Десять месяцев (не)любви

Размер шрифта: - +

33

 

Полина

 

Предстоящая педагогическая практика и радовала, и страшила Полину. С одной стороны, конечно, прикольно хотя бы ненадолго почувствовать себя настоящим, "всамделишным" учителем. Входить в класс, проверять домашние задания, вызывать учеников к доске и ставить оценки... С другой - ей достались шестиклассники, это же сущий кошмар. Там такие детки, на переменах кровь льётся! Преддверие переходного возраста и ещё не закончившееся детство, гремучая смесь!

А ещё смутно печалило то, что целых две недели Полина не увидит Марка Александровича. Глупо, конечно... и можно сколько угодно заниматься самообманом, уговаривая и убеждая себя в том, что это просто уважение к доценту Громову, потребность в его знаниях, авторитете и постоянных консультациях. Да только какое отношение к авторитету и знаниям имеет его голос?.. А между тем, от его звуков у Полины всякий раз ёкает сердце в груди. А его глаза?.. Разве прилично думать каждую ночь перед сном о глазах своего научного руководителя? А руки?.. Воображать, как они обнимают Полину, осторожно касаются её щёк и губ, пропускают сквозь пальцы её длинные волосы...

Полина сердилась на себя за эти мечты, но, между тем, главным смыслом её существования отныне стали их встречи на кафедре. Были ещё, конечно, и лекции, и семинары, но там внимание Громова рассеивалось по всему курсу, а ей доставались лишь крохи. Редкие взгляды, тёплая ускользающая улыбка... А Полине хотелось большего. Хотелось ещё и ещё...

Стыдно признаться, но тот карандаш, который Марк Александрович по рассеянности оставил в её папке, сделался для Полины едва ли не предметом культа. Она таскала его с собой в сумке, время от времени доставая и осторожно нюхая, хотя умом понимала, что даже если этот несчастный карандашик и хранил когда-то запах Громова, то всё равно уже давным-давно его утратил. Просто... просто она очень скучала по нему, если не видела хотя бы день. Хотя бы мельком. А тут - две недели. Полмесяца!..

Впрочем, оставался ещё крошечный шанс, что Громов поприсутствует хотя бы на одном из её уроков - преподаватели университета контролировали и оценивали практику студентов. Но этим занимались обычно педагоги попроще и пониже рангом. Вон, Илону Эдуардовну наверняка сошлют в школу, чтобы присматривала за пятикурсниками...

Мысли Полины переметнулись на русичку. Странно ведёт себя Илона Эдуардовна, ой, странно... То обдаёт холодом, как Снежная королева, а то едва ли не в задушевные подружки набивается: мол, поплачьте мне в жилетку, госпожа Кострова, я никому не выдам вашей тайны!.. Но, справедливости ради, в гостях у неё Полине было тепло и спокойно. Как-то уютно, по-домашнему. И забота Илоны Эдуардовны казалась искренней, и её желание накормить, напоить чаем, успокоить... Милая, приятная женщина. И с чего тогда Полине показалось, что между русичкой и Громовым есть какие-то внерабочие отношения, что преподавательница - смешно сказать - приревновала его к Полине?.. Они просто коллеги, только и всего.

Кстати, непохоже было на то, что у Илоны Эдуардовны в принципе кто-то есть: в квартире совершенно не ощущалось присутствия мужчины. Даже приходящего... Всё очень миленько, очень по-женски. Впрочем, может быть, они встречаются у него дома или вообще на нейтральной территории... и вообще, Полину это не касается.

Вздохнув, девушка подвинула к себе ноутбук и принялась отстукивать в ворде план-конспект ближайшего урока у шестиклассников. Конспекты эти представляли собой нечто вроде диалогов между придурковатым учеником и не менее придурковатым учителем, но без плана было бы ещё страшнее: сожрут и косточек не оставят.

- Чушь! Прошлый век! Пережитки совка! - с отвращением плевалась Ксения, демонстрируя своё отношение к происходящему. - Неужели современные учителя настолько тупы, что без конспекта не могут объяснить детям басню Крылова? 

Катя же сидела на кровати и накручивала волосы на плойку: снова куда-то собиралась на ночь глядя. Полина искоса посмотрела на неё, но ничего не сказала. Не было ни времени, ни сил, не желания вразумлять взрослую самостоятельную девицу. Пусть сидит себе, творит кудри или локоны, да пусть хоть вавилоны на голове устраивает...* Это её исключительное право.

 

___________________________

*Слегка видоизменённая крылатая фраза из фильма "Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён!": "Такого дяди племянница, а вавилоны на голове устраиваешь!"

 

 



Юлия Монакова

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться