Дети Пепла

Размер шрифта: - +

Декса. Я или я?

Я не помню, как оказываюсь снова в лагере, в своей палатке. Сон то поглощает меня, то вновь уходит. Это жутко выматывает, и на утро у меня такое ощущение, что я только что восстала из могилы.

Артвин с Ремом уже не спят, мне плохо видно за их спинами, что они делают, но через пару минут наш наставник приближается ко мне с какой-то тягучей жидкостью в прозрачной бутылочке. Купол шатра слишком низкий, а потому высокому Арту приходится ходить чуть ли не на четвереньках.

- Как ты? – озабоченно спрашивает он, аккуратно приподнимая мою голову и подставляет ко рту сосуд.

Я с трудом сглатываю безвкусную настойку, содрогаясь от дикой боли в горле.

- Сколько тебе лет, что ты так безответственно, неосторожно, необдуманно – и к тому же ночью! – пошла туда?! – вдруг накидывается на меня Арт. – Ты понимаешь, что могла погибнуть?

- Ладно, Артвин, ей и так не поздоровилось. Потом будешь ругаться, - примиряюще замечает Рем, и выражение лица наставника тут же смягчается.

- Где этот гад? – угрожающе интересуется он.

- Честно говоря, не знаю, - сжимает кулаки друг. – Но, клянусь, ему тоже хорошенько влетело, - разглядывая сбитые в кровь костяшки пальцев, произносит Рем.

- Что у вас тут происходит? – к нам в шатер заглядывает кто-то из воинов, и, заметив меня, нахмуривается. – Что с ней?

- Отойдем? – предлагает ему Артвин, и выходит наружу.

- Ты меня жутко напугала! – Рем осторожно садится рядом со мной, внимательно вглядываясь в мое лицо. – Я думал, что ты… ну того… уже…

- Уж прости, - с трудом сиплю я, и тут же жалею, что вообще открыла рот – становится жутко больно.

Раны на горле пульсируют, будто кровь до сих пор хлещет из них. Хочется снова раствориться в спасительном сне, но ничего не выходит.

- А я проснулся, когда ты вышла из шатра. И сразу почуял неладное, - принимается рассказывать Рем. – Решил проследить и убедиться, что все в порядке. Поначалу наблюдал отсюда, но потом ты начала удаляться от лагеря, я подумал, что ты пить хочешь, хотел было уже возвращаться в постель, но что-то дернуло пойти следом. Правда, я сильно отстал. А ходишь ты уж слишком бесшумно. Потом уже, когда услышал твой крик, перепугался за тебя, а когда подоспел – выглядело все так, будто этот кретин тебя убил…

Я начинаю нервно улыбаться, чем удивляю даже саму себя.

- Арт обработал твои раны. У него была аптечка припрятана, - смотря в сторону, продолжает юноша. – Но, боюсь, Корну все равно ничего не будет. Все же сынок вождя местного. Такие гады вечно выходят сухими из воды.

Я молчу, пытаясь придумать соответствующий план мести, но мысли смешиваются с болью. Даже дышать трудно – готова поспорить, все мое тело – один сплошной синяк.

Следующие несколько дней меня никто не трогает. Близняшки-врачеватели хотят перенести меня в свой шатер, но Арт уверяет их, что мне будет лучше с друзьями. Силия и Криола уступают, но теперь каждый день навещают меня.

- Мы не знаем всей правды, - в одно из посещений произносит Силия. – Но выглядишь ты ужасно. Синяки точно нескоро пройдут. Но тебе повезло – порез на горле почти незначительный.

Арт с Ремом тем временем пытается отыскать следы ДЫМника. Каждый вечер они приносят мне мою порцию еды и терпеливо ждут, пока мне удастся съесть хоть немного, рассказывая обо всех событиях прошедшего дня.

- Мне кажется, ДЫМник до сих пор где-то в лесу, - делится своими мыслями Арт. – Но как он так хорошо прячется, ума не приложу! Так что давай-ка, Декса, вставай на ноги, ты нам нужна.

Я уже сбиваюсь со счета, сколько проходит дней с того жуткого события. Корн почти не попадается мне на глаза, лишь раз я замечаю его на трапезе. Заплывшие глаза и выбитая пара зубов не могут не радовать.

Однажды по поселению прокатывается новость о пойманном лазутчике из вражеского племени. Народа таким уже не заинтересуешь, но мне становится интересно. Я торопливо выхожу из шатра, надеясь посмотреть на лазутчика. Быть может, он из моего родного племени.

Снаружи как обычно кипит работа, хотя до рассвета еще далеко. Из палатки вождя слышатся громкие разговоры, несколько мальков с интересом стоят рядом, пытаясь услышать что-либо, но когда замечают меня – тут же разбегаются. Я останавливаюсь, делая вид, что происходящее меня не интересует, но как только конвоир выводит из шатра того самого лазутчика – у меня перехватывает дыхание.

Это была я сама!

Я даже вздрагиваю, когда рядом со мной появляется Рем. Меня настолько переполняют чувства и эмоции, что я едва могу шепнуть другу на ухо:

- Это я, Рем! Я!

Парень напрягается и переводит взор на пленницу. А та в свою очередь начинает нервничать от наших взглядов. Теперь я понимаю, что будет дальше. На рассвете нас ожидает травля.

 

 



Keola Latro

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться