Десять месяцев (не)любви

Размер шрифта: - +

61

 

На творческую встречу Марк, как и предупреждал, пойти не смог - отправился к своим студентам-должникам. А вот Илона была совершенно свободна и решила поглядеть на эту самую Асю, что называется, в деле. 

И не пожалела!

Вниманием аудитории та владела просто потрясающе. Искромётно шутила, балагурила и острила, ни на секунду не "отпуская" зрителя, едко подтрунивала над юными журналистами, блестяще импровизировала, отвечая на самые каверзные и провокационные вопросы, точно заранее готовилась к беседе - но это, разумеется, было невозможно, поскольку вопросы придумывались и задавались из зала прямо на ходу. Некоторые особо скромные личности передавали Асе записки, и она зачитывала их вслух.

Разумеется, не обошли студенты вниманием и знаменитую встречу Аси со всемирно известным иллюзионистом Дэвидом Копперфильдом: когда ей было семнадцать лет, она - первокурсница журфака МГУ - умудрилась взять у заморской суперзвезды интервью.

- Сработали и везение, и убеждённость в собственной гениальности, и отчаянная наглость вкупе с нахальством, которых в те годы мне было не занимать, - смеясь, рассказывала Ася. - Копперфильд был моим кумиром, я по-настоящему им восхищалась, и когда наконец удалось встретиться с ним вживую во время его московских гастролей... я боялась, что просто рухну в обморок от волнения и забуду все заранее заготовленные английские  фразы!

Единственный раз за всё время, когда журналистка растеряла свой задор и раскованность, случился после вопроса о мезенском маньяке - громкое дело полуторагодичной давности, произошедшее на съёмках фильма в Архангельской области. Ася вмиг посерьёзнела и ответила кратко, даже скупо:

- Тогда я чуть не потеряла мужа. Извините, я не готова это обсуждать.*

Очень много времени Ася посвятила такой новомодной профессии, как блогер. Толчком послужила полученная из зала записка, которую она, выразительно артикулируя, зачитала вслух:

- "Блогеры переоценивают собственную значимость, это очевидно. Особенно тёлочки, на которых подписываются из-за сисек и теоретической возможности вдуть".

Среди зрителей раздались сдавленные смешки. Ася обвела аудиторию взглядом и улыбнулась:

- Вы мне льстите, уважаемый аноним. Я уже давно выпадаю из трендов, мне тридцать девять лет, а через пару месяцев, страшно сказать, вообще будет сорок. И что же мне сделать, чтобы не растерять аудиторию и сохранить это "теоретическое желание вдуть"? Бежать за спасительными пушапами?

Студенты громко загоготали. Заведующая кафедрой нахмурилась, не одобряя направление, в котором повернула беседа. Но Ася уже вновь стала серьёзной.

- Как много людей не понимает и недооценивает блогинг! Налицо стереотипное мышление, вот вам говорящий пример - эта самая записка. Из-за подобных стереотипов я часто получаю такие комментарии: "Куда катится этот мир, тексты блогеров уже читают на лекциях по журналистике!" Или: "Да я уеду из страны, если блогеры войдут в учебники!" Войдут, милые, войдут, дайте время.

- Да что трудного в том, чтобы запостить в бложик? - выкрикнул кто-то с места, не вставая. - Многие тексты популярных блогеров высосаны из пальца, у меня лично таких историй - вагон и маленькая тележка!

Журналисты снова сдержанно захихикали, однако Ася невозмутимо отбила подачу:

- Ну так ведите блог! Насосите из своего продуктивного пальца интересные истории и поделитесь ими с неравнодушной общественностью, которая, вон, буквально затаилась в предвкушении...

Студенты заржали, а Ася выждала паузу, чтобы шум стих, и продолжила:

- Публикуйте контент каждый день, чтобы быть в строю, в ротации лучших! Войдите в хит-парад чьих-то мыслей, будьте ежедневно интересны в адской конкурентной среде, следите за трендами, пишите оригинально, работайте с комментариями, терпите хейтеров... Это же так просто! - она усмехнулась. - Ведь в вашем представлении единственный текст, который способна родить ПМС-ная блогерша, на полчасика отвлёкшаяся от примерки бюстгальтеров, - это примитивный набор букв, который совершенно случайно склеился в слова.

Ася снова обвела взглядом аудиторию, всматриваясь чуть ли не в каждое лицо поочерёдно.

- Вы быстро поймёте цену социального капитала, как только попробуете его заработать. Не высмеять с дивана чужой результат, а заработать! - отчеканила она. Никто из студентов больше не улыбался, все внимательно ловили каждую её фразу.

- Интернет - это трибуна для самореализации, нынче каждый может стать сам себе журналистом, писателем и так далее. Но до тех пор, пока люди - и пишушие, и читающие - не поймут, какая сила заложена в слове, для многих всемирная сеть так и останется помойкой для безнаказанного слива внутренней неудовлетворённости. Местом потребительского терроризма. Ведь безнаказанность и анонимность опьяняет: можно, не боясь последствий, прокричать, что у конкурентов в супе - мухи, и никто из прочитавших это больше не придёт к ним в кафе...

Ася глотнула воды из стакана и закончила свою мысль:

- В интернете каждый воружён, но грамотно применять это оружие умеют единицы. Большинство забавляется, как дети: они подло нападают друг на друга из-за спины с криком "пиф-паф", теша себя иллюзиями, что оружие игрушечное, из него нельзя покалечить или убить... А ведь можно. Сила слова, мощь толпы и вес доверия - вот то, чем заряжено ваше оружие.**



Юлия Монакова

Отредактировано: 21.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться