Дети Пепла

Размер шрифта: - +

Турмалина. Опасность Тендуа

Постепенно я привыкла к отвратительному запаху сырости, что окутывал подземелья. И мне даже показалось это место привлекательным. Дамиен задумчиво шагал рядом, а я украдкой изучала его лицо в свете растений.

В сумраке его бледная кожа и светлые волосы казались еще более яркими, и это было необычно. Раньше я считала альбиносов – плодом фантазии отца.

- Что? – нарушил мои мысли внезапный вопрос юноши. – Хоть у меня не такое уж зоркое зрение, но пристальный взгляд на себе я все же ощущаю.

Тут же вспыхнули огнем мои уши, и я постаралась прикрыть их волосами, дабы не выдать, насколько меня смутило то, что меня засекли.

- Просто рассматриваю, - буркнула я неразборчиво, на что парень только по-доброму усмехнулся.

- Не переживай, я привык к тому, что моя внешность привлекает внимание всех и вся. Неужели ты думаешь, что я просто так вечно таскаю на себе плащ с капюшоном? Не, точно уж не от большой любви к нему, - Дамиен иронично покачал головой. – Да он даже неудобный! Особенно, когда нужно пролезть в узкие коридоры подземелий.

Я лишь развела руками, не зная, что и ответить.

- Здесь скоро будет небольшая пещерка, - отвлекся от разговора о кожаном плаще мой спутник. – Там отдохнем немного и подумаем.

***

Я и представить не могла, что под словом «пещерка», юноша имел в виду действительно очень маленькое помещение, в которое мы едва втиснулись. На удивление, в там было не так уж сыро, даже воздух казался теплым и шел словно откуда-то сверху. Настроение разом улучшилось, воспоминания о неприкаянных душах почти выветрились из головы, а единственным напоминанием об ордикалах осталась книга. Дамиен расстелил плащ, тут же плюхнулся на него, откидываясь спиной на каменный свод, и похлопал ладонью по новоиспеченному сиденью, призывая меня присоединиться.

- Мы когда-то заблудились с Алас здесь, - вдруг произнес он, внимательно рассматривая маленький томик в моих руках. – Мелкие были, перепугались до смерти. Но нас нашли ордикалы. Так мы и узнали об этом народце. Они добрые такие… были. Потом мы пару раз сбегали от бабушки и спускались к ним…

Взгляд парня затуманился и погрустнел, он взял в руки книгу и распахнул ее в самом конце. В полутьме мне удалось разглядеть название: «Мир в руинах».

- Но творения у них, я смотрю, совсем драматичные, - мне никак не удавалось сопоставить образ светлых и хороших маленький человечков с тем, какие стихи они писали.

Дамиен лишь кивнул, водя пальцем по строкам.

- Весь мир наш руинах, а мы - его прах,
Пустое место, бродячие души...
Не скинуть оков, на сердце - лишь мрак,
Каждый сам за себя, и никто здесь не нужен.

Надежда забыта, и вверх не подняться.
Нам не раствориться в тумане ночном.
И вынужден каждый во мгле оставаться,
Кляня доброту, что ушла тем путем,

Которым живым ни за что не покинуть
Владения страха и вечной зимы.
Мы можем лишь в грезах обыденных гибнуть.
Страдая, что сами себе не нужны....

Нам не выжить на этой планете!
Небеса отравлены ядом.
И не вырастут здесь наши дети.
Смерть - заслуженная награда...

Скитания долгих десятилетий,
Раздавят сознание, оставив дыру.
Нас много пустышек бродило на свете.
Зачем были созданы мы, не пойму.

Настанет тот час, что так долго мы ждали.
Падут на песок жалкой грудой тела...
Наш мир погибает, давно это знали,
Но только теперь мы раскрыли глаза.

Все долгое время, что тупо страдали,
От одиночества и пустоты.
Мы глупо себя в серой мгле потеряли.
И вот, теперь поздно, мосты сожжены...

Голос Дамиена умолк, но его отголоски все еще плясали в моих мыслях. Остекленевший взгляд юноши пугал, как и интонация, какой он прочел это стихотворение.

- Это последний стих, - грустно пробормотал парень. – И написан он в спешке, почерк неровный и беглый.

- Ты думаешь, они все погибли? Но ведь там не было тел…

Юноша встряхнул головой и потер глаза, пытаясь сфокусировать зрение. Веточка, излучающая свет начала постепенно гаснуть, что явно было недобрым знаком. Дамиен, казалось, подумал о том же.

- Не переживай, выберемся, - попытался он взбодрить меня, но голос его едва заметно дрогнул.

Повисла тянущаяся и противная тишина, явно напрягающая нас обоих. В моей голове мысли лихорадочно вертелись, но придумать стоящую тему для разговора не получалось. Дамиен же беспорядочно листал страницы книги, невидящим взглядом уставившись в одну точку.

- Слушай! – вдруг встрепенулась я. – Расскажи мне про того ребенка, что забрел к вас с поверхности.

Юноша аккуратно отложил книгу в сторону и слегка нахмурился.

- Рассказывать особо нечего… Я его видел лишь мельком. Знаю только, что ранним утром его обнаружили у Книги, сидел и заливался слезами прямо посреди главной площади. Наши-то все друг друга знают, а этот чужак, сразу видно. Алас мелких любит, хотела его успокоить. Но едва она к нему приблизилась – ребенок сам замолк, - Дамиен коротко вздохнул. – И заговорил, чем до ужаса напугал всех. Алас потом рассказывала, что голос у него оказался очень низким и шелестящий, будто и не его вовсе!

- И что он сказал? – тихо спросила я, чувствуя, как по спине пробежал холодок.

- Что на поверхности скоро все вымрут, будто люди гибнут направо-налево, и лишь смерть торжествует…

Я стиснула руки в кулаки и скептически дернула плечами.

- Но ведь это неправда! Да, у нас племена воюют. Но так было всегда, и до массовых сражений почти никогда не доходило…

- А зачем они враждуют? – заинтересованно повернулся ко мне юноша.



Keola Latro

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться