Дерзкая адептка

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Какой идиот придумал выставить на проверку адептов самого Смерча, когда тот только что стал отцом?! Да этот жеребец ни на шаг не хотел отходить от потомства и приходящей в себя после разрешения от бремени Снежинки!

Персиваль поднял руку, успокаивая животное и краем глаза замечая поверженного мастера Турнэ, что лежал на траве без движения.

Снова упал?

Каким образом он еще остается жив после всех этих неуклюжих выходок? А как он потерял сознание в варьере с ядовитыми змеями на прошлой неделе? И ведь ни одна гадюка его даже не укусила!

Воистину, Гисхильдис потешается над этим человеком, что избрал своей работой уход за животными… порой слишком опасными и грозящими ему смертью.

Но кроме своего куратора, к которому его поставили в помощь, на поляне возле начавшего приходить в себя черного красавца, почувствовавшего уверенную руку друга, стояла девушка.

Не адептка, на ней не было белоснежной формы студентки, лишь плотно обтягивающие ножки дорожные брюки и туника, подпоясанная тонким кожаным ремнем. Кофточка оттеняла удивительные зеленые глаза, что сейчас были широко распахнуты, глядя на него. Словно не ожидала увидеть его здесь. Впрочем, наверняка так и было. Смелая девочка (абитуриентка? Ведь по возрасту вроде бы подходила для первого курса), что захотела помочь бессознательному профессору, думала, что никто не придет на помощь, а тут явился он. И за пару жестов подчинил монстра, встающего на дыбы. Логичное удивление.

Что-то в этой девушке почему-то показалось ему знакомым.

Вот только что?

Нежный овал лица, прямой нос, аппетитные губки и светло-золотистые волосы, мягко падающие на плечи. Этакий ангелок, вкупе с моргающими длинными черными ресницами, призванный внести бурю среди мужского населения Аэгрин. Если эта девушка действительно собирается поступать.

Спонтанно просканировав ее магическим зрением (издержки прошлой профессии), Персиваль не заметил ничего необычного, простая демоница, с силой не выше среднего. Возможно, только излишне смелая или отчаянная, раз вырвалась в круг испуганных выпускников, боящихся приблизится к Смерчу.

Нет, он ее не встречал.

А первое впечатление о возможном знакомстве ранее… можно списать на случайность.

- Ты в порядке?

Девушка вздрогнула, словно очнулась из оцепенения.

- Д-да.

Перси кивнул и обвел взглядом притихшую толпу.

- Лекаря вызвали?

- Да.

- В таком случае, прошу остаться вам двоим, – он указал на ближайших старшекурсников, – и дождаться целителя для мастера Турнэ. Остальные могут расходиться по своим комнатам. По поводу зачета собрание будет собрано позже.

- Но профессор Айнелиас…

Персиваль вздохнул.

- Рила, я же просил не называть меня так. Я не профессор.

- Мастер Айнелиас, – подключился Дилан, пока его сестра покрывалась пятнами смущения, – могу я попросить Вас провести повторный зачет? Думаю, что выражу всеобщее мнение, если рискну ходатайствовать за Вашу кандидатуру на подобных мероприятиях, в связи с тем, что мастер Турнэ…

- Оставим эту тему также для последующего обсуждения, – Перси повернулся спиной к студентам, ведя Смерча за собой.

Сколько раз ему уже предлагали сменить Турнэ?

И это учитывая, что проклятый рабский браслет до сих пор опоясывал его запястье.

Но он не может пойти на это. Для Турнэ работа при Академии – его жизнь. Как загораются глаза этого мужчины, когда он говорит с животными! Как он трепетно относится к каждой твари в огромном отсеке Аэгрин, отведенному для хищников и травоядных!

Нет, Перси не может таким образом предать Турнэ. В конце-концов, именно этот мужчина согласился стать его наставником, предоставив возможность потрудиться вместе с ним на благо Академии.

А студенты… что же, у каждого есть свои любимчики и не совсем приходящиеся по вкусу преподаватели. От этого не убежать.

Интересно только… какое же сложилось впечатление у этой отчаянной зеленоглазой девочки от первого дня на Сулеиме, и, в частности, от столь нетривиального приветствия от Аэгрин.


 

***


 

Он ее не узнал!

Стоял в паре шагов, смотрел прямо ей в глаза, и не узнал!

Миллинарса старалась унять участившийся пульс, радуясь, что выступившую испарину на лбу можно списать на теплый островной климат, не привычный для материка, где она провела всю жизнь, не считая редких вылазок в Свободные Воды, где они с Линой бегали по острову, некогда ставшему подарком киосу Ноалу от родителей на трехсот восемнадцатый день рождения. Если верить слухам, именно там они с сестрой были зачаты.

Будоражащие по своей своевольности слухи, но все же такие романтичные…

Разве это не волшебно, предаваться любви под светом звезд на берегу моря, когда единственными свидетелями вашей близости становятся шелест листвы, да звуки волн, набегающих на белый песок?

Разумеется, ни Лина, ни Гиса, не знали по сей день всех подробностей взаимоотношений между мужчиной и женщиной, но многочисленные книжки, да и слуги, которые порой выбирали для своих утех не самые сокровенные места, помогли принцессам в общих чертах понять, что к чему.

Ей никогда не хотелось опробовать нечто подобное на себе. Да и не было подходящего кандидата, который провел бы ее в мир взросления…

Она проводила взглядом удаляющуюся широкую спину черноволосого демона.

Или был?

Он ее не узнал. Потому что магия, заключенная в ее венах, магия, пропитавшая собой артефакты, что были призваны заглушить для окружающих ее истинное обличье, была сильнее, чем у кто-либо из живущих в Ингиаке.

Это ведь… хорошо?

То, что ее инкогнито осталось не раскрытым?

А она сама, в свою очередь, узнала о местонахождении мужчины, некогда захватившего в плен ее мысли?



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 31.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться