепил от седла несколько сумок и занялся расседлывать Деамония. Джесси взяла одну из сумок и поволокла ее в небольшую пещеру над скалой.

Там было темно, но все же отсвет от заходящего солнца проникал туда. Она кое-как могла ориентироваться в этой тусклой пещере. Джесси бросила сумку и пошла за другой. Но на проходе возникла могучая фигура Киллара и перегородила ей путь.

– Я уже закончил. Оставайтесь здесь, – приказал он ей.

Войдя в темноту пещеры, Киллар поставил еде две сумки рядом с той, что притащила Джесси. И зашагал назад, в дождь. Через минуту он вошел уже вместе с Деамониумом. Киллару пришлось помочь ему протиснуться в проходе, ведь его длинная шея не помещалась. А Деамоний упрямо не желал наклонять голову.

– Ну что же ты такой упертый? – возмущался Джером.

А конь только протестующе фыркал. Джесси решила и тут помочь им. Хоть она до сих пор и побаивалась Деамониума, но взяв себя в руки, подошла так близко как могла.

– Чшшш, смотри, что у меня есть? Хочешь? – Джесси шепотом начала успокаивать разнервничавшиеся животное. Она достала остатки ягод, и опустила руку ниже, чем нужно для кормежки. Почуяв вкусности, он потянулся за угощением. Джесси начала медленно отходить от него, но протягивала руку все ближе и ближе, что бы он следовал за ней.

Джером, тем временем поняв ее замысел, мягко подталкивал его вперед. И общими усилиями они смогли пройти в пещеру. А Деамоний получил свое лакомство, и довольный прилег у стены. Пещера была просторной, и все они могли свободно расположиться, никому не мешая.

А Киллар все удивлял Джесси. Он словно кошка ориентировался в темноте.

– Помогите распаковать сумки. Достаньте все вещи и разложите на камнях, – давал указания он Джесси. – Тут раньше были люди до нас, и кое-что оставили.

Киллар пригнулся и начал собирать хворост с небольшими брусками, разбросанными по всей пещере. Уложив все на остатки прошлого кострища, он с внутреннего кармана куртки, достал коробку спичек. Один щелчок, и пещеру осветил теплый свет костра. Когда Джесси справилась с задачей, она уселась возле живительного источника тепла, и подставила ему свои задубевшие руки. Тепло начало постепенно проникать под ее кожу, согревая ее озябшее тело.

Киллар же время не терял и начал приготавливать для них пищу. Их запасы практически кончились. Он не планировал делать остановку, а так они домчались бы уже до города и спокойно поели в гостинице. Он бы так сделал, если бы был один. А не с хрупкой, уставшей девушкой. Он видел, как она измучена, ему искренне было ее жаль.

Быстро справившись с приготовлением пищи, он протянул Джесси тарелку с едой. Она приняла ее поблагодарив. Видно, что у нее еле хватало сил даже пережевывать еду. Но Джесси была безумно голодна, и съела все до последней крошки.

– Спасибо, что помогли с сумкой и Деамониумом, – поблагодарил ее Джером.

– Не оставлять же бедное животное под таким дождем, – проговорила она. – Я помогала ему, а не вам. Ваша благодарность не к чему.

Джером горько усмехнулся. Он услышал ноты своего прошлого ответа ей, на ее благодарность. Рядом с ним, эта девочка ожесточится. Несмотря на все ее колючки, она излучала мягкость и нежность.

Он наблюдал за ней. Почему-то он проникся жалостью к этой женщине. Весь ее облик был печальным, а на ее лице воцарилась грусть. Если бы она рыдала и умоляла отпустить ее, он бы, как всегда, в таких ситуациях, и не взглянул бы на нее, и ни капли не пожалел бы об этом. Как это бывало со всеми женщинами с которыми имел связь. Он не считал себя приятным мужчиной, но почему-то нравился женщинам. Они давали ему все, что он хотел, и даже больше. Улыбки, заботу, тело и даже любовь. Он забирал у них все кроме чувств, которые ему не нужны. Для него это тяжелое бремя. Ни с одной женщиной он не задерживался надолго. И всегда уходил не оборачиваясь.

В особенности он не мог терпеть женских, слез. По большому счету, все до единой капли, были лживы и использовались лишь в их корыстных целях. Но он не такой человек. Он не чувствовал жалости. Это и спасало его неоднократно в работе. Холодность мысли, решительность и быстрота реакции. Вот все его чувства. Они и спасали ему жизнь. Поэтому он не воспринимал, какие-то женские сопли.

Но в ней, что-то было по-другому, и он не мог этого объяснить. Ему было жаль ее. Она казалась искренней в своей грусти. Но что поражало его, так это удивительная стойкость характера. Она понимала, что находиться в не самом лучшем положении, но не разрыдалась как любая другая женщина. Она держалась прямо с гордо поднятой головой. Но глаза все выдавали. В них метались все чувства, что ее обуревают.

Возможно, она просто лжет? Давит на жалость? Нет, с ним такое не проходит. Его ледяное сердце никогда не оттает. Ему это не нужно. Он этого не допустит.

Подсев ближе к огню, Джером начал снимать с себя одежду. Куртка упала на пол, а за ней последовала и мокрая рубашка. Джером остался лишь в одних штанах, которые прилипли к его мускулистым бедрам. Затем разложил их сохнуть подле себя.

Джесси казалось, совсем не замечала происходящего. Она сидела у костра с поджатыми к себе коленями, и ее руки лежали сверху на них. Невидящими глазами она смотрела на пламя костра. Создавалось ощущение, будто огни вырисовывали, как бы рассказывая, свои истории пламенем, а Джесси как внимательный слушатель, пыталась разглядеть их рассказ. Из забытья ее вытащим тихий голос Киллара:

– Миссис Лоуренс? – видно Киллар уже не раз окликал ее.

Джесси быстро перевела взгляд на него, вырываясь из своих мыслей.

– Миссис Лоуренс, вы в порядке? – встревоженно спросил Киллар.

– Да, да. Просто задумалась, – растерянно проговорила она.

И тут, наконец, ее взгляд упал на обнаженную грудь Киллара. Она глубоко вобрала в себя воздух, и с шумом выдохнула. Джесси не ожидала увидеть перед собой практически голого Киллара. Ее сердце в груди забилось с бешеной скоростью, и она никак не могла его успокоить. Ее глаза блуждали по его широким плечам и медленно спускались ниже к курчавой поросли на груди. Ее щеки горели, но она не могла себя заставить оторваться от него. Ей захотелось провести вдоль этой мягкой курчавости и узнать, правда она такая мягкая на ощупь как выглядит. Далее она проследовала, по ведущей ее вниз, шелково - черной дорожке, которая скрылась за поясом штанов. И Джесси безумно хотелось узнать, что скрывает эта дорожка. Ее кровь кипела, и ударяла в голову. Что это такое? Что за ощущения? Джесси попыталась отвести от него взгляд и уставилась в стену. Куда угодно, лишь бы не на него.

– Вам нужно снять платье, – сказал он.

– Что? – возмутилась Джесси. – Вы, наверное, все мозги себе застудили?

– Если вы останетесь в мокрой одежде, то можете заболеть воспаление легких. Я просто хочу помочь вам.

– Обойдусь без вашей заботы.

– Не глупите. Скажу одно, мне бы не хотелось везти ваше безжизненное тело, хоть так было бы проще.

Джесси метнула на него взгляд, полон ненависти.

– Потому, что я нужна живой.

– Мне приказали привести вас, но не уточняли в каком виде.

Значит, Джесси полностью в его власти. Что бы она ни делала, все зависит от него. И ей никто не сможет помочь. Она полностью обречена. Если будет сопротивляться, то умрет от его руки, а если нет, то он отдаст ее неизвестно кому. Который будет делать с ней неизвестно что. Мурашки страха пробежались по всему ее телу от этой чудовищной мысли. Значит, если он ничего еще с ней не сделал только по тому, что смилостивился над ней? И что, теперь надо быть ему благодарной за этот щедрый поступок? Нет. Никогда.

– Кому привезти? – осмелилась спросить она.

– Не очень приятным людям, – уклонился от ответа Киллар.

– Таким как вы?

– Как вы считаете, миссис Лоуренс, кто настоящий убийца, тот, кто нажимает на курок или тот, кто говорит это сделать?

Его вопрос привел Джесси в ступор. Как понять этого мужчину? Возможно, ли вообще это сделать? Ей стало интересно, что же конкретно он подразумевал под этим вопросом, но не могла спросить.

– Я не знаю мистер Киллар. Я никогда не встречала убийц до вас, – но это была ложь. Ей до сих пор снились лица тех, кто убил ее мать. Но Киллару не нужно было это знать. Она просто хотела еще раз напомнить ему, кем, она его считает.

– Леди, мне в высшей степени наплевать на то, что вы обо мне думаете, – злостно проговорил Киллар.

– Для вас нет правых и виноватых – вам все равно. Абсолютно все равно кого убивать или похищать, – вспылила Джесси.

Киллар пожал плечами.

– Пистолет не различает кто прав, а кто нет, – спокойно ответил он.

– Действительно, – согласилась Джесси, и ее голос зазвенел от переполнявшего ее призрения к этому человеку. – Но человек различает.

Эти слова эхом отозвались у него в голове. Выглядит она ребенком, но рассуждает как взрослый человек. Эта девчонка отчитывала и осуждала его за ту жизнь, которую он ведет. За поступки, которые он совершает. За мысли, которые он думает.



Елена Игги

Отредактировано: 16.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться