День Дурака

Размер шрифта: - +

Глава 17 Имя следователя

Некоторые вещи не меняются, и это здорово. Например, солнце и здесь вставало на востоке, край неба уже потихоньку начинал светлеть.

- В Калинове сейчас часа четыре утра? – спросила Лиза и сладко зевнула.

- Хрен его знает, - пожал плечами Митя, - я с этой метафизикой скоро умом тронусь. Вон, гляди, тут уже вовсю рассвет занимается, немного – и читать можно будет без фонарика. А отойдешь на пару кварталов – и тебе по полной программе: темнота, хоть глаз коли, снег мокрый – и стена. Не лает, не кусает, а домой не пускает. Дом – вот он, виден – а не подойти, как будто один шаг в тысячу километров растягивается.

- Не «как будто», а так и есть, - заметил Трей, - только не километров, а лет.

Они сидели рядком на небольших бочонках, хорошо просмоленных, плотно укупоренных и поднятых вчера на восточную стену, туда, где ожидался главный удар объединенной армии захватчиков. Ждали. О том, что сегодняшний штурм может для кого-то из них, а может и для всей компании, и самого смешного городка Арса, оказаться последним, не говорили. И не потому, что боялись смерти. А потому, что шли они в этот бой, как сказала Лиза, не умирать – а побеждать. Поэтому и настроение было соответствующее – боевое.

А то, что воевать в Арсе было особо не чем: стрелы закончились, железо подошло к концу, запасы смолы и масла тоже были не вечны, да и самый главный ресурс, люди – вот-вот грозил тоже закончится…

- Мой прадед пережил блокаду, - сказал Митя, - им горячее пришлось. У Медведя, по крайней мере, нет «Большой Берты».

- У нас ее тоже нет, - вздохнул Лапин, - а жаль. Все могло быть гораздо проще.

- Прорвемся, - убежденно повторила Лиза. И неожиданно, глядя на розовеющее небо, затянула негромким, но приятным и верным голосом:

- А не спеши ты нас хоронить,

А у нас еще есть здесь дела…

У нас дома детей мал – мала,

Да и просто хотелось пожить…

 

- А не спеши ты нам в спину стрелять, - подхватил Митя,

А это никогда не поздно успеть,

Лучше дай нам дотанцевать,

Лучше дай нам песню допеть…

 

- А не спеши закрыть нам глаза,

Мы и так любим все темноту…

Раздалось откуда-то снизу. Голос, напористый, ломкий тенорок был незнаком компании «драконов», но попал в тон.

А по щекам хлещет лоза,

Возбуждаясь на наготу.

 

А не спеши ты нас не любить – выводила Лиза,

А не считай победы по дням

А если нам сегодня с тобой не прожить,

То кто же завтра полюбит тебя…

 

Песня плыла над просыпающимся Арсом, и кто не знал слов, подхватывал мелодию, голосом. Она словно соединяла незнакомых людей в общую цепь, по которой вот-вот должен был пройти ток…

 

…А не спеши ты нас хоронить,

А у нас еще есть здесь дела.

У нас дома детей мал-мала,

Да и просто хотелось пожить…

(песня группы «Чайф»)

 

- У вас можно петь такие песни? Просто, не во славу Богов, а для себя? – удивился колдун.

- У нас все можно, - сказал Митя, - Нельзя до смерти умирать.

- Запрещено законом? – недоверчиво сощурился Трей.

- И буквой, и духом, - серьезно подтвердил Митя.

- Харе трепаться, пацаны… и леди, - бросил Лапин.

Командный голос вырабатывать историку не было нужды, и так - он открывал рот, все остальные закрывали, хотя в интонациях Лапина отчетливо звучало не «я тут самый главный», а более спокойное, но и более весомое: «я знаю, как это сделать».

Треп немедленно срезало.

Валера приник к монокуляру, карманной «подзорной трубе» с 20-кратным увеличением, конфискованной на военные нужды из салона «Билайн», в многострадальной «Пятерочке», ухнувшей в портал. Штучка эта, величиной в пол ладони, оказалась удивительно полезной. Лапин даже сумел подсмотреть, как вражеский комин топором брился.

- Зашевелились. Ползут сюда. Думают – туман, так никто их и не видит. Как удачно, словно сам ваш главный святой ворожит! Мешки на месте? Не подмокли за ночь?

- Обижаешь? – уточнила Лиза.

- Нервничаю.

- Тогда ладно, простила. Все в порядке, не нервничай.

- Вон они, сердешные, ползут низами. Ну, сейчас мы им устроим день мексиканской кухни – два бурритас по цене одного! Пакет, - Лапин, не глядя, протянул руку назад. Лиза, ловко вскрыв бочонок выудила оттуда большой пакет с эмблемой «пятерочки» и крупной надписью маркером «перец черный, молотый», и протянула историку. Валера похлопал себя по карманам, добыл швейцарский складной нож, выщелкнул лезвие и аккуратно пропорол пакет.

Тонкая струйка мелкого темного порошка полетела вниз.

- Трей!

Колдун, не подходя к краю, лишь прикрыв глаза, сделал какой-то жест пальцами и кивнул в сторону остальных бочек.

- Сыпьте. Быстро.

Запасы стремительно таяли. Их было и в самом деле немного. Но и со штурмом, похоже, не заладилось. Ни единой стрелы не ударило ни в защитников города, ни рядом. Митя подождал еще немного, и рискнул выглянуть вниз.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться